Глубокое Черное море


Крым всегда был стратегически важным полуостровом. За обладание этой территорией и влияние в акватории Черного моря империи сражались с глубокой древности. Чтобы проанализировать современную стратегическую обстановку в регионе и будущее Черноморского флота РФ, мы обратились к последним двум годам истории полуострова.

 

Автор: Олег Казаренко, капитан-лейтенант запаса

 

Почему Крым так важен для военно-морского флота России?

Постараюсь кратко. Крым – это «непотопляемый авианосец», владение которым предоставляет право контролировать весь Черноморско-Азовский регион. А Севастополь – это острие меча на Черном море, дающий ключ к «проливам». Это единственная военно-морская база России на Черном море для базирования кораблей всех рангов (а еще есть два удобных порта Керчь и Феодосия). Это авиабазы и аэродромы. Это судостроительные заводы и инфраструктура. Бесспорно, в восстановление и модернизацию всего этого придется вложить (и уже вкладываются) колоссальные финансовые средства. Но, как говорится, за безопасность необходимо платить, а за ее отсутствие – расплачиваться.

2014 год: боевые корабли Черноморского флота

Не раз отмечалось, что корабельный состав Черноморского флота технически и морально устарел. На флагмане флота, ракетном крейсере «Москва», флаг подняли в 1983 году. А большой противолодочный корабль «Керчь» – 1974 года постройки. Остальные корабли бригады: СКР «Сметливый» (1969), СКР «Ладный» (1980), СКР «Пытливый» (1981). Корабли и катера других соединений также являются «старичками», которым давно пора «на покой». С подводными лодками дела обстояли не лучше.

Есть мнение, что ситуацию с «железом» настолько запустили лишь по причине неизвестности дальнейшего статуса Севастополя. Но корабли не строили для всего военно-морского флота. Финансирования не было. А то, что закладывали на стапелях, потом приходилось замораживать на долгие годы. Так было с проектами 11540, 885, 955, 11711, 1166 и др. А от некоторых корпусов и вовсе отказались уже в процессе постройки. К примеру, печальная судьба постигла СКР «Новик» (проект 12441) и СКР «Туман» (проект 11540). Реально корабли начали строить лишь во второй половине 2000-х годов.

2016 год: что изменилось?

Вначале поговорим о потерях. В ноябре 2014 года по причине нарушения личным составом экипажа корабля элементарных правил пожарной безопасности произошло возгорание на БПК «Керчь». В результате выгорело кормовое машинное отделение. Сегодня корабль списан (кстати, накануне пожара он должен был выйти на боевую службу). Остальные корабли 11-й бригады на ходу и сегодня успешно выполняют боевые задачи. Подводную лодку Б-380 (1983), которая находилась в ремонте с 2000 года, списали. Также списан МПК-220 «Владимирец». Более мелкие катера рассматривать не буду.

Новый оборонный заказ Стратегии_2016_№2

В отличие от своего собрата (БПК «Керчь»), «Очаков» достойно закончил свою боевую службу на Черном море, заблокировав корабли ВМС Украины во время «крымской весны»

Кое-что нам досталось в качестве «временных трофеев» (статус этих кораблей под вопросом) от ВМС Украины. Техническое состояние наследства оставляет желать лучшего, ибо ВМС Украины всегда были на последнем издыхании. На сегодняшний день, учитывая неизвестность их дальнейшей судьбы, это скорее бремя, чем приобретение.

О новых корпусах

В 2010 году на заводе «Янтарь» (Калининград) был заложен сторожевой корабль «Адмирал Григорович» (пр. 11356), первый из шести в серии. Эти корабли должны были заменить старые корпуса 11-й бригады. Но серия достроена не будет, так как украинская сторона (ГП НПКГ «Зоря»-«Машпроект») отказалась выполнять поставку последних трех газотурбинных установок (что, впрочем, не помешало ей оставить уже переведенные финансовые средства себе).. «Адмирал Григорович» и «Адмирал Эссен» прибудут в Севастополь уже в этом году. «Адмирал Макаров», вероятнее всего, придет на Черное море в 2017 году. Раньше 2018 года  Россия не наладит запуск собственных газотурбинных двигателей, а держать недостроенные корабли серии на стапелях, признано нецелесообразным. Недавно была достигнута договорённость с Индией о продаже корпусов «Адмирал Бутаков», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов».

Новый оборонный заказ Стратегии_2016_№ 2

 

СКР «Адмирал Григорович» в этом году придет в Севастополь на место постоянного базирования

 

 

 

 

В Новороссийск, в заново отстроенное место базирования, стали прибывать подводные лодки проекта 636.3. Сформирована 4-я отдельная бригада подводных лодок. Серия из шести лодок была заложена на заводе «Адмиралтейские Верфи» в Санкт-Петербурге, также в 2010 году. Первые две Б-261 «Новороссийск» и Б-237 «Ростов-на-Дону» уже в составе ЧФ. На подходе Б-262 «Старый Оскол» (ласково именуемый во флотской среде «старый осел») и Б-265 «Краснодар». В достройке – Б-268 «Великий Новгород» и Б-271 «Колпино». Предположительно, бригада окажется в полном составе в Новороссийске к концу 2017 года.

А теперь – хит прошлого года: малые ракетные корабли проекта 12631. Для Севастополя на Зеленодольском судостроительном заводе (Зеленодольск) заложили серию из шести кораблей. «Зеленый Дол» и «Серпухов» уже в строю. На подходе «Вышний Волочёк», «Орехово-Зуево», «Ингушетия» и «Грайворон».

Достаточно любопытной новинкой является проект 22160. На Зеленодольском судостроительном заводе в феврале 2014 года был заложен «Василий Быков» – патрульный корабль дальней морской зоны. При относительно небольшом водоизмещении корабля 1300 тонн заявленные характеристики впечатляют. Во-первых, это автономность 60 суток и дальность плавания 6000 миль. Во-вторых, возможность установки на борту комплекса ударного ракетного вооружения. То есть это скорее полноценный ракетный корабль, чем патрульный. «Василий Быков» и «Дмитрий Рогачев» были заложены в 2014 году, «Павел Державин» заложен недавно, в феврале 2016 года. Планируется построить серию из шести кораблей к 2020 году.

Самое интересное, что эти четыре абсолютно разных по классу корабля объединяет одно очень важное преимущество. На каждом из них могут размещаться ракеты семейства «Калибр». Каждый корабль может нести на борту восемь ракет, а подводная лодка – четыре. Об этом комплексе было написано немало, поэтому не хочется заострять на нем внимание. Лишь напомню, что помимо ракетных ударов из акватории Каспийского моря по целям в Сирии 7 октября 2015 года и 20 ноября 2015 года, также отличилась и подводная лодка «Ростов-на-Дону» ЧФ: 8 декабря 2015 года, находясь в водах Средиземного моря, она нанесла удар четырьмя ракетами 3М14 «Калибр-ПЛ» из подводного положения по объектам террористов в Сирии.

Новый оборонный заказ Стратегии_2016_№ 2Так будет выглядеть ВМБ Новороссийск после окончания строительства

Не могу объективно оценить, насколько хороши эти новые корпуса, ибо для этого нужно послужить на них или хотя бы выслушать мнения компетентных специалистов. Однако есть очевидные факты. Проект 11356 достаточно хорошо «обкатан» на Индии, и министерство обороны этой страны желает и дальше получать эти корабли для своих военно-морских сил (упорно ходят слухи, что «зависшие» три корпуса Индия хочет у нас купить). Проект 636.3 является дальнейшим развитием проекта 877 («Варшавянка»), а наличие на борту комплекса крылатых ракет «Калибр-ПЛ» превращает эту лодку в очень грозный инструмент, так как ракета 3М-14 может снаряжаться специальной боевой частью (ядерной боеголовкой). Малые ракетные корабли проекта 12631 уникальны тем, что в столь малое водоизмещение уместили все тот же «Калибр-НК». Очевидные минусы – малая автономность и дальность плавания, а также значительное ограничение по мореходности. Проект 22160 – это явно «темная лошадка». Но если заявленные характеристики будут соответствовать действительности, то это окажется просто уникальный корабль. Как говорится, поживем – увидим.

 Противокорабельные возможности полуострова

Возвращение Крыма в состав России позволило нам значительно усилить полуостров. Основным средством противодействия кораблям противника с берега являются береговые ракетные комплексы «Бастион» и «Бал» (15-я отдельная береговая ракетно-артиллерийская бригада). Размещение этих комплексов на юге полуострова ставит под вопрос безопасность плавания кораблей вероятного противника в большей части Черного моря. А при взаимодействии с 11-й отдельной береговой ракетно-артиллерийской бригадой (Анапа) можно перекрыть практически все Черное море.

«Бастион» имеет дальность стрельбы до 300 км и высокую вероятность поражения цели за счет скорости полета крылатой ракеты (2,0...2,5М). У «Бала» предел по дальности полета 120 км и крылатая ракета дозвуковая, но высокую вероятность поражения цели он обеспечивает за счет залпа крылатых ракет за короткое время (интервал между пусками ракет 3 секунды).

Ударные возможности полуострова значительно увеличатся за счет обновления авиапарка 43-го морского штурмового авиационного полка (Саки) и 318-го смешанного авиационного полка (Кача). Основные ударные носители – бомбардировщики Су-24, Су-24МР и многофункциональные истребители Су-30СМ. Достаточно серьезным подспорьем в уничтожении кораблей противника станет и использование штурмовой авиации 37-го смешанного авиаполка. Штурмовик Су-25СМ отлично справится с небольшой морской целью класса «катер». В поиске и уничтожении подводных лодок будут использоваться противолодочный самолет Бе-12 и вертолет Ка-27.

Что у соседей?

Первое, что придется констатировать, это то, что у нас на Черном море однозначных союзников нет.

  • ВМС Украины. Этот флот существует только на бумаге. Единственным полуживым кораблем является сторожевой корабль «Гетман Сагайдачный». Этот корпус закладывался как сторожевой корабль проекта 11351 «Нерей» и являлся восьмым корпусом в серии пограничных сторожевых кораблей для ВМФ СССР. Кораблю 23 года, и он «беззубый», то есть ударное ракетное оружие на нем отсутствует. На этом обзор украинских ВМС окончен.
  • ВМС Болгарии. Основным ядром флота болгар-моряков являются три стареньких фрегата (бывшие бельгийские, 1970-х годов постройки). Несмотря на то, что эти корабли являются носителями крылатых ракет Exocet, рассматривать их всерьез не стоит. Все остальные корабли флота – это малые противолодочные корабли и ракетные катера советской постройки в количестве пяти единиц.
  • ВМС Румынии. С румынами история также не лучше. Основой флота являются два списанных фрегата «Тип 22», купленные у Великобритании (1987 и 1988 годов постройки). Оба корабля прошли модернизацию в Англии, но не являются носителями ударного ракетного вооружения. Есть еще фрегат «Мэрэшешть» собственной разработки, но он вышел крайне неудачным и сегодня используется скорее как учебный корабль. В наличии также четыре корвета водоизмещением 1600 тонн. Но их можно классифицировать скорее как артиллерийские корабли, из-за отсутствия ракетного вооружения. Остальные корпуса недостойны рассмотрения из-за своей крайне низкой полезности.
  • ВМС Грузии. Грузинский флот перестал существовать в августе 2008 года. Жирную точку поставили бойцы противодиверсионного отряда ЧФ, которые подорвали все катера и корабли в Поти.
  • ВМС Турции. К туркам нужно отнестись со всей серьезностью. Поскольку на сегодняшний день они имеют явное превосходство в кораблях. Во-первых, это серьезные подводные силы. Все 13 лодок, находящихся в строю, строились в Германии с 1976 по 2007 год: пять лодок типа «Атылай», четыре лодки типа «Превезе» и четыре лодки типа «Гюр». Лодки типа «Гюр» – самые свежие, 2000-х годов постройки. На них могут размещаться противокорабельные ракеты Sub Harpoon. Кроме того, турки в 2011 году подписали с немцами договор о постройке шести лодок «тип 214». Это будет уже совсем другое поколение субмарин с воздухонезависимой двигательной установкой, что в разы повышает скрытность.

Надводный флот представлен фрегатами. Восемь кораблей типа «Оливер Хазард Перри», переданные ВМС Турции по программе военной помощи от США (1998–2003 годы). Четыре фрегата типа «Явуз» строились в Германии в период 1985–1989 годов; четыре фрегата типа «Барбаросс» построены там же в период с 1997 по 2000 год. Все фрегаты несут на борту по восемь крылатых ракет Нarpoon. Далее переходим к корветам (аналоги наших малых ракетных кораблей). До недавнего времени основным корветом турецких ВМС был корвет «тип В». В начале 2000-х Турция получила от Франции шесть б/у корпусов (построены в 1974–1976 годах). Каждый корвет располагает четырьмя крылатыми ракетами Exocet. Но сегодня им активно готовят замену. В 2008 году Турция запланировала серию из 12 корветов проекта MILGEM и заложила первый корпус. На сегодняшний день флаг подняли на двух единицах – TCG «Heybeliada» и TCG «Büyükada». В активной постройке находятся еще два корпуса. Это первые корабли национальной постройки, и, что самое интересное, проект достаточно удачный. Получился современный универсальный корабль, способный уничтожить любой тип цели: корабль, подводную лодку и самолет. Кроме того, Турция имеет порядка 20 ракетных катеров, а это немало.

Важно еще то, что турецкий флот сегодня готовится к активному обновлению. Амбиции адмиралов Порты впечатляют. В ближайшие годы Турция хочет получить эсминец УРО и универсальный десантный корабль. И это нельзя не учитывать.

Итоги и прогнозы

Итоги неутешительные. На сегодняшний день наш корабельный состав уступает странам НАТО в Черноморском регионе по количеству боевых кораблей и катеров. По количеству носителей противокорабельных крылатых ракет отставание еще большее.

В полномасштабные боевые действия на Черном море верится с трудом, поскольку, при очевидном отставании в кораблях и катерах, мы имеем явное преимущество в авиации (и в возможности при необходимости в кратчайшие сроки усилить авиационную группировку) и береговых ракетных комплексах. То есть сейчас выполняется первый шаг – обеспечение безопасности Крыма и Кавказа. И в ближайшие 4–5 лет ситуация улучшится (особенно в качественном отношении).

Но не стоит забывать, что основная задача Черноморского флота – это не доминирование на Черном море (это само собой разумеющееся). Черноморский флот во все времена, как в Российской империи, так и в СССР, был инструментом влияния на Средиземноморский театр. И тут все непросто. Последний оплот нашей политики в Средиземном море находится в Тартусе. И «сирийский экспресс» вскрыл все проблемы ВМФ.

Во-первых, у нас катастрофическая нехватка десантных кораблей. Для обеспечения «сирийского экспресса» большие десантные корабли собирали со всех флотов. Когда и этого стало не хватать, пришлось выкупить у Турции три старых сухогруза (при необходимости, могу их перечислить) и включить их в состав Черноморского флота.

Во-вторых, у нас нет кораблей дальней морской зоны. А то, что осталось, уже давно пора списывать. На смену крейсеру «Москва», обеспечивавшему безопасность в зоне Тартуса, пришлось гнать из Владивостока крейсер «Варяг».

В-третьих, у нас нет судов обеспечения. 9-я бригада морских судов обеспечения представляет собой печальное зрелище. Командирам судов ПМ-138 и ПМ-56 (плавмастерские), выполнявших рейсы в Тартус, нужно поставить памятник при жизни. Ибо такие переходы на сорокалетних «стариках» – достаточно рискованное дело. В общем, работы предстоит еще очень много.

Итак. Мы снова взяли в руки «черноморский меч» – Крым. К 2020 году боевой корабельный состав ЧФ значительно обновится. Это изменит расклад сил в Черном море, но не изменит в Средиземном. Однако начатая кораблестроительная программа по обновлению флота в целом дает возможность с оптимизмом смотреть в будущее.

Что хочется пожелать

Необходимо строить корабли для Черноморского флота, закладывать большее количество кораблей в серии. Малые ракетные корабли проекта 12631 вполне способны закрыть ближнюю морскую зону, а сторожевые корабли проекта 11356 и патрульные корабли проекта 22160 обозначат наше присутствие в Средиземном море. Так как с «мистралями» нас «прокатили», необходимо сделать упор на развитие проекта 11711 «Тапир» (большой десантный корабль). Хотя бы потому, что сегодня у нас нет альтернативы. Напомню, что ввод головного корабля «Иван Грен» планируется в текущем году. А учитывая потребности в этом классе корабля на других флотах, строить их нужно десятки. Не вкладывать средства в «виртуальный проект отечественного мистраля» (проект «Прибой»), а строить то, что мы уже можем, совершенствуясь с каждым новым корпусом.

Сейчас не самое лучшее время для дорогостоящих экспериментальных, если не сказать авантюрных, проектов. В ситуации экономического кризиса необходимо исходить из принципа «минимальные вложения – максимальная эффективность». Четыре кораблика 106-й бригады Каспийской флотилии ярко доказали рациональность такого подхода осенью прошлого года.

Что ж, мы в самом начале долгого пути восстановления нашего военно-морского флота. Напоследок эту маленькую рюмочку, но с большим чувством, я поднимаю за здоровье моих братьев-черноморцев! Терпенья вам и удачи!

 

Карта_Черноморского флота

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры