НАТО – 2018. Итоги июльского саммита

Автор Андрей Фролов. 

В Брюсселе 11–12 июля прошел очередной саммит НАТО, к которому было привлечено большое внимание не только в западном мире, но и в России. 

Специфики ему добавлял тот факт, что встреча впервые проходила в новом здании политической структуры НАТО, а также присутствие на саммите Дональда Трампа, который впервые принял участие в мероприятии блока такого уровня. 


 

Демонстрация Трампа 

Несмотря на то, что главным ньюсмейкером мероприятия стал опять-таки Дональд Трамп, который свою публичную повестку дня сформировал под лозунгами «европейцы должны платить больше» (выделять чуть ли не 4% от ВВП на военные нужды) и «покупка российского газа Европой только усиливает Россию», решения саммита, оставшиеся «в тени», представляют намного больший интерес. Впрочем, как и инвективы Трампа, которые при ближайшем рассмотрении имеют свою собственную логику.

Так, требование к странам НАТО увеличить расходы на оборону следует трактовать не столько как очередной шаг в антироссийской риторике, сколько попытку переформатировать обязательства США и иметь возможность сконцентрировать ресурсы на китайском направлении. Хотя напрямую расходы, связанные с обеспечением безопасности в Европе, в военном бюджете США в 2017 году составляли порядка 30 млрд долларов (около 5%), возможность отказаться от ряда обязательств и переложить их на европейских союзников лишней не будет. Особенно в свете того, что в 2017 году более 2% ВВП на военные нужды, кроме самих США, в НАТО тратили только Великобритания, Эстония и Греция (и у Польши этот показатель близок).

При этом среднее значение составляло 1,3% (с учетом Исландии, у которой нет расходов на оборону). В то же время в НАТО существует еще один показатель, о котором говорится меньше, – это доля расходов на развитие (то есть, ремонт, модернизацию и новые закупки) в военных расходах. Целевой показатель НАТО составляет 20%. Среднее значение по блоку достигает 19,27%, и число стран, которые превышают данный уровень, намного больше – таковых уже 12 (рекордсменом выступает Люксембург с 35%).

В отношении расходов на военные нужды следует отметить еще один нюанс. По правилам НАТО «в зачет» идут как расходы непосредственно на вооруженные силы, так и расходы других силовых ведомств, а также пенсии (военному и гражданскому персоналу, вне зависимости от того, какое ведомство ведет выплату), расходы на НИОКР (причем эти расходы не обязательно должны завершаться успешной разработкой вооружения), расходы на военную составляющую государственно-частного партнерства, расходы на общую инфраструктуру НАТО.

А вот выплаты за разрушения и повреждения от ведения боевых действий, а также расходы на структуры гражданской обороны в определение военных расходов НАТО не входят. Отдельный сюжет связан с финансированием деятельности собственно НАТО, но бюджет организации составляет 1,573 млрд долларов, из которых 22% вносят США (следующей идет Германия с 14%), но о росте расходов на бюрократические структуры разговор явно не идет.

Декларации и намерения 

Разумеется, следует отметить создание штаба корпуса в Румынии численностью 400 человек. Он будет подчиняться командованию в Неаполе и отвечать за восточный «фланг» НАТО, в том числе координируя развертывание войск и проведение учений численностью до 100 тыс. человек. Это укладывается в концепцию «высокой готовности», озвученной в ходе последнего саммита, которая предусматривает принцип «четыре на 30»: готовность 30 батальонов, 30 эскадрилий и 30 боевых кораблей в течение 30 дней. Кроме того, согласовано решение о создании двух новых командований – в США и Германии (будет отвечать за логистическое обеспечение), а также подразделений по киберобороне и борьбе с гибридными угрозами.

В то же время в декларации Брюссельского саммита довольно много места было уделено России. Так, отмечалось, что в течение двух десятилетий НАТО работало над выстраиванием партнерства с Россией, однако последние действия с ее стороны привели к снижению стабильности, увеличили неопределенность и изменили ситуацию с безопасностью. Интересно, что НАТО полагает все свои действия соответствующими принятым на себя обязательствам, и они не могут считаться противоречащими Основополагающему акту «Россия – НАТО».

При этом документ ясно говорит о том, что страны-члены подтверждают решения предыдущих двух саммитов НАТО в отношении России и продолжат укреплять свои возможности по сдерживанию («deterrence» – этот термин можно понимать и как ядерное сдерживание) и обороне, включая присутствие в восточной части альянса. Кроме того, заявляется, что НАТО не стремится к конфронтации с Россией и не представляет для нее угрозу.

Однако далее целый пункт выделен под определение того, почему угрозой для НАТО является Россия. Среди причин называются дестабилизация на востоке Украины и «аннексия» Крыма, провокационная военная активность, в том числе в регионах рядом с границами НАТО, развертывание в Калининградской области современных ракет, способных нести как конвенциональный, так и ядерный заряд, повторяющиеся нарушения воздушного пространства стран-членов НАТО, постоянное военное строительство в Крыму, безответственная риторика в части ядерного оружия, внезапные учения, а также рост числа учений с наличием ядерного оружия в сценарии. Ко всему добавляются нарушения Россией режима ограничения и сокращения вооружений, а также мер доверия, вмешательство в выборы и нарушение суверенитета других стран, гибридные действия, компании по дезинформации и злонамеренные действия в киберпространстве. Здесь же включены и обвинения в применении химического оружия в Солсбери. Причем данные строчки декларации явно носят субъективный характер и были вписаны по настоянию Великобритании (одна из немногих стран, отдельно упомянутых в декларации).

Наряду с этими выпадами отдельный пункт посвящен бывшим республикам СССР – Украине, Молдавии и Грузии в контексте их взаимоотношений с Россией. НАТО призывает Россию вывести оттуда войска, «размещенные без согласия на то [этих] государств». Аналогично в документе содержится призыв к выводу всех сил и войск с территорий Донецкой и Луганских областей, прекращению помощи республикам Новороссии и поддержке Нормандского формата. В этом пункте содержится и небезынтересный тезис о том, что НАТО заявило о поддержке демократических реформ в Молдавии и военного строительства в республике.

Интерес представляют и отсылки НАТО к вопросам об оружии массового уничтожения и стратегических системах. Так, в очередной раз в декларации утверждается, что система ПРО в Европе не несет, и не будет нести никакой угрозы ядерному потенциалу России, а вот заявления России, в которых она угрожает держать под прицелом страны-члены НАТО из-за наличия в них элементов ПРО, наоборот, носят деструктивный характер.

Следует обратить внимание и на упоминание применения химического оружия. Наряду с Сирией, НАТО перечисляет Великобританию, Ирак и Малайзию как страны, где оно применяется.

Работа на полях саммита 

Интересным событием стало подписание на полях саммита соглашения между Бельгией и Нидерландами о совместной эксплуатации военно-транспортного самолета Airbus А400М. Парк самолетов этого типа в ВВС обеих стран составляет восемь машин. Тем самым две эти страны сделали очередной шаг на пути фактического объединения своих вооруженных сил: к примеру, уже сейчас Голландия осуществляет ПВО Бельгии при помощи ЗРК Partriot РАС-3, а ВМС обеих стран уже де факто объединены.

В свою очередь, своего рода «спин-оффом» саммита стало создание Северного многонационального дивизионного командования (Northern Multinational Division Command) между Данией, Латвией и Эстонией, причем Канада, Великобритания и Литва выступили в роли «участвующих стран». Эта группа будет заниматься вопросами Балтийского региона, иметь под своим командованием две бригады, а также координировать учения и операции в регионе. Все это делается для подготовки к возможному конфликту, который может возникнуть в регионе Балтийского моря.

Итоги и перспективы 

Подводя итоги саммита, надо отметить следующее: складывается впечатление, что в долгосрочной перспективе США планируют снизить свои военные обязательства при сохранении военных баз в Европе и, возможно, переформатировать взаимоотношения внутри альянса в пользу ярко выраженных двухсторонних связей. Последствием этого станет дальнейшее расширение НАТО, более плотный контроль над некоторыми европейскими государствами и продолжение «сдерживания» России, причем в первую очередь экономическими методами. Такое положение вещей приведет к росту роли европейской части НАТО в поддержании европейской стабильности. Это уже было видно по различным двухсторонним и многосторонним форматам деятельности, которые ярко проявились в ходе прошедшего саммита.

В то же время НАТО продемонстрировал (возможно, невольно) применимость к себе принципа «велосипеда» – надо постоянно «крутить педали», чтобы не останавливаться и не падать. Это выразилось в приглашении в альянс Македонии и фактически озвученные намерения принять в альянс Грузию. Соответственно, Грузия имеет шанс стать первым членом СНГ (хотя и бывшим), что вступит в ряды альянса. Хотя реальная ценность этого «приобретения» для НАТО в кратко- и среднесрочной перспективе весьма неоднозначна, это создаст прецедент принятия в состав альянса страны с явными неурегулированными территориальными спорами и наличием потенциальных конфликтов с соседями.

При этом не вызывает сомнений, что призыв Трампа увеличить военные расходы европейских стран-членов НАТО будет услышан. Более того, некоторые из них еще до саммита заявили о планах увеличить военные расходы, причем этот рост в значительной степени придется на закупку новых вооружений. 

 

"Новый оборонный заказ. Стратегии" 
2018, август 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры