Валерий Побежимов: Выпускать крылатые ракеты проще, чем мишени для них…

О том, какие технические и маркетинговые решения позволили компании "ЭНИКС" выйти в лидеры сегмента производства беспилотников и какие решения в этой сфере перспективны, рассказывает директор и главный конструктор АО "ЭНИКС" Валерий Побежимов

 

 


На ваш взгляд, можно ли российское производство беспилотников считать диверсифицированной отраслью?

– Уже долгое время разведывательные БЛА нашего производства закупает не только Минобороны РФ, но и ФСБ, МВД, МЧС, ФБУ "Авиалесоохрана" и ряд других структур. Лучшего доказательства того, что БЛА давно служат "на гражданке", не придумаешь. И кстати, на свою продукцию мы не получаем никаких нареканий не только от военных заказчиков.

Но военная составляющая, конечно же, остается главной. Могу сказать, что наши модели военного назначения стабильно занимают минимум второе место на соревнованиях в рамках военно-технических форумов. В частности, на "Армии-2018" мы уступили только Казахстану с БЛА израильской разработки.

Почему именно ваша продукция пользуется высоким спросом у заказчика?

– Нашим кормильцем в буквальном смысле этого слова служит комплекс малоразмерной воздушной мишени наземного старта Е95. Он прошел госиспытания, принят на вооружение и включен в поставки по воинским частям. Впрочем, подчеркиваю, госиспытания прошли и все наши разведывательные аппараты.

Одно из преимуществ Е95М состоит в том, что на мишени устанавливается пульсирующий воздушно-реактивный двигатель, который не применяется больше нигде в мире. Это наше ноу-хау, пока его никто "повторить" не может. Двигатель не имеет движущихся частей, не требует сложного обслуживания, устойчив к пыли, грязи, атмосферным осадкам.

Грубо говоря, мишеней нужно столько же, сколько предполагается выпустить ракет. Разработки наших конкурентов зачастую проигрывают по цене. Многие производители предлагают продукты по цене крылатой ракеты, а то и дороже. Можно сказать даже, что выпускать крылатые ракеты проще, чем мишени, ведь мишени должны имитировать всевозможные цели.

Преимущества только в двигателе?

– Наши мишени – многоразовые. Зафиксированы случаи использования отдельных наших мишеней до 25 раз. Уточню, на мишени устанавливается прибор, фиксирующий пролет снаряда вблизи от нее: ракурс, дистанция промаха – все документируется и поступает в центр управления для "разбора полетов".

Разработчики ЗРК ценят то, что они могут изучить реальную эффективность своих стрельб. После выстрела мишень садится – и испытатели видят, например, где, сколько и как прошло осколков. Сами понимаете, это – не ракета-мишень, которая взорвалась, но при этом что конкретно послужило поражающим фактором, так и осталось загадкой.

А поскольку на стрельбах вместе с производителями ЗРК присутствуют и покупатели, они вместе с зенитными комплексами закупают и наши мишени.

Разве мишень "выживает" после попадания?

– Сама мишень довольно мала, и наверняка в нее попасть крайне трудно, что, впрочем, только увеличивает экономическую выгоду от ее использования. Соответственно, все образцы оснащаются системой "Промах", которая документирует промахи по цели или "условные попадания". Очень часто после поражения срабатывает парашютная система, и остатки мишени приземляются.

Таким образом, модель Е95 обеспечивает высокий спрос в первую очередь благодаря относительной дешевизне.

Если ваш конек – дешевизна, расскажите о самой дешевой модификации.

– К сегодняшнему дню мы разработали несколько модификаций мишени. Все модификации Е95 имеют возможность как воздушного старта (с самолета или вертолета), так и старта с катапульты. Причем БПЛА могут использоваться как планирующие объекты для отработки боевых задач ВВС. Это самый дешевый продукт, поскольку работает без двигателя. По сути – как осветительная ракета. Тем не менее, и она тоже оснащена системой "Промах". А кроме того, планирующей мишенью, пусть она и работает без двигателя, управляет оператор. А значит – она способна маневрировать.

А этот вариант – одноразовый?

– Тоже нет. Мишень пролетает назначенную траекторию, сбрасывает балласт и садится на парашюте. А далее, скорее всего, ее подбирает машина поиска и эвакуации. И во многих случаях для тренировок ВВС более сложные образцы и не требуются.

Мишени, которые крепятся под самолет, тактически интересны тем, что могут использоваться на очень больших расстояниях.

А чем отличается запуск с самолета модели с пульсирующим двигателем?

– Сам запуск производится точно так же. Но модель может выполнять любую траекторию. Вообще все наши модификации ориентированны на стандартный круг задач, но разного класса сложности.

Базовая Е95 появилась в 1990-е годы и была создана практически на голом энтузиазме. Когда в 1996 году Министерство обороны заказало разработку модели с уточненными требованиями, мы уже имели готовые опытные образцы, которые начинали выполнять коммерческие полеты.

Например, корпорации "Алмаз-Антей" было необходимо научиться сбивать беспилотники. И мы предложили подходящее решение. То есть, мы работали по заказам и выпускали мишени в количестве, позволявшем работникам нашего предприятия получать зарплату. И постепенно дело дошло до заказов из-за границы.

Вы поставляете продукцию на экспорт самостоятельно?

– Нет, исключительно через "Рособоронэкспорт". И поставляются именно мишени. Следует или нет экспортировать разведывательные беспилотники – пока под вопросом. Это не мы решаем.

Ваши позиции на рынке разведывательных БЛА не столь сильны, как на рынке мишеней?

– На какое-то время в данной сфере возобладала не очень, на мой взгляд, здравая концепция. Дескать, у нас бесконечные пространства и протяженные границы, поэтому стране и нужны средне- и дальнемагистральные беспилотники. Это аппараты, которые должны летать 24 часа на тысячи километров.

Однако, прежде всего, это будет большая по габаритам и более заметная машина, способная взлетать исключительно с аэродромов. Но, скажем, на Дальнем Востоке и в Сибири большим числом аэродромов Россия похвастаться не может. Кроме того, погодные условия на части территорий нашей страны такие, что длительные вылеты невозможны. Да и вообще, строительство крупного БПЛА слишком затратно, и производство такого объекта не сулит предприятию больших прибылей.

И все же компания "ЭНИКС" смогла бы обеспечить разработки тяжелых беспилотников?

– Вообще-то, чем меньше аппарат, тем его сложнее создать при требовании широкого набора функций.

  Вы пошли по пути уменьшения?

– В 1990-х годах мы выиграли конкурс по разработке беспилотника "Типчак", и в 1996 году работа была завершена. Это БПЛА, который размещается в снаряде РСЗО "Смерч". Через полторы минуты полета снаряда беспилотник освобождается, на дальности уже порядка 70 км ведет разведку в течение получаса и самоуничтожается. Это дешевле, чем перелетать линию фронта и пытаться спасти машину. Более получаса для разведки и не надо.

Далее "Смерч" ведет огонь по обнаруженным целям и снова запускает снаряд с беспилотником-разведчиком, чтобы оценить результат стрельб. Плюсы: малозаметность, внезапное появление, оперативность получения ценной информации.

Эта идея лежала в основе многих "советских" разработок: у каждого орудия должен быть прицел. Миномет может стрелять по закрытым позициям, но это не должно превращаться в стрельбу "по воробьям" Как раз разведывательные беспилотники и должны служить такими прицелами, а не рискующие жизнью бойцы-наводчики.

Что вы предлагаете в рамках развития этой идеи?

– Сейчас мы сформировали разведывательно-ударную систему, когда беспилотник засекает цель, передает данные (координаты и характер цели) в АСУ, и ближайшее к цели подразделение наносит удар – отклонение от цели максимум 15 метров. Например, простая авиабомба превращается в сверхвысокоточную. Вот в этом направлении и развиваемся.

В соответствии с вашей концепцией большая дальность полета не нужна. А что со временем нахождения в воздухе?

– На "Армии-2018" мы представляли модель разведчика "Элерон-7", он может находиться в воздухе четыре часа. Но будем честны, уже через час наблюдения глаза оператора очень устают. А в серьезную экспедицию много операторов для смены одного другим не возьмешь.

Куда ни глянь, всюду "человеческий фактор". В обслуживании, производстве и разработке. У вас тоже все держится на пожилых специалистах, которые помнят "советскую школу"?

– Во многом так и есть, но, с другой стороны, приходят очень толковые молодые ребята. И у меня появились договоренности с Росгвардией и Минобороны РФ о том, что на базе предприятия сейчас начнется профессиональная подготовка этих ребят. Причем уже принято решение, что подготовка будет проводиться по широкому кругу компетенций. Предполагаются учебные программы, ориентированные на армейских новобранцев, поскольку сейчас крайне высока потребность в операторах. И высока вероятность, что после службы они пойдут работать по уже освоенной профессии. Также на нашей базе возможно обучение и тренировки младшего офицерского состава и гражданских специалистов.

При этом проект реализуется не на пустом месте. Кроме лабораторных и конструкторских площадей, наше предприятие открыло "Центр авиамоделизма и подготовки внешних пилотов БЛА" в селе Каинки Верхнеуслонского района.

 

Справка

Компания "ЭНИКС" зарегистрирована в ноябре 1988 года, когда по инициативе главного конструктора ОКБ "Сокол" (ныне ОКБ "Симонова") У.М. Цораева в столице Татарстана был основан научно-исследовательский центр по проектированию и производству беспилотных летательных аппаратов (БЛА). Эксперты называют предприятие первопроходцем в создании беспилотников легкого класса.

www.enics.ru

 

©"Новый оборонный заказ. Стратегии" 
№6 (53) 2018г.  

 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры