Зима близко? Призрак русской угрозы и ядерная доктрина США

Автор: Александр Ермаков 

Послание Президента России Федеральному собранию 1 марта, значительная часть которого была посвящена ядерному оружию, прозвучало не в вакууме. 

Фоном для него послужила публикация новой ядерной доктрины США, точнее, ключевые стратегии, содержащиеся в ней. 

 

На фото: потенциальные носители ядерных КРМБ эсминцы типа Zumwalt 

 

Четверть века после окончания Холодной войны ядерному оружию в американском военном строительстве была уготована роль пасынка. Единственным боеприпасом, принятым на вооружение за это время, стала выпущенная небольшой серией в 50 единиц авиабомба B61-11, являющаяся переделкой имевшихся B61-7, с целью придать им возможность поражения подземных целей.

При этом за тот же период с вооружения были сняты такие системы, как, например, высокомощные авиабомбы B53, крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) Tomahawk с ядерными боевыми частями, тяжелые твердотопливные МБР LGM-118 Peacekeeper и авиационные КР AGM-129 ACM. В последних двух классах на вооружении оставили более старые системы (по соображениям дешевизны и простоты эксплуатации), а Tomahawk в качестве носителя ядерного оружия замены не получил вовсе.

Ввиду уже не морального, а физического старения носителей и зарядов перед США стоит масштабная задача обновления триады своих стратегических ядерных сил (СЯС). Вопросы модернизации СЯС США и России «Новый оборонный заказ. Стратегии» уже рассматривал ранее (№3/2016, №4/2016№5/2016)

Было сокращено и практически все тактическое ядерное оружие (ТЯО), на вооружении остались только авиабомбы семейства B61. При этом, будучи развернутыми в Европе (на данный момент в Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции) в количестве порядка двухсот единиц, они традиционно являются серьезным раздражителем в отношениях с Москвой, которая воспринимает это не только как нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия (к применению бомб подготавливают местных военных), но и как агрессивное по отношению к ней передовое развертывание ядерного оружия.

С бомбами семейства B61 связана еще одна проблема – с 2012 года в США начато, под видом программы «продления жизненного цикла», создание модификации B61-12, которая должна стать первой корректируемой ядерной бомбой, что начнет поступать на вооружение в начале следующего десятилетия. Уменьшение кругового отклонения до величины порядка 30 м позволит поражать даже укрепленные подземные цели зарядом относительно малой мощности. 

Особые опасения вызывает то, что создание B61-12 сопровождается лозунгами «снижения побочного ущерба». Это говорит о том, что американские военные планируют рассматривать B61-12 не как оружие сдерживания, но как оружие, потенциально применимое в локальном конфликте (очевидно, что если в войне с Россией или Китаем дело дойдет до применения ядерного оружия, «побочный ущерб» и «экологичность» иметь значения уже не будут). 

Ядерная политика Трампа

Дональд Трамп после вступления в должность дал указание подготовить новый «Обзор ядерной политики» (Nuclear Posture Review, NPR), документ, который декларирует воззрения очередной президентской администрации на ядерное оружие. На подготовку NPR’18 ушел год, документ был опубликован 2 февраля 2018 года и находится в открытом доступе на сайте Пентагона вместе с кратким изложением его на русском, китайском, корейском, японском и французском языках.
На первом плане в NPR’18 располагается Россия. Даже если забыть о серьезном обострении российско-американских отношений в последние годы, это было бы оправданно хотя бы ввиду многократного превосходства российского ядерного арсенала над силами других стран, а по многим параметрам – преимущества и над американским. В целом внимание составителей обзора привлекли три страны – Россия, Китай и КНДР, как «не следующие нашему руководству» (цитата из документа). Прочие обладающие ядерным оружием страны не упомянуты вовсе, что говорит о том, что международное положение интересовало авторов только в качестве обоснования своих предложений. Именно в этом ключе рассматривается и российское ядерное оружие. При этом выпячивается несколько «выгодных» (для составителей NPR’18) аспектов.

В первую очередь это проходящая красной нитью через весь обзор идея о том, что Россия в случае конфликта с НАТО будет придерживаться тактики «эскалации для деэскалации». В упрощенном изложении она выглядит так: после скоротечной начальной фазы конфликта (каноническим примером служит пресловутый «захват Прибалтики») Москва применит нестратегическое ядерное оружие против какой-нибудь символической цели. Таким образом, ставки в конфликте будут резко подняты, и не готовые к этому страны НАТО пойдут на переговоры и заключат перемирие на российских условиях.

Подобные фобии длительное время пропагандировались западным экспертным сообществом, и наличие у России таких планов на случай конфликта с Западом успело стать практически аксиомой. При этом российские официальные лица никогда не озвучивали приверженности подобной тактике, а официальной российской доктрине применения ядерного оружия она и вовсе противоречит. Что, впрочем, совершенно не смутило авторов NPR’18, благодаря которым подобные намерения присвоили Москве на страницах уже не доклада частного аналитического центра, но официального доктринального документа. 

Объясняется особый интерес к «эскалации для деэскалации» просто: особая эффективность этой тактики против США видится в слабости американского ТЯО и наличии большого «разрыва» между ненадежными в доставке к цели авиабомбами и стратегическим ядерным оружием, с высокой вероятностью провоцирующим полномасштабную ядерную войну. Ввиду подобного разрыва США, по мнению авторов обзора, ограничивают себя в средствах для адекватного соразмерного ответа на демонстративное применение ТЯО. Особо этот разрыв бросается в глаза на фоне России, обладающей большим, современным и разнообразным арсеналом ТЯО, что делает использование ее в качестве «пугала» еще более выгодным.

Для исправления этой ситуации предлагаются две практические меры – оснащение части баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) Trident II боевыми блоками малой мощности и создание КРМБ с ядерной боевой частью. Предполагается, что они встанут на место «пропущенных ступенек» в лестнице эскалации и дадут инструменты для адекватного соразмерного ответа на символическую возможность применения русскими ТЯО. 

Легкие боевые блоки планируется принять на вооружение максимально быстро – уже с 2019 года. Такая оперативность будет достигнута за счет того, что планируется лишь минимальная доработка имеющегося блока W76. В ходе обслуживания в термоядерном заряде мощностью 100 кт вторая ступень будет заменена инертным грузом. Таким образом, останется «классический» ядерный заряд мощностью, согласно утечкам информации в экспертное сообщество, порядка 5 кт. На производство нескольких десятков зарядов, которые получат индекс W76-2, планируется потратить в ближайшие пять лет 48,5 млн долларов. 

С новой ядерной КРМБ ясность на данный момент отсутствует. В NPR’18 она откладывается на более далекую перспективу, и не озвучено даже, идет ли речь о повторном создании ядерного Tomahawk или о ядерной модификации перспективной КРМБ, которая придет ему на смену. При этом вопрос с КРМБ США увязывают не только с мифической темой «эскалации для деэскалации», но и с другой многократно упомянутой в документе «российской» темой – обвинениями в создании наземного комплекса с крылатой ракетой, нарушающего Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (подробнее о спорах вокруг ДРСМД в журнале "Новый оборонный заказ. Стратегии", №2 (49) 2018г.).

В качестве ответных мер США уже начали разработку собственного аналогичного комплекса, но он (по крайней мере, пока) декларируется как неядерный. Соответственно, «ядерной» частью ответа должна стать ядерная КРМБ, и американская сторона уже заявляла, что готова отказаться от ее создания, если Москва «вернется к соблюдению ДРСМД». Впрочем, учитывая категорическое отрицание Россией американских обвинений в этой области и общий уровень отношений, подобный сценарий крайне маловероятен. Скорее подобные заявления делаются для того, чтобы подчеркнуть «ответный» характер этих планов.

Создание ядерной КРМБ значительно повысит ударную мощь американского флота. В дополнение к находящимся постоянно на патрулировании шести-восьми ПЛАРБ ядерным оружием будут вооружены многочисленные многоцелевые субмарины. Очевидно, что дальность перспективной КРМБ составит не менее 2500 км, чего будет достаточно для поражения целей в европейской части России из достаточно безопасных для американского флота Северного и Средиземного морей.

При этом в составе ВМС США как минимум до середины следующего десятилетия будут находиться четыре переоборудованные в носители КРМБ подлодки типа Ohio, несущие по 154 ракеты каждая. Снятие их с вооружения будет компенсировано оснащением последних десяти многоцелевых лодок типа Virginia вертикальными пусковыми установками на сорок КРМБ (современные оснащаются двенадцатью). Потенциально в качестве носителей таких ракет смогут выступать еще и надводные корабли. В частности, уже высказывались предложения использовать в качестве носителей ядерных КРМБ эсминцы типа Zumwalt.

Кроме сомнительных утверждений о тактике и нарушении Россией международных договоров, в NPR’18 подчеркивается, что в последние четверть века российские СЯС, в отличие от американских, значительно обновились. Это подается в качестве еще одного обоснования необходимости обновления американской триады, на что, учитывая расходы на эксплуатацию, планируется потратить в ближайшие 30 лет более 1,2 трлн долларов. Впрочем, как уже говорилось выше, данный вопрос для американцев действительно «перезрел».

Примечательно, что перечисляя российские новинки, авторы упомянули широко освещавшиеся ранее в медиа гиперзвуковые управляемые боевые блоки МБР и известный как «Статус-6» подводный ядерный беспилотный аппарат, но совершенно «забыли» аэробаллистическую ракету «Кинжал» и крылатую ракету с ядерным двигателем. Это вызывает дополнительные сомнения в искренности заявлений Вашингтона, что в послании 1 марта не было озвучено ничего нового.

Справедливости ради надо отметить, что наряду с регулярными обвинениями в российский адрес в NPR’18 упоминается позитивный общий опыт сокращения СЯС и декларируется желание построить дружественные, партнерские отношения. Конечно, трудно на фоне остальных идей обзора считать это искренним, но сам факт того, что авторы посчитали нужным включить в документ подобные дипломатические «реверансы», нужно признать позитивным. 

Игра с ядерными спичками 

Ряд положений NPR’18, если воспринимать их буквально, вызывают серьезные вопросы. Так, если мы примем все идеи авторов относительно концепции «эскалации для деэскалации», то решение в качестве оптимального средства ответа на эту «тактику Москвы» как можно быстрее создать легкие боевые блоки для БРПЛ – вероятно, наиболее иррациональное. Ведь смысл был получить средство, способное нанести символический ядерный удар, который не будет воспринят как начало массированной атаки.

При этом именно БРПЛ с меньшим временем подлета, чем у расположенных на континенте МБР, традиционно воспринимались в качестве инструмента для первого удара по командным пунктам и прочим первоочередным целям. Даже в зарубежном экспертном сообществе высказываются, мягко говоря, серьезные сомнения в том, что в ситуации острейшего кризиса русские будут разбираться, что за баллистическая ракета запущена в их сторону.

Кроме того, если в качестве второго средства противодействия тактике «эскалации для деэскалации» заявляются КРМБ, то почему нельзя использовать в этом качестве авиационные крылатые ракеты? Авторы сами хвалят авиационную часть триады за гибкость; мощность взрыва состоящих на вооружении AGM-86B вариативна и настраивается от 5 до 150 кт, ей на смену по программе LRSO создается перспективная крылатая ракета. Когда же доходит до сетований на нехватку средств для ответа на потенциальную агрессию Москвы, о них забывают.

Однако если мы примем, что на самом деле в данном документе Россию используют только в качестве «пугала», а в действительности продолжают курс на придание своим ядерным силам возможностей по использованию в локальных конфликтах, все становится на свои места. БРПЛ с пониженным «побочным ущербом» пригодилась бы для превентивного удара в конфликте с малой ядерной державой. Срочность хорошо объясняется сложной ситуацией с КНДР, позитивные сдвиги в отношениях с которой наметились только после того, как обзор был готов. Ядерные КРМБ более универсальны и, конечно, полезны в противостоянии с Россией.

Однако остается неясным, каким образом они могли бы стать «ответом на нарушение ДРСМД», поскольку они легальны, а Москва сама имеет на вооружении аналоги и не признает обвинений в свой адрес. Скорее, таким образом ВМС США хотят вернуть ударную мощь, потерянную в результате опрометчивого решения списать ядерные Tomahawk.  

Хотя тактика, приписываемая нашей стране в NPR’18, сомнительна, декларируемый ответ на нее бессмыслен, а меры по обновлению ядерной триады были давно известны, новая ядерная доктрина США несет для России и мира в целом серьезную угрозу. Хотя США, вероятно, считают, что только подстраиваются под то, что они называют «Второй Ядерной эрой», характеризующейся «расползанием» по миру ядерного оружия, тем не менее, их действия только подстегивают этот процесс. И подготовка своего ядерного арсенала к применению в локальных войнах, превращение его в «высокоточный», наносящий «минимальный побочный ущерб», не может не вызвать ответной реакции у тех, кто опасается его применения против себя.

Россия мало может повлиять на этот процесс, так как приписываемые ей действия служат только в качестве повода. Продемонстрированные в ходе послания 1 марта перспективные российские системы могут мотивировать воздержаться от развязывания гонки СЯС и ПРО с Россией, но никак не повлияют на создание и потенциальное применение ЯО в локальной войне с кем-то еще. Единственное, что можно сделать, – быть готовыми к тому, что рано или поздно придется проснуться в мире, где табу на применение ядерного оружия более не будет существовать. Готов должен быть и свой арсенал.

"Новый оборонный заказ. Стратегии" 
май, 2018г. 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры