Возможности российских сверхзвуковых ПКР в борьбе с корабельными группировками вероятного противника

В годы Холодной войны борьба с крупными корабельными группировками НАТО, и в первую очередь авианосными, стала одной из главных задач советского военно-морского флота. Не обладая достаточной экономической и производственной мощью, а также отсутствием богатого опыта кораблестроения, Советский Союз не мог позволить себе строительство флота, сопоставимого в численном отношении с американским, в особенности строительство огромного авианосного флота. Однако, ВМФ СССР смог создать достаточно эффективные средства для борьбы с авианосными ударными группами (АУГ) вероятного противника - противокорабельные крылатые ракеты, размещаемые на самых разных носителях: надводных кораблях, подводных лодках и дальних бомбардировщиках. 

К середине 1980 годов был достигнут "пик" "противоавианосных" возможностей советского флота. Были приняты на вооружение тяжёлые сверхзвуковые противокорабельные крылатые ракеты "Базальт" и "Гранит" и большое количество их носителей - авианесущие крейсеры пр.1143.1-1143.4, ракетные крейсеры проекта 1164, подводные лодки проекта 675МК (глубокая модернизация подводных лодок проекта 675), имевшие ПКР "Базальт". И вооружённые ПКР "Гранит", авианесущий крейсер пр.1143.5, тяжёлые атомные ракетные крейсеры пр.1144 и подводные лодки пр.949А, ставшие наиболее эффективным средством для борьбы с АУГ. Данные ПКР обладали сверхзвуковой скоростью полёта (2.5М на большой высоте и 1.5М на малой; М - число Маха, равное скорости звука на заданной высоте), дальностью полёта по комбинированной траектории, превышающую 500 километров и имели бронирование, что многократно затрудняло их перехват по сравнению с "обычными" ПКР, имевшими дозвуковую скорость полёта. ПКР "Гранит" помимо этого могли совершать противозенитные манёвры при полёте на высотной траектории, имели собственные средства радиоэлектронной борьбы и в полёте выстраивались строем фронта, что сводило к минимуму время реакции противника и предельно затрудняло их перехват. Для обеспечения целеуказания данным ПКР при стрельбе на большой дальности была создана и развёрнута мощная спутниковая группировка - система морской космической разведки и целеуказания (МКРЦ) "Легенда", состоявшая из двух типов спутников - радиолокационной и радиотехнической разведки, которые с высокой эффективностью могли обнаруживать крупные корабельные группировки противника и автоматически передавать информацию об их местоположении на все носители вышеуказанных ПКР.

Появление ПКР "Вулкан" и "Гранит" в совокупности с "Легендой" позволило фактически сравнять дальность ракетного удара крупных советских кораблей с эффективным радиусом действия палубной авиации вероятного противника. Подводные лодки, оснащённые данными ПКР получили возможность осуществлять их пуск за пределами радиуса противолодочной обороны, обеспечиваемого противолодочными самолётами и вертолётами авианосца, а также кораблями прикрытия (часть из которых как правило выдвигается вперёд для ведения противолодочного поиска), что в совокупностью с существенным снижением  акустической скрытности подводных лодок на рубеже восьмидесятых годов )переход к подводным лодкам 3 поколения) позволило свести до самого минимума вероятность их уничтожения до выхода на т.н. рубеж выполнения боевой задачи. К концу Холодной войны, залп подводной лодки проекта 949А, имеющей на борту 24 ПКР "Гранит", выпускаемых за предельно малое время, позволял гарантированно "пробить" ПВО американской АУГ, с учётом всех возможных корабельных средств ПВО и радиоэлектронного противодействия, имевшихся на кораблях АУГ в тот момент, и как минимум нанести критические повреждения авианосцу. 

Задачи борьбы с АУГ и крупными корабельными группировками вероятного противника не утратили актуальности и для современного российского флота. Основу  ВМФ России на данный момент по-прежнему составляют корабли подводные лодки, построенные в конце Холодной войны. Однако, за прошедшее с момента окончания Холодной войны прогресс в области корабельных средств ПВО существенно продвинулся. Появились высокопроизводительные корабельные зенитно-ракетные комплексы (ЗРК), обладающие большим количеством целевых каналов и очень высокой огневой производительностью, а также зенитные управляемые ракеты (ЗУР) нового поколения, оснащённые активными радиолокационными головками самонаведения. Так например, корабли, оснащённые многофункциональной системой управления оружием "Иджис" (совершенствование которых продолжается на протяжении уже почти трёх десятилетий), имеют возможность одновременного наведения до 18-22 (по разным данным) ЗУР на маршевом участке полёта на одном направлении. Количество самих "Иджис"-кораблей увеличилось многократно  - если к концу Холодной войны ВМФ США располагал 20 крейсерами, оснащёнными данной системой, при общем количестве авианосных ударных групп - 16, то к настоящему моменту ВМС США насчитывает 84 "Иджис"-корабля, из которых 22 - крейсеры класса "Тикондерога" и 62 - эсминцы класса "Арли Бёрк". Общее же количество "Иджис"-кораблей (с учётом кораблей союзников США, оснащённых данной системой) превышает 100 единиц. Ракетные эсминцы нового поколения появились и ВМС европейских стран. В частности, ВМС Великобритании имеют 6 эсминцев ПВО класса "Дэринг", имеющих расположенную на большой высоте (45 метров над ватерлинией) многофункциональную РЛС SAMPSON с активной фазированной антенной решёткой, которая имеет большой радиогоризонт и обеспечивает одновременное наведение 12-16 (по разным данным ЗУР). ВМФ Франции и Италии имеют фрегаты класса "Горизонт" и "Фремм", оснащённые РЛС EMPAR, которые имеют несколько менее "скромные" возможности, чем британская SAMPSON, однако их боевые возможности также очень велики. Главным вооружением вышеуказанных европейских эсминцев и фрегатов является ЗРК PAAMS, имеющий универсальные пусковые установки для 48 ЗУР Aster-30, имеющих огромные манёвренные возможности (на малых высотах способны маневрировать с перегрузками в 50-60 единиц) и активными головками самонаведения. 

Прогресс в области развития противокорабельных ракет также не стоял на месте. На вооружение российского флота были приняты новые ПКР "Оникс" и 3М54 - противокорабельная ракета комплекса "Калибр". "Оникс" представляет собой фактически дальнейшее развитие ПКР "Гранит" - в отличии от "Гранита", "Оникс" имеет меньшие массу и габариты, что, правда, привело к снижению дальности стрельбы и уменьшению массы боевой части. Однако это позволяет размещать данные ПКР даже на малых кораблях, водоизмещением даже менее 1000 тонн, а также позволяет размещать большой боекомплект данных ракет на крупных боевых кораблях и подводных лодках нового поколения. "Оникс" имеет существенно большую скорость полёта на малой высоте, чем "Гранит" - 2М; значительно более низкую эффективную поверхность рассеяния (данный показатель для ПКР "Гранит" оценивается приблизительно в 0.2 кв. метра. Несмотря на огромные размеры - более 7 метров в длину и 0.85 метров в диаметре на "Гранитах" применялись меры по снижению радиолокационной заметности), оцениваемую в 0.01-0.1 кв. метра и может выполнять интенсивные противозенитные манёвры с большими перегрузками (не менее 10 единиц) и на предельно малых высотах. Кроме того, "Оникс" имеют значительно более совершенный комплекс радиоэлектронной борьбы и более "интеллектуальную" головку самонаведения.  

ПКР 3М54, являющаяся одной из трёх типов ракет семейства "Калибр" - имеет большую дальность полёта (порядка 300 километров), но основная часть полёта проходит на сверхмалой высоте (10-20 метров) на дозвуковой скорости. Однако в 30-40 километрах от цели, ракета делает "горку", кратковременно поднимаясь на высоту порядка километра для "уточнения" положения цели своей головкой самонаведения, а затем быстро вновь снижаясь на сверхмалые высоты, с включением уже сверхзвуковой ступени, обеспечивающей прорыв эффективной зоны ПВО корабельного соединения (ограниченной радиогоризонтом РЛС корабельных ЗРК) на скорости в 3М - почти километр в секунду. Учитывая, что радиогоризонт большинства современных корабельных РЛС не превышает 25-30 километров (к примеру, американский эсминец класса "Арли Бёрк" способен обнаружить ПКР, летящую на высоте в 10 метров над уровнем моря на расстоянии приблизительно в 25 километров), а также время реакции ЗРК (10-15 секунд), времени на обстрел такой ПКР уже практически не остаётся и в самом благоприятном случае корабль противника сможет сбить лишь единичное количество таких ПКР.

Стоит заметить, что в настоящий момент корабли оснащённые многофункциональной системой оружия "Иджис" вооружены зенитными ракетами с полуактивными головками самонаведения, которые наводятся на маршевом участке полёта по данным инерциальной системой наведения, корректируемой радиокомандами, передаваемыми на ракету при помощи многофункциональной корабельной РЛС AN\SPY-1, но на конечном участке полёта, наведение на цель осуществляется при помощи полуактивного самонаведения. Для этого используется специальная РЛС подсвета цели AN\SPG-62, которая является одноканальной. Таким образом, несмотря на большое количество ракет, которые "Иджис"-корабль может "держать в воздухе", на конечном участке полёта могут находится только число ЗУР равное числу РЛС подствета цели (4 на крейсерах "Тикондерога" и 3 на эсминцах класса "Арли Бёрк"), при том, что все имеющиеся на корабле РЛС данного не могут быть задействованы при определённой ориентации корабля относительно атакующих ПКР. Время, в течении которого обеспечивается "подсвет" цели РЛС AN\SPG-62, оценка результатов стрельбы и "переключение" РЛС на новую цель или "повторный" захват цели оценивается в 6-7 секунд, что в свою очередь вынуждает выпускать зенитные ракеты "партиями" по числу задействованных станций подсвета цели с определёнными интервалами, что особенно критично при отражении удара сверхзвуковых ПКР. 

Основное преимущество сверхзвуковых ПКР в том, что они обеспечивают эффективный прорыв корабельной ПВО при атаке на предельно малых высотах - огромная скорость полёта, позволяет им находиться в зоне корабельной ПВО не более полуминуты, что предельно снижает время, в течении которого может вестись их обстрел корабельными ЗРК, а сочетание огромной скорости полёта с выполнением противозенитных манёвров и использование средств радиоэлектронного противодействия, резко снижает вероятность их поражения зенитными ракетами. Так, к примеру, по оценкам западных источников относительно возможностей ПВО "Иджис"-кораблей, для обеспечения гарантированного поражения сверхзвуковой маневрирующей ПКР требуется 4-5 зенитных ракет. Впрочем, вероятность поражения подобных целей для европейского корабельного ЗРК PAAMS, имеющего гораздо более высокоманевренные ЗУР эта вероятность оценивается существенно выше. В настоящее время одиночный "Иджис"-корабль может отразить не более 4-6 сверхзвуковых ПКР, вышедших из-за радиогоризонта.

Однако, поражение залпом (достаточно массированным) ПКР с высокой вероятностью крупной корабельной группировки, имеющей современные средства ПВО, возможно только при атаке сверхзвуковых ПКР по низковысотной траектории. При атаке сверхзвуковых ПКР по комбинированной траектории, когда они большая часть полёта проходит на большой высоте (14 километров для ПКР "Гранит" и "Оникс"), вероятность прорыва системы ПВО вражеской корабельной группировки снижается, т.к. ПКР могут быть обнаружены на достаточно большом расстоянии, а время, в течении которого может вестись их обстрел корабельными средствами ПВО многократно увеличивается. Для обеспечения же удара сверхзвуковыми ПКР по низковысотной траектории, требуется приблизится на близкое расстояние к противнику, т.к. при полёте исключительно по низковысотной траектории дальность полёта существенно меньше. К примеру, если дальность полёта ПКР "Оникс" по комбинированной траектории с низковысотным участком в 40-50 километров составляет 300 километров, то при полёте исключительно на малой высоте - только 120 километров. Впрочем, для современных российских подводных лодок 4 поколения проекта 885 "Ясень" (головная подводная лодка "Северодвинск" введена в состав флота в 2014 году, ведётся строительство ещё 5 подлодок), которые имеют  универсальные пусковые установки, насчитывающих 32 ячейки для ПКР "Оникс" и крылатые ракеты семейства "Калибр", с учётом их крайне низкого уровня шумности, позволяющем обнаружить их пассивными гидроакустическими средствами только на предельно малой дальности (не более километра в условиях глубокого океана при наиболее благоприятных гидрологических условиях).

Однако возможности корабельных средств ПВО вероятного противника продолжают расти, что в будущем, может обеспечить эффективное отражение даже массированного залпа ПКР. Поэтому для гарантированного прорыва ПВО крупных корабельных ударных группировок в будущем необходимо создание противокорабельных ракет нового поколения. Разработка таких ракет была начата в России в начале текущего десятилетия, и на данный момент уже получены первые результаты работ в данном направлении.

Продолжение следует.

Павел Румянцев

2 ответов

  1. Tektor
    И хоть ТТХ КР безбожно выверены в соответствии с правилами в открытой печати, но эффективность универсальной ПКР Оникс в самой высокой степени будет зависеть от возможностей её бортовой станции РЭБ и тактике атаки. При 100% способности станции РЭБ к искажению окружающей реальности для уничтожения ауг понадобится около 18 этих ПКР, а в случае слабой станции РЭБ - и 70-ти может не хватить... Возможности бортовой РЭБ являются решающим фактором успеха. Это определяющий фактор успеха атаки, но о его эффективности мы можем лишь строить предположения... Если его эффективность составит около 50%, то в залпе по ауг должно быть 36 ПКР Оникс. Но даже без сильной станции РЭБ существует возможность преодоления противодействия ПВО маневрированием ПКР, т.е., если КР разобьются на пары, и каждая такая ракета в паре, двигаясь на высоте порядка 14 км, будет совершать вращательное движение относительно общей виртуальной оси, описывая круг. При виде сбоку будет наблюдаться спиралевидное согласованное движение пары ПКР, типа передовых крайних кромок сверла. Важен радиус описываемого круга - он должен быть больше зоны поражения БЧ зур SM-6 раза в 1,5. Такая траектория движения ПКР принципиально не просчитывается: невозможно вычислить точку упреждения из-за сложности траектории и неизбежных флуктуаций. И зур может сбить ПКР лишь случайно с очень низкой вероятностью. И в этом случае для ПКР нет необходимости снижаться до низкой высоты и терять скорость: можно атаковать пикированием под углом порядка 70 градусов, продолжая совместное вращение вокруг виртуальной оси вплоть до расстояния до цели в тройку км (за 2-3 с до поражения цели). На каждую цель ордера ауг кроме главной, в этом случае, достаточно двух ПКР, а на главную - 4.
    • К сожалению оценить эффективность средств РЭБ, как со стороны "атакующей", так и со стороны "обороняющейся" стороны не представляется возможным, и такие данные не публикуются в открытых источниках. Однако, едва ли этому не уделяется внимание. Помниться ещё в конце прошлого десятилетия, в СМИ неоднократно писали, что российские разведывательные корабли и самолёты регулярно осуществляют "запись" параметров работы корабельных РЛС вероятного противника средствами радиотехнической разведки с целью "обновления" параметров работы бортовых комплексов РЭБ ПКР "Гранит". В настоящий момент, очевидно, происходит тоже самое и походы разведывательных кораблей также совершаются регулярно, о чём свидетельствует к примеру поход "Виктора Леонова".

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры