Валерий Половинкин: “Никогда малые корабли не смогут заменить корабли океанской зоны…”

Военно-морской флот России проходит этап активного обновления. В ближайшие годы его боевой состав пополнят стратегические и многоцелевые подлодки четвертого поколения, новейшие фрегаты, оснащенные перспективным оружием, различные корабли ближней морской зоны.

О перспективах отечественного флота свое мнение в интервью ТАСС высказал научный руководитель Крыловского государственного научного центра Валерий Половинкин.

 


ТАСС: В опубликованной Минпромторгом "Стратегии развития судостроительной промышленности на период до 2035 года" говорится, что при негативном сценарии развития экономики строительство эсминца "Лидер" и нового авианосца будет отложено до 2035 года и далее. Как вы думаете, насколько мы сегодня близки к такому сценарию?

Валерий Половинкин:

— Я убежден, что средства и возможности у государства есть, просто в любой системе всегда рассматриваются различные варианты и сценарии развития. Но все же исхожу из того, что первичной здесь должна быть не экономика, а концепция государственной безопасности. Если мы говорим, что Россия — морская держава и должна поддерживать свое присутствие в любой точке Мирового океана, то необходимо разрабатывать инструменты обеспечения ее безопасности. Именно тогда флот должен иметь в своем составе все типы и классы кораблей, иначе глобальные задачи он решить не сможет.

К этому вопросу не раз возвращались, например, после революции 1918 года, когда дискутировали, каким должен быть флот молодой Республики. Тогда было принято решение о создании "тюлькиного" или "москитного" флота. Такая концепция имеет право на жизнь, но тогда мы будем защищать себя у бережка. Это позиция страуса.

Сегодня много говорят о создании высокоточного дальнобойного оружия и о том, что оно решит все проблемы. Вроде как проживем без кораблей океанской зоны. Но это не просто ошибочно, а, мягко говоря, очень недальновидно. Ведь применение корабля малого водоизмещения напрямую связано с ограничениями — волнением моря. Например, малые ракетные корабли не могут применять оружие при волнении от трех-четырех баллов. Только крупный корабль обладает всеми видами обороны — противолодочной, противоминной.

Поэтому никогда и ни при каких обстоятельствах малые корабли не смогут заменить корабли океанской зоны. Можно привести массу примеров, когда просто демонстрация Андреевского флага предвосхищала войну и в Индийском океане, и в Средиземном море.

ТАСС:  Но главком ВМФ РФ Владимир Королев недавно заявил о том, что Россия будет наращивать число кораблей — носителей высокоточного оружия и только потом, в отдаленной перспективе, перейдет к строительству крупных надводных единиц.

Валерий Половинкин:

— Любой флотоводец, и в первую очередь главнокомандующий, понимает значение флота. И прекрасно отдает себе отчет в его комплектовании.

Если пока нет возможности строить эсминцы и авианосцы, необходимо строить хоть что-то. Но с моей точки зрения, это достаточно спорная ситуация. Современное высокоточное оружие является уникальным, во многих случаях может решать и стратегические задачи. Но исход войны оно не решит. Кроме того, у него есть один недостаток. Оно эффективно с точки зрения неподвижных целей, пунктов управления, складов. Если появляются маневренные цели — это уже проблема.

ТАСС: Сколько России нужно авианосцев?

Валерий Половинкин: 

— Конкретные цифры указаны в кораблестроительной программе РФ до 2050 года. Исходя из научного понимания вопроса, Северный и Тихоокеанский флоты России по определению должны иметь авианосные корабли. Дальше простая арифметика: корабль не может постоянно находиться в строю, он должен проходить различные виды технического обслуживания, ремонты и прочее. То есть даже теоретически это как минимум по два корабля на регион.

Если же говорить о полноценном авианосном соединении, то, например, у американцев количество авианосных ударных групп избыточно. Но у них и аппетиты другие.

Что касается водоизмещения перспективного российского авианосца, то я бы назвал цифры от 60 до 100 тыс. тонн. Этот разброс вполне объясним: выбор водоизмещения напрямую зависит от типа энергетики корабля и состава летательных аппаратов. Если газотурбинная — это одно, если атомная энергетика — тогда другое, значительно большее водоизмещение.

В бытовом смысле для экипажа или с точки зрения автономности лучше атомная установка. Однако если предусматривать вариант прямого боестолкновения, начинаете задумываться. С точки зрения остальных показателей атомная энергия безальтернативна.

Но если у нас будет один авианосец, тем более малого водоизмещения, — это неинтересная, тупиковая ситуация. Он не сможет решать весь спектр задач, половина флота будет заниматься только тем, что будет его охранять.

ТАСС:  Но "Адмирал Кузнецов" один уже много лет.

Валерий Половинкин:

— "Кузнецов", кстати, очень приличный корабль. Идея, которая была воплощена в Невском ПКБ в то время, является правильной. Посмотрите, например, на опыт эксплуатации авианосца "Викрамадитья", созданного из корабля того же проекта. Индийские моряки очень им довольны. Тут играет роль и культура эксплуатации корабля, и подготовка экипажа, и многие другие факторы.

ТАСС:  Сколько лет уйдет на постройку перспективного авианосца — от принятия решения до поднятия флага?

Валерий Половинкин: 

— Считается, что от момента появления идеи по созданию корабля до ее реализации проходит не менее семи-девяти лет. Это классический случай. Разработка нового оружия длится и того дольше — 15–17 лет. Как правило, конструктор действует на упреждение, работает на перспективу.

Технологические возможности российских заводов позволяют решать любую поставленную задачу. Но с моей точки зрения, раньше 2030–35 года новый авианосец построен не будет. На его строительство при благоприятных условиях понадобится не менее десяти лет, если не будет задержки финансирования и поставок оборудования и комплектующих.

ТАСС:  Вы упомянули, что концепция постройки маленьких авианосцев тупиковая. Почему?

Валерий Половинкин:

— Любой авианосец решает свои задачи, если он обладает всем необходимым оружием. Его главное оружие — это летательные аппараты. Маленький авианосец не располагает самолетами разведки, радиолокационного дозора, целеуказания, штурмовой авиации, прикрытия, он решает какую-то частную задачу. Такой корабль непозволительно иметь, потому что он малоэффективен.

Облик авианосца определяет сбалансированный парк летательных аппаратов. В то же время я не сторонник разговора о том, что водоизмещение российских авианосцев обязательно должно быть как у американских — 100 тыс. тонн и более. Английский авианосец "Королева Елизавета" (Queen Elizabeth) в газотурбинном варианте обладает водоизмещением около 60 тыс. тонн и всеми необходимыми летательными аппаратами.

Сравнительно небольшое водоизмещение наших перспективных авианосцев может быть компенсировано за счет радикальных изменений формы их корпуса. Здесь подойдет любое решение, которое приведет к увеличению площади палубы. Второй немаловажный момент — массогабаритные показатели летательных аппаратов и их радиус действия. Наши самолеты традиционно тяжелые, они требуют палубы трамплинного типа или катапульту. Я считаю, что нужно делать симбиоз трамплина и катапульты.


Фото: © Крыловский государственный научный центр 
Подробнее на ТАСС

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры