Военная медицина России: настоящее и будущее

Автор: Леонид Нерсисян, военный обозреватель

Важность военно-экстремальной медицины в России определяется не только большой численностью вооруженных сил, но и тем, что этот ресурс возможно применять при возникновении серьезных чрезвычайных ситуаций, связанных, например, с природными катаклизмами.

Что касается технического оснащения – оно может быть очень сильно унифицировано с таковым в МЧС, что облегчит проведение совместных операций при возникновении такой необходимости. Поговорим о нынешнем состоянии и перспективах российской военно-медицинской техники.

 Полевые госпитали должны быть развернуты за 30 минут

Для военно-медицинского обеспечения сухопутных войск России есть две основополагающих задачи – эвакуация раненых с поля боя (с предшествующей этому их сортировкой в зависимости от тяжести ран) и быстрое развертывание полевых госпиталей, где можно оказать достаточно высококвалифицированную медицинскую помощь.

Что касается боевой эвакуационной техники – вся она базируется на имеющихся военных платформах, таких как боевые машины пехоты, бронетранспортерах (БТР-80, БТ-МД), многоцелевых гусеничных транспортерах МТ-ЛБ и т.п. С учетом специфики советской бронетехники все эти платформы отличаются «теснотой» и не так уж и удобны для выполнения медицинских функций, тем не менее, реальной замены тому же медицинскому варианту МТ-ЛБ пока нет.

Относительно просторных БММ-80 «Симфония» (на базе БТР-80), в которых можно реально оказывать помощь пострадавшим, а не просто их перевозить, в войсках немного. В будущем вполне возможно создание медицинской модификации новейшего БТР «Бумеранг» – в отличие от того же БТР-80 (и, конечно же, МТ-ЛБ), он заметно «просторнее» и наверняка лучше подойдет для осуществления реанимационных мероприятий в процессе транспортировки раненых.

Что касается полевых госпиталей – современные требования таковы: с момента начала развертывания сооружений и до того как врачи смогут начать свою работу должно пройти не более 30 минут. Такие средства были разработаны в России в начале 2010-х, а сейчас они поступают на вооружение – речь идет, например, о ПК ВП-01 (подвижный комплекс врачебной помощи). Этот комплекс может принимать до 64 раненых в сутки. Есть подобные госпитали и у ВДВ – их отличие в том, что они более легкие и их можно десантировать. Все эти новинки созданы по модульному принципу, также есть варианты создания мобильных госпиталей на базе многоцелевых унифицированные кузовов-контейнеров.

Ну, и последний «сухопутный» аспект: имеется четкая потребность в создании эффективного аппарата для мониторинга состояния бойца на поле боя (или же на любом другом задании – будь то летчик, оператор боевой техники и т.п.). Устройство, как минимум, должно давать данные о сердечной деятельности и дыхании военнослужащего, возможно, и о наличии ранений (и их локализации). При этом оно должно быть помехозащищенным и способным работать в экстремальных условиях. Пока что устройства, в необходимой мере соответствующего требованиям военных, не представлено.

 Госпитальные суда РФ: необходима глубокая модернизация

Достаточно важным компонентом для ВМФ России являются госпитальные суда. Корабли этого типа не участвуют в боевых действиях и имеют яркие внешние признаки, указывающие на их предназначение (по ним запрещено открывать огонь). Помимо оказания медицинской помощи морякам «родного» флота, госпитальные суда должны оказывать ее любым лицам, кто в ней нуждается (например беженцам). На данный момент в составе российского флота имеется четыре госпитальных судна. Все они относятся к кораблям проекта 320. Эти суда имеют водоизмещение около 11 600 тонн, при этом на них в штатном режиме может размещаться 100 раненых или больных. В случае масштабной эвакуации укрыться здесь смогут 450 человек.

Имеющиеся в составе ВМФ РФ корабли проекта 320 заметно устарели, так как были приняты на вооружения в промежуток с 1979 по 1990 год. С учетом быстрого развития медицинской техники все они нуждаются в радикальной модернизации – понимание этого есть и в Министерстве обороны РФ, поскольку этот процесс был недавно запущен. Российский флот уже получил один модернизированный корабль проекта 320 «Иртыш», теперь очередь дошла до судов «Свирь» и «Енисей» – их обновят к 2018 и 2019 годам соответственно. Еще один корабль, по-видимому, планируется списать или продать.

Необходимость в госпитальных судах на данный момент очевидна – достаточно посмотреть на российскую военную кампанию в Сирии. В зоне конфликта находится множество военных кораблей российского флота, постоянно работает «Сирийский экспресс», состоящий из десятков транспортных судов, доставляющих грузы для сирийской армии и российской базы в Латакии.

Санитарно-авиационная эвакуация: с вертолетами все хорошо, а самолеты требуют обновления

Санитарно-авиационная эвакуация условно подразделяется на первичную и межгоспитальную. Первичная эвакуация – это доставка раненых с места происшествия (боя или чрезвычайной ситуации) на место, где им будет оказана медицинская помощь (полевой или стационарный госпиталь). На этом этапе чаще всего используются вертолеты, такие как Ми-8, Ми-14ПС, Ка-32, Ка-27ПС, Ка-226. В перспективе к этой «компании» присоединятся новейшие Ми-38 и «Ансат».

Самолеты применяются реже, и речь, как правило, идет о таких легких транспортниках, как Ан-2 и Ан-3. Как мы видим, платформ для осуществления данного вида авиационной эвакуации достаточно. Намного важнее то, что находится внутри вышеперечисленных вертолетов, а именно современная медицинская аппаратура, в первую очередь необходимая для осуществления реанимационных мероприятий. С 2014 года в войска стали поступать современные медицинские вертолетные модули: на данный момент закуплено 16 комплектов для средних вертолетов и 10 для легких. Поставки продолжатся и в будущем.

Что касается межгоспитальной санитарно-авиационной эвакуации, она заключается в транспортировке пострадавших из одной военно-медицинской организации в другую. В большинстве случаев это связано с тем, что оказать необходимый объем медицинской помощи (к примеру, высокотехнологичной) «на месте» невозможно. Здесь используется более широкий спектр машин – в том числе средние и тяжелые транспортные самолеты, такие как, к примеру, Ил-76. Для самолетов также идут закупки медицинских модулей – на снабжении находится уже 10 комплектов.

В целом состояние авиационного компонента достаточно неплохое. Тем не менее, отсутствие серьезного производства военно-транспортных самолетов может сказаться негативно в будущем – замены тем же простейшим «старичкам» Ан-2, по сути, нет. Как пока нет и замены многочисленным транспортникам среднего класса. Что же касается вертолетов, то здесь ситуация намного лучше.

Общие проблемы, требующие решения

Теперь, «побывав» на суше, на воде и в воздухе, обратимся к имеющимся глобальным проблемам в российской военной медицине. Начнем с процесса испытаний военно-медицинской техники, которые проводятся перед принятием ее на снабжение ВС РФ. Как известно, продукция военного назначения, в отличие от гражданской, должна сохранять работоспособность в намного более суровых условиях окружающей среды. К примеру, армейские реанимобили должны работать в условиях сильной вибрации, мороза до –50 и жары до +50 °С и т.п. При этом в реальности некоторые испытания проводятся «условно». В первую очередь это касается температурных характеристик. Так, по имеющемуся ГОСТ, можно испытать технику при температуре –20 °C, а далее экстраполировать результаты на более низкие температуры с помощью моделирования, не проводя реальных тестов. Такой метод недостаточно достоверен, хотя пока и правомочен. Регуляция данной темы особенно актуальна с учетом активного освоения российской армией Арктики.

Другая, еще более глобальная проблема: низкий уровень качества отечественных аккумуляторных батарей для военно-медицинской техники, а также всякое отсутствие их стандартизации. В отличие от гражданской техники, военная медицинская аппаратура может храниться на складе годами, ожидая своего часа. Отсутствие легко снимаемых и устанавливаемых стандартных батарей может стать серьезной проблемой – за большой срок старые аккумуляторы уже «сядут», а новых может не оказаться, или же их замена потребует слишком квалифицированного подхода и большого количества времени. К примеру, во всех странах НАТО уже давно принят единый стандарт аккумуляторов. В России же эта проблема является одной из острейших.

Ну, и еще одна глобальная проблема – это импортозамещение в области медицинской техники. В наиболее высокотехнологических областях, таких как разработка и производство компьютерных и магнитно-резонансных томографов, адекватных работ и результатов фактически нет. Что касается несколько более простой продукции, по качеству чаще всего она заметно уступает западной. Во многом это связано с повальной практикой закупки всего за рубежом и с отсутствием задела в данной области: СССР, наверное, никогда не был лидером в области разработки медтехники. Тем не менее, некоторый прогресс имеется, и часть российских изделий вполне конкурентоспособны, особенно на фоне роста цен на зарубежную продукцию.

Освоение Арктики – новый вызов для военной медицины

Активное развертывание российских войск в арктических широтах, а также развитие Северного морского пути приводит к тому, что возникает большая потребность в специальной технике, рассчитанной для работы в особо суровых условиях. Речь идет как о военной технике, средствах связи и т.п., так и о военно-медицинской аппаратуре и технике. Посмотрим, о каких же условиях идет речь: это низкие температуры, сильные ветра, высокая влажность, резкие колебания атмосферного давления, измененный геомагнитный фон, недостаточная оксигенация, нарушение фотопериодики (полярные день и ночь), дефицит ультрафиолетового излучения, повышенный уровень космической радиации и большие безлюдные пространства.

Эти особенности накладывают большие ограничения на работу врачей – проблематичным становится применение инфузионных растворов и мазей, зачастую сложно оказать первую помощь из-за того, что на холоде нельзя снимать одежду с пациента (а одежда это многослойна и практически полностью исключает введение тех же лекарств).

В связи с имеющимися задачами ведутся работы по различным направлениям. К примеру, «Специальная медицинская техника» ведет опытно-конструкторские работы по созданию арктического варианта аппарата искусственной вентиляции легких (ИВЛ), так как в случае применения обычных образцов возникают такие проблемы, как промерзание и утрата эластичности питающей трубки и маски, а также примерзание самой маски к лицу пострадавшего. Одно из решений этого вопроса – создание аппарата ИВЛ с подогревом маски и трубок, а возможно, и интеграция обогреваемой дыхательной маски в шлем бойца.

В арктических условиях может не сработать даже самый обыкновенный жгут – он промерзает уже при температуре –20 °С, и пользоваться им становится невозможно. Кроме того, его очень сложно применить на зимней одежде, а снять ее, как мы уже отмечали, нельзя. Одним из решений данной проблемы может стать создание элемента арктической боевой экипировки, имеющей зонально-интегрированную (в рукава и брюки) систему автоматически накладывающихся жгутов.

Ну и, пожалуй, самой сложной проблемой остается применение инфузионных растворов в арктических условиях. Здесь помехой становится как перемерзание самого раствора, с потерей его свойств, так и перемерзание трубок и самой инфузионной системы. То же самое касается и обычных инъекций. Подходы к решению этой проблемы могут быть разные – от включения в состав экипировки интегрированной биологически активной системы, которая сама вводит необходимые растворы через автоинъектор («Специальная медицинская техника»), до создания системы обогрева инфузионной системы для использования ее в полевых условиях («Институт инженерной физики»). Пока оба подхода требуют детальных исследований.

Помимо непосредственно военно-медицинской продукции, немаловажны и многие близкие к ней проекты, такие как создание экипировки для обогрева личного состава. Этой темой занимается «Институт инженерной физики», и уже в 2017 году планируется принять на снабжение специальные термокостюмы. Они сшиты из специальных металлизированных лавсановых нитей, выделяющих тепло при протекании через них электрического тока. Аккумуляторов костюма хватает на шесть часов работы при температуре –50 °C, а уровень нагрева регулируется. По тому же принципу созданы и эвакуационные термомешки, исключающие переохлаждение и обморожения у пострадавших, которых выносят с поля боя или с места происшествия.

2017г., апрель  
"Новый оборонный заказ. Стратегии"

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.



Партнеры