Беспилотники и террористическая угроза

Автор: Владимир Карякин, кандидат военных наук, полковник в отставке, преподаватель Военного университета Министерства обороны РФ 

 

Начало XXI века отмечено применением беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) практически во всех промышленно развитых странах мира. 

 

Благодаря внедрению ряда информационных технологий беспилотники стали эффективным средством решения широкого круга военных задач, которые можно подразделить на два основных вида: 

  • разведка, поиск и наблюдение объектов и территорий в районах боевых действий, а также территорий, опасных для человеческого организма; 
  • выполнение боевых задач в районах, хорошо защищенных средствами ПВО, когда существует большая вероятность потерь экипажей и дорогостоящей техники. 

К этому следует добавить то обстоятельство, что отсутствие экипажа на борту летательного аппарата позволяет сделать его более компактным, дешевым, а возможность дозаправки в воздухе дает ему возможность практически неограниченного времени нахождения в полете, что не представляется возможным для пилотируемых средств. Последнее качество придает БПЛА функции и свойства оружия стратегического радиуса действия, что вполне соответствует американской доктрине глобального проецирования военной силы.

Вместе с тем технический прогресс в данной области имеет и теневую сторону. Это касается использования беспилотников в террористических целях. Беспилотники обладают многими свойствами, которые делают их потенциально идеальным средством для осуществления террористических атак. Они управляются анонимно и дистанционно, при этом не несут риска для оператора, дешевы и легки в управлении, их можно использовать по одному или группой для достижения желаемого эффекта. 

В 1990-е годы в качестве средств для осуществления террористических атак[1] рассматривались противокорабельные крылатые ракеты и пилотируемые самолеты. Тогда исследования касались угроз, исходящих от государств так называемой «оси зла», а не террористических организаций. Однако в последние годы эксперты стали рассматривать более широкий спектр применения БПЛА в террористических целях[2]

Анализ показывает, что с точки зрения террористов БПЛА имеют следующие привлекательные особенности для осуществления атак: 

  • возможность атаки площадного объекта с целью поражения большого количества людей с использованием химического или биологического оружия, а также путем распыления радиоактивных материалов; 
  • скрытность подготовки теракта и широкие возможности в выборе места старта беспилотника; 
  • возможность достижения большой дальности и приемлемой точности ударов за счет применения недорогих и доступных технических решений; 
  • низкая эффективность борьбы существующих систем ПВО с низколетящими, малоразмерными БПЛА; 
  • высокая экономическая эффективность применения беспилотников по сравнению с ракетами и пилотируемыми летательными аппаратами; 
  • возможность создания сильного психологического эффекта, панических настроений среди населения и давления на политиков. 

Несмотря на то, что еще не было прецедентов применения БПЛА в терактах, есть информация о том, что такая возможность террористами изучалась[3].

События 11 сентября 2001 года показали, что необходимо быть готовыми к отражению любых, в том числе и высокотехнологичных угроз. Проблема нераспространения крылатых ракет и БПЛА, а также борьбы с ними, после произошедших событий стали предметом пристального внимания Конгресса, министерства обороны и других государственных органов Соединенных Штатов[4]. В 2009 году корпорация RAND отмечала, что «террористы рассматривают применение беспилотников как один из возможных способов атаки наряду с другими вариантами».

Террористическая угроза, которую несет применение БПЛА, для России также является реальностью. Как показывает анализ, потенциальную угрозу в руках террористов могут представлять беспилотники весом до 100 кг, способные нести боевую нагрузку от единиц до нескольких десятков килограммов[5].

К данному классу следует отнести прежде всего серийно выпускаемые беспилотники гражданского назначения. Однако вероятность их применения мала ввиду того, что их количество незначительно, а применение носит лишь эпизодический характер. Однако это не снимает вопрос с повестки дня, так как в недалеком будущем они найдут широкое применение во многих областях экономики.

Политика России 

Важную задачу, стоящую перед российскими государственными органами, представляет заполнение правового вакуума в сфере применения БПЛА в народном хозяйстве. В России пока нет органа, регулирующего приобретение и лицензирование использования гражданских беспилотников. Такие организации, как Федерация любителей авиации, Федерация сверхлегкой авиации и Федерация воздухоплавания данными вопросами не занимаются.

Главком Воздушно-космических сил России генерал-полковник Виктор Бондарев: 
«В России в интересах военных создаются конвертопланы и тяжелые беспилотники. В дальнейшем беспилотники смогут встраиваться в единую систему управления и работать «стаей». Этот шаг позволит сделать дешевле подготовку операторов БПЛА». 

Очевидно, что предупреждение опасности терроризма с использованием гражданских БПЛА окажется неэффективным, если не будут урегулированы правовые вопросы в данной области. В настоящее время продажа гражданских беспилотников в России не ограничивается, а при небольшом ее объеме не представляет трудностей отследить продавцов и покупателей. Если в будущем объем продаж возрастет, то встанет вопрос о контроле со стороны государства оборота и использования данных летательных аппаратов. Возможно, придется ввести ограничения на технические характеристики беспилотников, реализуемых на российском рынке, и определение категорий пользователей данных аппаратов; эти категории будут подлежать разным уровням контроля и определять сферы их использования.

Что касается переоборудования в БПЛА пилотируемых самолетов общего назначения, способных нести несколько сотен килограммов боевой нагрузки на расстояние до 1000 км, здесь следует отметить наличие широкого поля деятельности для террористов.

На российском рынке можно приобрести без каких-либо ограничений несколько типов самолетов стоимостью от 10 тыс. до 100 тыс. долларов США. Такие самолеты оснащаются системами навигации и автопилотами. Многие производители авиационной техники предлагают покупателям системы автоматического управления полетом стоимостью до 35 тыс. долларов США[6].

Очевидно, что самолеты авиации общего назначения (АОН) могут стать средством совершения террористических атак, как это было в США 11 сентября 2001 года. Наличие автопилота облегчает решение данной задачи. Тем не менее, переоборудование самолета АОН в БПЛА потребует значительных усилий, а выполнить это скрытно на аэродроме базирования не представляется возможным. По этой причине создание подобных аппаратов в РФ представляется маловероятным.

Самодельные БПЛА и терроризм 

Наибольшие опасения вызывает ситуация в области любительского авиамоделизма, который благодаря успехам в области электроники приобрел новые качества и стал доступен массовому потребителю. В первую очередь эти успехи относятся к возможности использования информации космических радионавигационных систем GPS и ГЛОНАСС.

О доступности построения моделей с высокими летными характеристиками говорит пример создания модели ТАМ-5 весом всего около пяти килограммов, которая, стартовав в Канаде, совершила перелет через Атлантический океан в автономном режиме и, преодолев расстояние около 3000 км, через 39 часов приземлилась в Ирландии[7].

Следует отметить, что в нашей стране с советских времен сохранились богатые традиции авиамоделизма. Но в условиях отсутствия государственной поддержки спортивный авиамоделизм превратился в увлечение энтузиастов. Тем не менее, в авиамодельных клубах крупных городов насчитываются десятки тысяч членов. Так, в Московский клуб авиамоделистов входят 45 территориальных городских коллективов, в которых в 2003 году занималось 1300 детей[8].

Если сравнивать с советскими временами, в распоряжении сегодняшних авиамоделистов имеются не только серийно выпускаемые комплектующие: двигатели, устройства радиоуправления, сервоприводы, системы автоматической стабилизации полета, приемники информации космических навигационных систем, но также им предлагается большой ассортимент готовых авиамоделей. При этом можно приобретать не только модели, требующие большого опыта пилотирования, но и простые в управлении и устойчивые в полете аппараты, предназначенные для новичков, стоимостью до 1000 долларов США. По состоянию на 2003 год, годовой оборот только московского авиамодельного рынка составил порядка 1 млн долларов[9].

Анализ показывает, что для использования в теракте к авиамодели предъявляется только одно требование: доставка груза заданной массы по заданному маршруту к цели. При этом можно предположить, что ни на этапе пуска, ни в процессе полета теракт предотвратить не удастся, так как подобные действия не вызовут подозрений у окружающих. Такой аппарат не будет испытывать больших перегрузок, характерных для спортивных моделей, выполняющих фигуры высшего пилотажа. Поэтому в качестве носителей боевой нагрузки можно использовать относительно простые и устойчивые в полете конструкции, а управление такой моделью доступно любителю. Причем подготовку такого летательного аппарата к теракту, включая его летные испытания, можно осуществлять вполне легитимно, поскольку такая деятельность не регламентируется и не контролируется.

В разобранном виде такой беспилотник умещается в багажнике автомобиля, а процесс сборки и подготовки к вылету занимает от нескольких минут до одного часа. Неприхотливы такие аппараты и к условиям старта. Авиамодели весом до 4 кг могут стартовать с руки. Для старта более крупных беспилотников можно использовать асфальтированные дороги, открытые площадки, простейшие катапульты или багажник автомобиля[10].

 Угроза терактов с применением БПЛА усугубляется тем обстоятельством, что в мире отсутствует эффективная система защиты от подобной угрозы. Современные системы ПВО разрабатывались для отражения массированного налета пилотируемой авиации. По оценке экспертов, даже в лучшие времена советская ПВО имела ограниченные возможности по защите административно-политических и промышленных центров от налета крылатых ракет[15].

После распада СССР потенциал системы ПВО упал ниже критического уровня. Сообщалось, что в системе ПВО столицы (С-50) в результате сокращений не осталось ни одного полка постоянной готовности. Москва и Центральный промышленный район не имели прикрытия от возможных ударов не только перспективных, но и имеющихся на вооружении развитых стран средств воздушного нападения. Система С-50 была способна перехватить лишь 12–15 из 100 крылатых ракет полками сокращенного состава, и только после их пополнения до полного состава ее возможности по перехвату могут возрасти до 28 из 100 крылатых ракет[16].

При этом не следует забывать также и о средствах обнаружения воздушных целей. По оценке бывшего командующего Радиотехническими войсками ПВО генерал-лейтенанта в отставке Г.К. Дубова, по состоянию на 2000 год зона контроля на высоте 10 км составляла 55%, а на малых высотах (до 1000 м) – 23%. Дежурное радиолокационное поле в те времена отсутствовало даже над Москвой[17].

В таких условиях, если пуск БПЛА будет осуществлен террористами на расстоянии нескольких десятков километров от объекта атаки, а полет до него займет 15–30 минут, эта система ПВО окажется не в состоянии предпринять какие-либо меры. Здесь важно отметить, что РЛС контроля воздушного пространства осуществляют фильтрацию целей по их минимальной скорости для селекции ложных целей, которыми могут быть, в частности, птицы, скорость которых близка к скорости мини-БПЛА. Такие летательные аппараты, летящие на высоте около 100 м со скоростью до 100 км/ч, по характеристикам отраженного сигнала больше похожи на птиц, чем на средства воздушного нападения. Более того, РЛС не сможет обнаружить БПЛА, летящий в черте города на небольшой высоте над зданиями, из-за многочисленных отражений зондирующих радиосигналов от крыш домов, обладающих значительно большей отражающей поверхностью, чем малоразмерный беспилотник.

Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что защититься от мини-БПЛА террористов можно только путем организации воздушного патрулирования вертолетов над охраняемыми объектами и в районе возможных пусков БПЛА.

Выводы:

  1. Анализ характеристик БПЛА различных классов показывает, что использование их террористами представляет вполне посильную задачу с технической и организационной точки зрения. Технический прогресс и дальнейшее распространение БПЛА в военной и гражданской сфере будут способствовать возрастанию такой угрозы. 
  2. Наибольшую опасность представляет использование террористами БПЛА для доставки средств массового поражения. Но и в обычном снаряжении они могут причинить значительный материальный и психологический ущерб и вызвать многочисленные человеческие жертвы. 
  3. Применительно к России наибольшую опасность представляют любительские мини-БПЛА – ввиду того, что необходимые знания, навыки, а также оборудование для создания таких аппаратов могут быть получены бесконтрольно. Поэтому любительский авиамоделизм должен стать зоной приоритетного внимания со стороны государства. 
  4. Главная задача, которую необходимо решить российским государственным органам, – это заполнение правового вакуума, существующего в сфере применения БПЛА в народно-хозяйственных целях. При этом важно, чтобы вводимые ограничения и правила приобретения и использования данных средств не оказались тормозом для широкого внедрения аппаратов там, где это экономически оправданно. 
  5. Существующая система ПВО РФ неэффективна для борьбы с мини-БПЛА террористов, поскольку она разработана для решения других задач. По этой причине основное направление борьбы с мини-БПЛА террористов должно быть реализовано на осуществлении контроля воздушного пространства над охраняемыми объектами в особые периоды (олимпиады, чемпионаты, конгрессы, саммиты и пр.). При этом представляется, что данная задача может быть решена совместными усилиями спецслужб и общественности, которая осознает угрозу и проявляет бдительность в данном вопросе. 

2017г., август 
"Новый оборонный заказ. Стратегии" 


 

[1] Dennis M. Gormley. Hedging Against the Cruise Missile Threat. Survival. International Institute for Strategic Studies, Spring, 1998, P. 92–111.

[2] Dennis M. Gormley. New Developments in Unmanned Air Vehicles and Land Attack Cruise Missiles. SIPRI Yearbook 2002: Armaments, Disarmament and International Security, 2003.

[3] Michael Gips. A Remote Threat Security Management Online, October 2002.

[4] Nonproliferation: Improvements Needed to Better Control Technology Exports for Cruise Missiles and Unmanned Arial Vehicles. Report to the Chairman, Subcommittee on National Security, Emerging Threats and International Relations, Committee on Government Reform, House of Representatives, GAO-04-175, January 2004.

[5] Мясников Е. Угроза терроризма с использованием беспилотных летательных аппаратов: технические аспекты проблемы. Центр по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ, Долгопрудный, 2007. С. 7.

[6] Dennis M. Gormley. UAVs and Cruise Missiles as Possible Terrorist Weapons. New Challenges in Missile Proliferation, Missile Defences and Space Security. Ed. By James Clay Moltz, Occasional Paper №12, Center for Nonproliferation Studies, Mauntbatten Centre for International Studies, July 2003.

[7] http://www.interestingprojects.com/cruisemissile/

[8] Ручная авиация. «Коммерсант – Деньги». 25 августа 2003.

[9] Там же.

[10] Таким образом осуществляется взлет БПЛА «Поиск-2» НИИПФМ ХАИ, http://www.khai.edu/niipfm/russian/sapsan-ru.html/

[11] При составлении таблицы использовались материалы, опубликованные на официальных сайтах разработчиков БПЛА: http://www.dpla,ru, http://www.khai.edu/niipfm/index.htm, а также работа А. Смолякова: Первым делом самолеты без пилота // Авиация общего назначения, №7, август 1995.

[12] Максимальная дальность полета ограничивается не столько количеством топлива на борту, сколько дальностью связи БПЛА с наземным пунктом управления, которая определяется мощностью наземного радиопередатчика.

[13] Мини-БПЛА «Фазан» предназначен для тренировки расчетов ПВО.

[14] Масса системы управления «Отшельник» составляет 0,3 кг, http://www.dpla.ru/otshelnik/otshelnik.pdf

[15] John W.R. Lepingwell. Soviet Strategic Air Defense and the Stealth Challenge. International Security, Fall 1989, Vol. 14, № 2. Р. 64–100.

[16] Ходаренок М., Тихомиров Ю. Программа перевооружения по бизнес-плану // Независимое военное обозрение, 22 августа 2003; Гапотченко О.О. В ожидании нового Руста // Военно-промышленный курьер, 24 декабря 2003.

[17] Дубов Г.К. России грозит слепота // Независимое военное обозрение. 28 апреля 2000.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры