Российские БПЛА: состоится ли прорыв?

Бурное развитие беспилотных ударных технических средств может быть приостановлено Генеральной Ассамблеей ООН. Во всяком случае, такая инициатива сейчас продвигается рядом государств. Впрочем, все постоянные члены Совета Безопасности ООН обладают правом вето, и, к примеру, те же США могут этим правом воспользоваться – именно эта страна сейчас является бесспорным лидером в области разработки и применения беспилотников. Инициатор запрета – Пакистан.

Петербург – Казань: ждем испытаний?

Операции США против Аль-Каиды, в которых применялись беспилотники, Пакистан рассматривает как посягательство на свой суверенитет. Американские летающие роботы атаковали цели на территории Пакистана 35 раз в 2008 году, 117 – в 2010 году, 64 – в 2011 году и 46 – в 2012 году. Эти операции ЦРУ проводит в рамках программы по предотвращению потенциальных терактов в отношении граждан США.

Беспилотные летательные аппараты (БПЛА) доказали свою эффективность. В России же только начинают подступаться к комплексному решению проблемы внедрения этих средств, хотя история вопроса насчитывает уже много лет. На самом деле, нам стоило бы поторопиться, иначе уже истраченные деньги и усилия в очередной раз могут оказаться напрасными.

Над отечественными проектами БПЛА работают в Петербурге и Казани. Как заявил замминистра обороны РФ Александр Сухоруков, в 2014 году должны состояться испытания первого ударного беспилотника российского производства. По его словам, к этому времени будет готов опытный образец ударного БПЛА и начаты государственные испытания.

В 2012 году был подписан контракт с компаниями «Сокол» и «Транзас» на разработку ударных беспилотников. В том же году обещали провести и первые испытания, однако их не было (впрочем, прошёл ряд испытаний в других российских компаниях – испытывались аппараты разных параметров и разного функционального назначения).

Напомним: в октябре 2011 года тендер стоимостью 2 млрд рублей на опытно-конструкторскую работу (ОКР) БПЛА весом 1 т выиграла петербургская компания «Транзас» – разработчик морских и авиационных навигационных систем. А в конкурсе на научно-исследовательскую работу (НИР) по созданию БПЛА весом

5 т (стоимость 1 млрд рублей) победило казанское предприятие ОКБ «Сокол». Между этими компаниями заключено соглашение о стратегическом партнёрстве.

Путь к созданию российских БПЛА оказался достаточно тернистым. Памятна печальная история с концерном «Вега», от услуг которого минобороны отказалось, бесплодно истратив 5 млрд рублей. В ноябре 2009 года испытание сконструированного «Вегой» беспилотного самолёта «Аист» завершилось тем, что аппарат при сильном ветре задел крылом препятствие и взорвался.

В январе 2010 года СМИ сообщали со ссылкой на неназванные источники, что компания «Туполев» занимается разработкой проекта беспилотника средней дальности, в основу которого частично должен был лечь разведывательно-ударный комплекс с аппаратом Ту-300.

С тендером 2011 года всё тоже обстояло не гладко. Корпорация «МиГ» подавала в арбитражный суд иск о признании недействительным госзаказа, размещённого в Казани. Пожалуй, нет смысла вдаваться в суть взаимных претензий и их предысторию, однако объективно такие конфликты интересов не способствовали ускорению процесса создания БПЛА.

В конце прошлого года минобороны почти официально сообщало, что армия получит отечественные беспилотники уже в 2013 году. Речь шла разведывательных комплексах с беспилотными аппаратами малой дальности (до 100 км). Такой комплекс (разработчик – ООО «Специальный технологический центр», Санкт-Петербург) состоит из базовой станции и нескольких БПЛА. Перевозится он в автомобиле УАЗ или «Рысь». Масса БПЛА – около 10 кг. Он способен передавать видеосигнал с расстояния до 120 км и находиться в полете более 10 часов.

Уральцы из Израиля

Пока процесс с созданием 100% отечественного аппарата затягивается, в армии используются израильские беспилотники «Вird Еye-400» и «Searcher MK2». Они проходят опытную эксплуатацию в моздокской экспериментальной разведбригаде. На Уральском заводе гражданской авиации развёрнуто производство «Застав» и «Форпостов» на базе этих аппаратов. Их испытания, по сообщениям ОПК «Оборонпром», проходят с начала декабря 2012 года на лётной базе «Салка» под Нижним Тагилом. Они проводятся в рамках выполнения гособоронзаказа по поставке Минобороны РФ систем с БПЛА, предусмотренной госпрограммой вооружения.

По сообщению «Оборонпрома», системы работают без сбоев несмотря на сложные погодные условия: «В отдельные дни температура на базе опускалась до отметки –300, а в условиях реальных полётов на высотах 2000 м достигала –500».

Уральское сборочное производство – результат конктракта, заключённого в 2010 году между ОПК «Оборонпром» и компанией Israel Aerospace Industries Ltd. (IAI). Израильская сторона обеспечила техническую документацию, оборудование, контрольно-проверочные стенды и тренажёрные комплексы. IAI поставляет комплектующие узлы и агрегаты и проводит обучение технического персонала Уральского завода гражданской авиации.

Однако в соответствии с требованиями времени давно пора оснастить беспилотными системами не только разведбригады, но, желательно, все части ВДВ, мотострелковые, танковые, артиллерийские бригады. Спектр применения аппаратов широк, и их пользу трудно переоценить. Только БПЛА малой дальности вооружённым силам требуется не менее 50 штук.

В декабре минувшего года стартовали и войсковые испытания малогабаритного разведкомплекса «Искатель» с БПЛА российского производства, разработанными на Омском радиозаводе. Эти испытания прошли на территории Тульской области. Как сообщили руководители проекта, в целом комплекс готов к госиспытаниям, однако его нужно доработать в соответствии с потребностями ВДВ. Это будет либо облегчённый комплекс, который сможет переносить и обслуживать один десантник, либо доработка будет произведена в сторону улучшения характеристик (например, продолжительности полёта), но тогда для транспортировки потребуются два человека. Но даже в этом варианте вес аппарата будет не больше 10 кг. Примерная стоимость комплекса (с базовой станцией в рюкзаке, планшетным компьютером, и двумя летательными аппаратами) составит около 3 млн рублей. Работать «Искатель» сможет, в частности, в горных условиях.

Сэкономил – считай заработал

Вполне возможно, прорыва в области производства небольших беспилотников можно ожидать даже в ближайшее время. Что же касается многотонных комплексов многоцелевого назначения (класса «макси»), способных нести на борту вооружения, аппаратуру и т. д., а также лететь автономно от 15 до 24 часов,– для их производства требуются совместные усилия целых отраслей, современная производственная база.

Кроме того, потребуется спроектировать пункты управления и техобслуживания, обучить и обеспечить нормальными условиями жизни и работы персонал (причём в разных климатических условиях – ведь базы будут размещены и в Арктике, и на юге страны). Но другого пути у нас нет. В современном мире важен и ресурс использования беспилотников (как для военных, так и для гражданских целей) при совершенствовании телекоммуникационных сетей и навигации.

Вне всякого сомнения, оснащение Вооружённых сил современными беспилотными средствами (не только БПЛА, но и наземными и подводными аппаратами, которые успешно испытываются и внедряются во многих странах) – задача насущная.

Если говорить об обороноспособности, об антитеррористической защите и т. д., то производство и эксплуатация таких систем дадут больше результатов, чем традиционные технические средства, принесут существенную экономию денежных средств и человеческих ресурсов, а также станут локомотивом совершенствования оборонной (и не только оборонной) инфраструктуры. Но, опять же, очевидно, что развитие этой сферы оборонной отрасли пока ещё наталкивается на общеэкономические и другие препятствия, лежащие вне компетенции конструкторов и испытателей.

Станислав Ковальский

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры