ВМФ России. Состояние и перспективы.

Российский военно-морской флот в настоящий момент представляет собой весьма противоречивую картину.

 

Несмотря на то, что ВМФ России является лишь тенью некогда могучего ВМФ СССР, он по-прежнему входит в число наиболее сильнейших ВМС стран мира, учитывая суммарный состав кораблей и подводных лодок, а также их качественный уровень.

 

Вместе с тем российский флот и военно-морская промышленность до сих пор испытывают огромное количество проблем. Попробуем разобраться, насколько удовлетворительно российские военно-морские силы могут выполнять поставленные перед ними задачи и какие перспективы ожидают их в будущем? 

Прежде чем говорить, о состоянии и перспективах российских военно-морских сил, необходимо рассмотреть стоящие перед ними задачи и угрозы, которым они должны противодействовать. Одна из основных и "традиционных" проблем ВМС России заключается в географическом положении Российской Федерации, в результате чего российские ВМС разделены на 4 фактически изолированных друг от друга флота - Черноморский, Балтийский, Северный и Тихоокеанский, взаимодействие между которыми затруднено, а зачастую и вовсе невозможно. При этом перед каждым из четырёх российских флотов стоят свои, во многом специфические задачи. В результате, Россия вынуждена иметь достаточно многочисленные военно-морские группировки, на каждом из направлений. Поэтому, даже не смотря на номинально многочисленный состав группировки ВМС России, её состав на конкретном стратегическом направлении, зачастую, совершенно недостаточен. 

Задачами Балтийского и Черноморского флота является недопущение действий потенциального противника в соответствующих морях, что достаточно легко реализуемо. Учитывая малые географические размеры Балтийского и Чёрного моря, там затруднено действие крупных группировок потенциального противника. В тоже время данные моря легко "перекрываются" силами малых ракетных кораблей, береговых ракетных комплексов, авиации и дизельных подводных лодок. 

Совсем иная ситуация для Северного и Тихоокеанского флота России. Даже те моря, что находятся в "зоне ответственности" Северного и Тихоокеанского флота, имеют огромную площадь, что вынуждает данные флоты иметь силы способные эффективно действовать на большом удалении побережья. При этом, в отличии от Балтийского и Черноморского флотов, силы Северного и Тихоокеанского флота не могут быть прикрыты силами авиации и ПВО - на удалении уже в несколько сотен километров от берега, время подлёта авиации с наземных аэродромов слишком велико, а с учётом радиуса действия даже современных тактических самолётов, время патрулирования, в течении которого они могут осуществлять прикрытие кораблей совершенно недостаточное.

Рассмотрим, какие угрозы стоят перед Северным и Тихоокеанским флотом. Для этого обратимся к докладу Министерства Обороны России "О комплексной оценке состояния национальной безопасности РФ в области морской деятельности в 2016 году". В докладе для ВМФ России указываются следующие угрозы:

  •  «Потенциально возможный военный конфликт» со странами НАТО.
  • Сложная военно-политическая обстановка в Черноморском регионе.
  • Усиление борьбы за контроль над районами Арктического шельфа, попытки увеличения военного присутствия в Арктическом регионе, а также попытки пересмотра в свою пользу международных договорённостей, со стороны некоторых стран-членов НАТО, имеющих "доступ" к территориям Арктики. К примеру, в качестве одной из угроз рассматривается желание Норвегии к установлению полного контроля над архипелагом Шпицберген и прилегающих к нему водах.
  • Территориальные претензии Японии на Курильские острова.    

Таким образом, для Северного флота наибольшей военной угрозой является столкновение с крупными военно-морскими группировками НАТО, в том числе и с авианосными ударными группами. Для Тихоокеанского флота исходя из указанных выше потенциальных угроз, основным вероятным противником является ВМС Японии. Учитывая огромный численный и качественный состав морских "сил самообороны" Японии (являющимися таковыми только по названию), задача противодействия группировки ВМС Японии, с учётом предельно близкого расположения Японии к потенциальному театру военных действий, а также крайне мощные ВВС, по своей сложности превосходит задачу противодействия АУГ США.

Исходя из этого, практически в любом случае, военно-морским группировкам Северного и Тихоокеанского флота требуется иметь способность эффективно противодействовать численно превосходящим корабельным группировкам потенциального противника, что в свою очередь требует создания на каждом из направлений развитых и высокоэффективных группировок разнородных сил. 

На текущий момент основные силы российских флотов следующие:

  • Надводные силы Северный флот в своём "активном" составе располагает авианосцем "Адмирал Кузнецов", тяжёлым атомным ракетным крейсером "Пётр Великий", ракетным крейсером проекта 1164 "Маршал Устинов" (в 2016 году завершил полный восстановительный ремонт и модернизацию), большим противолодочным кораблём (БПК) пр. 1155.1 "Адмирал Чабаненко", 3 БПК пр.1155 и 1 эсминец пр. 956. Подводные силы Северно флота включают в себя ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПКСН) пр.955 "Юрий Долгорукий", РПКСН пр. 941У ТК-208 "Дмитрий Донской", 6 РПК СН пр. 667БДРМ, 3 атомные подводные лодки (АПЛ) с крылатыми ракетами пр. 949А, новейшая многоцелевая АПЛ 4-го поколения пр .885 - "Северодвинск", 6 многоцелевых АПЛ пр.971 "Щука-Б", 3 подводные лодки проектов 945 и 945А, 3 модернизированные АПЛ пр. 671РТМК, а также 5 дизельных подводных лодок пр. 877 и находящаяся в опытной эксплуатации новейшая дизельная подлодка пр.677 "Лада".
  • "Ядро" надводных сил Тихоокеанского флота составляют ракетный крейсер "Варяг" (пр. 1164), 4 БПК пр. 1155, 2 эсминца пр. 956, новейший корвет пр.20380, а также 4 малых ракетных корабля пр. 1234, и 11 ракетных катеров пр.1241. Подводные силы Тихоокеанского флота состоят из 3 устаревших РПК СН пр. 667БДР (в ближайшие годы будут списаны), 2 новейших РПК СН пр.955 - "Александр Невский" и "Владимир Мономах", 5 подводных лодок с крылатыми ракетами пр. 949А, 4 многоцелевые АПЛ пр. 971 и 8 дизельных подводных лодок пр. 877.
  • "Ядро" Черноморского флота образуют ракетный крейсер "Москва" (пр. 1164), сторожевой корабль "Сметливый", 2 сторожевых корабля пр. 1135М - "Сметливый" и "Ладный", 3 новейших фрегата пр.11356 - "Адмирал Григорович", "Адмирал Эссен" и "Адмирал Макаров" (официально принят в состав флота 27 декабря 2017 года), скоростные малые ракетные корабли пр.1239 - "Бора" и "Самум", 2 малых ракетных корабля пр.1234, 5 ракетных катеров пр.1241, а также дизельная подводная лодка пр.877 и 6 новейших подводных лодок пр. 636.3
  •  Основные силы Балтийского флота включают в себя эсминец пр. 956 "Настойчивый", 2 фрегата пр.11540 - "Неустрашимый" и "Ярослав Мудрый",  4 новых корвета пр.20380, 4 малых ракетных корабля пр.1234.1, 2 новейших малых ракетных корабля пр.21631 "Буян-М" и 7 ракетных катеров пр.1241, а также 2 дизельные подводные лодки пр.877.

В целом состояние и уровень боеготовности ВМС России весьма неплохие. Флот активно занимается боевой подготовкой, на регулярной основе совершает походы в различные уголки Мирового океана. При этом динамика "активности" ВМФ России за последние 5 лет непрерывно растёт. Так, например, согласно докладу Министерства Обороны, в 2016 году корабли и подлодки ВМФ России совершили в общей сложности 102 похода, пробыв в море 9538 суток, при этом интенсивность выполнения задач по сравнению с 2015 выросла в 1.3 раза. Состоявшийся в 2016 году боевой поход российских кораблей во главе с авианосцем "Адмирал Кузнецов" к берегам Сирии показал, что Россия вполне в состоянии "выставить" при необходимости мощную многоцелевую корабельную ударную группу в требуемом районе Мирового Океана.   

В целом уровень исправности и боеспособности корабельного состава существенно вырос, хотя имеются и существенные проблемы. Так, например, из 5 числящихся в составе Тихоокеанского флота многоцелевых атомных подводных пр.971 лишь 1-2 являются боеготовыми, остальные перманентно находятся в ремонте, как правило, вялотекущем. 

Отдельной проблемой ВМФ России является его весьма неслабалансированный состав, что касается надводного флота. Основные силы Северного и Тихоокеанского флота имеют очень значительные противолодочные возможности, но количество кораблей, способных обеспечивать эффективную коллективную противовоздушную оборону корабельных соединений и обладающие мощными ударными возможностями составляет всего считанные единицы. Такими кораблями является тяжёлый атомный ракетный крейсер "Пётр Великий" и три ракетных крейсера пр. 1164 - "Москва", "Варяг" и "Маршал Устинов". Поэтому ВМФ России остро нуждается в новых кораблях дальней океанской зоны.

Строительство новых крупных надводных кораблей.

Наибольшей проблемой для современного ВМФ России является строительство новых боевых кораблей. К середине двухтысячных годов предполагалось масштабное перевооружение и усиление флота новыми кораблями в течении 10-15 лет. Однако, надежды на это не оправдались. Скорость строительства новых крупных надводных кораблей оказалась крайне низкой. Так например, головной новейший фрегат пр.22350 (которые должны были стать основными "рабочими лошадками" ВМФ России) "Адмирал Горшков", заложенный в 2006 году до сих пор официально не передан флоту. Ситуация со строительством надводных кораблей для современного ВМФ России постоянно подвергается шквалу критики в различных СМИ. 

Вместе с тем, стоит заметить, что флот и военно-морская промышленность наиболее сильно пострадали в 1990-е годы. К примеру, многим предприятиям авиационной промышленности, особенно ОКБ им. Сухого, а также заводам, производящим самолёты разработки данного КБ, удалось "выжить" благодаря многочисленным экспортным контрактам (в первую очередь для Индии и Китая). Данные контракты позволяли сохранить ключевые предприятия в твёрдой валюте, что в свою очередь позволило им не только "удерживаться на плаву", но и финансировать новые разработки. Военно-морская промышленность же столь "щедрых" контрактов не имела. Военно-морской флот же, являясь крайне сложным военно-техническим механизмом, требует очень значительных средств на содержание. Поэтому, практически полное отсутствие средств на содержание флота в 1990-е годы, привело к тому, что он стал деградировать, пожалуй, наиболее стремительными темпами, по сравнению с другими видами российских вооружённых сил. 

Таким образом, параллельно со строительством новых кораблей, потребовалось восстанавливать заново всю военно-морскую отрасль в целом. Кроме того, в двухтысячных годах наиболее приоритетным направлением развития ВМФ стало обновление морской компоненты российских Стратегических Ядерных Сил и строительство новых подводных ракетоносцев пр.955 "Борей" и создание их основного оружия - межконтинентальных баллистических ракет (МБР) морского базирования Р-30 "Булава", на что выделялась крайне значительная доля средств, отпущенных на развитие флота. 

Отдельной проблемой стала необходимость оснащения новых кораблей дальней океанской зоны принципиально новыми образцами вооружения. Фрегаты пр.22350, которые должны составить в будущем основу кораблей дальней океанской зоны российского ВМФ, изначально должны были использовать только самые современные, перспективные системы вооружения - 2 Универсальных Корабельных Стрельбовых Комплекса (УКСК), имеющий каждый по 8 ячеек, в каждой из которых может разместиться сверхзвуковая ПКР "Оникс" или одна из крылатых ракет семейства "Калибр" - противокорабельная 3М54, крылатая ракета 3М14 для поражения наземных целей или противолодочная ракета 91Р, новейшую универсальную артиллерийскую установку А-192 "Армат", новые средства радиоэлектронной борьбы, и самое главное - новейший зенитно-ракетный комплекс "Полимент-Редут". ЗРК "Полимент-Редут" состоит из многофункциональной РЛС "Полимент" и собственно ЗРК "Редут", имеющего новейшие зенитные ракеты семейства 9М96Д с активными головками самонаведения. РЛС "Полимент" состоит из четырёх, ориентированных под углом 90 градусов друг к другу фазированных антенных решёток, каждая из которых обеспечивает обзор пространства и радиокоррекцию зенитных ракет на маршевом участке траектории в секторе 90 градусов по азимуту и 90 - по углу места. Таким образом 4 антенных решётки обеспечивают круговой обзор пространства и возможность обстрела целей в любом направлении. Каждая из четырёх решёток обеспечивает наведение 4 зенитных ракет, а количество одновременно наводимых ракет при отражении удара с одного направления составляет 8 (при ориентации корабля таким образом, что бы атакующие средства воздушного нападения оказались на "пересечении" секторов работы двух антенных решёток). Зенитные ракеты семейства 9М96 имеют активные головки самонаведения, что позволяет сократить участок наведения при помощи РЛС, обеспечивают возможность поражения воздушной цели в случае её ухода за радиогоризонт, а в перспективе это позволяет обеспечить возможность обстрела целей за радиогоризонтом. Данные ракеты имеют газодинамические рули, что позволяет на высотах менее 5 километров развивать перегрузки до 60 (по другим данным до 65 единиц), позволяя уверенно бороться с интенсивно маневрирующими целями и обеспечивает вероятность поражения дозвуковых ПКР, близкую к гарантированной (0.9 - 0.95).

Создание новых образцов морского оружия "с нуля", в условиях находившейся в крайне проблемном состоянии военно-морской отрасли, не могло сказаться на сроках их создания. В итоге, головной корабль проекта 22350 "Адмирал Горшков" приступил к ходовым испытаниям лишь в 2015 году, но до сих пор формально не передан флоту. Причиной столь долгих задержек со вводом в строй стала необходимость испытания огромного количества новых систем, и главным образом ЗРК "Полимент-Редут". На конец 2017 года предприятиям концерна "Алмаз-Антей" удалось успешно решить большинство проблем с "Полимент-Редутом". Более того, как сообщается, в ходе испытаний и доработок комплекса обеспечено применение зенитной ракеты 9М96Д, обладающей дальностью полёта свыше 100 километров. Все остальные системы вооружения корабля, а также новейшие средства РЭБ успешно прошли испытания. Стоит заметить, что само по себе "затягивание" сроков доработок корабельных ЗРК не является чем то из ряда вон выходящим, и имело место быть в годы Холодной войны и в США, и в СССР, не испытывавшего никаких проблем в области ВПК. К примеру, зенитно-ракетный комплекс "Форт", которым вооружены современные крейсеры пр.1164 был доведён до полного соответствия заданным характеристикам спустя 3 года после после ввода в строй первого корабля, вооружённого этим комплексом - крейсера пр.1164. БПК пр.1155, являющиеся наиболее многочисленным типом кораблей дальней океанской зоны в ВМФ России, после постройки фактически несколько лет не имели положенного ЗРК "Кинжал", который официально был принят на вооружение лишь в 1989. При этом комплексы "Форт" и "Кинжал" до сих пор обладают отличными боевыми возможностями. Первый корабль ВМС США, оснащённый многофункциональной системой управления оружием "Иджис" вошёл в состав американского флота в 1983 году, однако система "Иджис" и комплекс интегрированных в неё средств вооружения доводились до приемлемого уровня боеспособности ещё 3 года.

Не являются исключением и современные боевые корабли других флотов мира. Так например, первый британский эсминец ПВО нового поколения, типа 45 "Дэринг", вошёл в строй с фактически с "условно" работоспособным ЗРК PAAMS (который является его главным оружием), сейчас же эсминцы данной серии считаются лучшими в мире кораблями ПВО. Аналогичная ситуация сложилась и индийско-израильским корабельным ЗРК “Барак-8”. Из-за проблем и его созданием на многие годы был сдвинут срок ввода в строй новейших индийских эсминцев “Калькутта”. Головной корабль был заложен в 2003-м году, а в строй вошёл в 2014-м, хотя планировался ввод в строй в 2010-м. Последний, третий эсминец данной серии вступил в строй в конце 2016 года, спустя более, чем через 10 лет после закладки. Причём неизвестно является ли 100% боеспособным ЗРК “Барак-8” на индийских эсминцах в настоящий момент.

По всей видимости, командование ВМФ России и Министерство Обороны хотят получить сразу полностью боеспособный корабль, без доводки его различных систем вооружения в процессе эксплуатации. Кроме того, фрегаты пр.22350 в целом определят облик надводных кораблей ВМФ России на ближайшие десятилетия. Можно с большой долей вероятности прогнозировать, что после принятия в состав флота фрегатов "Адмирал Горшков" и "Адмирал Касатонов" (второй корабль проекта 22350), который уже завершил достройку, строительство других кораблей серии, как и возможное строительство фрегатов усовершенствованного проекта - 22350М пойдёт значительно более высокими темпами. 

В текущем десятилетии военно-морской промышленности России не удалось и осуществить массовое строительство фрегатов проекта 11356 - "упрощённых" фрегатов, созданных для "внутренних" морей - Балтийского и Чёрного. До 2014 года судостроителям удавалось выдерживать высокие темпы строительства данных кораблей, т.к. строились они на базе строившихся в двухтысячных годах для Индии  фрегатов класса "Тальвар" и оснащались уже имеющимся и отработанным вооружением, радиотехническими и информационными системами. К 2014 году удалось построить 3 таких корабля из 6 заложенных, однако после событий 2014 года, Украина в одностороннем порядке прекратила военно-техническое сотрудничество с Россией, и в частности, прекратила поставки корабельных газотурбинных силовых установок для фрегатов пр.2230 и пр.11356, изготавливаемых в Николаеве заводом "Зоря-Машпроект". В результате потребовалось почти 3 года на развёртывание производства данных силовых установок в России, в Рыбинском НПО "Сатурн". К счастью, данную задачу удалось успешно решить. В настоящий момент в состав ВМФ России вошло 3 фрегата проекта 11356 - "Адмирал Григорович", "Адмирал Эссен" и "Адмирал Макаров", причём последний был официально принят в состав флота 27 декабря 2017 года. Ещё 3 фрегата данного проекта будут достроены с уже российскими силовыми установками, и, как ожидается, вступят в состав флота в 2020-21 годах. 

Таким образом основные усилия в военном-морском строительстве России за последнее десятилетие были направлены на модернизацию и восстановление судостроительной промышленности, а также на разработку и "доводку" перспективных систем вооружения. В этих условиях, руководство ВМФ России и Министерство Обороны были вынуждены несколько скорректировать концепцию развития и применения военно-морских сил.  

До момента появления крупных надводных кораблей нового поколения, руководство российского флота и Министерство Обороны, очевидно, избрали курс на крупномасштабное строительство малых ракетных кораблей и береговых ракетных комплексов, с целью создания, как называют это в Западных странах "зон воспрещения манёвра и доступа" в важнейших районах, прилегающих к российскому побережью и территориальным водам, и надёжное "перекрытие" т.н. литторальной зоны, а также модернизацию имеющихся крупных боевых кораблей и подводных лодок.

Продолжение следует...

Павел Румянцев  

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры