Антикоррупционная борьба поставлена на поток

Вопреки расхожему мнению, качество прокурорского надзора сегодня не оценивается по числу возбужденных уголовных дел или осужденных лиц. Акцент сместился на профилактику правонарушений, а результатом деятельности ведомства в части надзора за исполнением законодательства в сфере ОПК становится вовремя и качественно выполненный ГОЗ. Об этом журналу рассказывает начальник Управления по надзору за исполнением законов в сфере оборонно-промышленного комплекса Генеральной прокуратуры РФ Дмитрий Демешин.

– Дмитрий Викторович, что для вашего Управления служит сигналом для проверки предприятия или исполнения конкретного контракта?

– Предоставленные Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» и ведомственными приказами Генеральной прокуратуры Российской Федерации функции и полномочия позволяют на постоянной основе проводить проверки деятельности поднадзорных организаций, включенных в сводный реестр организаций ОПК, и их зависимых обществ, филиалов, контрагентов, в том числе, участвующих в системе кооперации по государственным контрактам, и проверять все вопросы исполнения законодательства в сфере оборонно-промышленного комплекса.

В целях мониторинга выполнения заданий государственного оборонного заказа прокуроры ведут и систематически обновляют реестр государственных контрактов. Под пристальным вниманием находится завершение каждого этапа оборонного контракта. По всем фактам срыва сроков их исполнения принимаются меры реагирования. Одна из задач Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в том числе, состоит в пресечении включения в систему кооперации предприятий – производителей вооружений и военной техники фирм-посредников и однодневок, завышение цен при закупке оборудования и другие.

– Какие из проблем в сфере ГОЗ можно назвать наиболее распространенными?

– В число основных проблем реализации государственного оборонного заказа входят: срыв сроков исполнения контрактных обязательств; слабая организация деятельности; низкий уровень планирования загрузки производственных мощностей, утрата отдельных технологий производства; несоответствие качества продукции, производимой предприятиями оборонно-промышленного комплекса; неэффективный механизм ценообразования; отсутствие действенной системы формирования кооперации, сложности в реализации банковского сопровождения государственного оборонного заказа; ненадлежащая организация претензионной работы по фактам неисполнения договорных обязательств и низкая ее эффективность.

– В своей деятельности вы опираетесь на информацию других ведомств. Каких?

– Генеральной прокуратурой Российской Федерации налажено тесное межведомственное взаимодействие с ФСБ, МВД, ФАС, ФНС, Росфинмониторингом России и Следственным комитетом Российской Федерации по вопросам выявления и пресечения правонарушений и преступлений в сфере ОПК. Информация о совершенных правонарушениях может поступить из любого органа исполнительной власти.

Например, органы прокуратуры ведут активную работу по выявлению фирм-однодневок вместе с налоговыми органами и Росфинмониторингом. За прошедший год инициировано исключение из ЕГРЮЛ свыше трех тысяч фирм-однодневок. Из Росфинмониторинга России может поступить информация о подозрительных транзакциях при перечислении денежных средств государственного оборонного заказа. Такая информация требует проверки схемы их движения и выяснения относительно возможного участия в данной схеме фирм-однодневок, фактически не ведущих хозяйственную деятельность (наиболее заметные признаки которых – их малочисленный штат, образование юридического лица непосредственно перед получением денежных средств и другие).

– Вы организовываете проверки только предприятий, оставляя чиновников без внимания?

– Не только. Генеральная прокуратура Российской Федерации в рамках предоставленных полномочий проводит проверки всех органов федеральной исполнительной власти, по результатам принимаются меры прокурорского реагирования. В качестве примера можно привести выявленные в деятельности МВД России нарушения, связанные с закупками информационных систем. По результатам проверки следственным органом возбуждено и расследуется уголовное дело в отношении бывшего руководителя ФКУ НПО «СТиС» МВД России Андрея Нечаева.

– В целом вы удовлетворены качеством взаимоотношений с органами исполнительной власти?

– Идеальное взаимодействие недостижимо, но мы движемся в нужном направлении, и совместная работа положительно влияет на правовую обстановку в ситуации с гособоронзаказом. Также представители Генеральной прокуратуры Российской Федерации принимают активное участие в заседаниях коллегии Военно-промышленной комиссии РФ по обсуждению проблемных вопросов в сфере ОПК, в межведомственных совещаниях с представителями министерств и ведомств, правоохранительных органов.

Тесное взаимодействие с Военно-промышленной комиссией и Министерством обороны позволили добиться укрепления финансовой дисциплины в оборонной сфере, улучшить ситуацию с исполнением гособоронзаказа, сократить задолженность предприятий по невыполненным обязательствам.

Результаты совместной работы с Федеральной налоговой службой, Счетной палатой, Федеральным казначейством, Росфинмониторингом, Федеральной антимонопольной службой при проведении совместных проверок также свидетельствуют об укреплении законности в оборонно-промышленном комплексе.

– Произошедшее на космодроме «Восточный» уже полузабыто. Есть более свежие примеры?

– Их множество. Например, результатом активной работы прокуроров в сфере ОПК стал вступивший в законную силу в декабре 2017 года приговор Лефортовского районного суда города Москвы, которым генеральный директор ООО «Стройинвест инжиринг СУ-848» осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ по обстоятельствам хищения денежных средств свыше 1 млрд рублей в рамках исполнения контрактов, заключенных между ФГПУ «Рособоронэкспорт» и Министерством обороны Венесуэлы. Гражданский иск был удовлетворен судом, арестованное в ходе предварительного следствия имущество обращено в доход государства.

Приговором Тверского районного суда города Москвы в 2017 году осужден по ч. 4 ст. 160 УК РФ генеральный директор ОАО «КБАЛ им Л.Н. Кошкина», который совершил хищение и растрату денежных средств, причинив ущерб ГК «Ростех» на сумму свыше 7 млн рублей.

– На недобросовестных представителей отрасли вы «обрушиваетесь» всеми возможными статьями УК?

– Незаконные деяния могут квалифицироваться как мошенничество; злоупотребление полномочиями в коммерческой или иной организации, должностными полномочиями; растрата денежных средств; образование юридического лица без цели осуществления экономической деятельности и др.

– А как обстоит ситуация с составами преступлений, которые появились в законодательстве с нового года?

– Новые статьи Уголовного кодекса: 201.1 «Злоупотребление полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа» и 285.4 «Злоупотребление должностными полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа» были введены, в том числе, и по инициативе Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Закон не имеет обратной силы, в связи с чем уголовные дела по данным составам преступлений могут быть возбуждены только с момента принятия данного закона. В настоящее время ведется работа в данном направлении, в применении указанных норм закона в практике.

– Срыв контракта может произойти в силу недобросовестной работы не самого исполнителя, а его контрагентов, а также форс-мажорных обстоятельств или чисто технических непредугаданных проблем. А карательная юридическая норма все равно есть. Получается, что если заказ сорван, новые статьи УК обязывают прокуратуру реагировать на этот факт?

– В двух новых статьях Уголовного кодекса говорится именно о злоупотреблении теми или иными лицами своими полномочиями, если это повлекло «причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства». Комплекс мер, принимаемых Генеральной прокуратурой Российской Федерации, направлен на пресечение, выявление правонарушений, а также на привлечение виновных лиц к предусмотренной законом ответственности, в том числе и уголовной.

При этом Федеральный закон «О прокуратуре» уполномочивает прокуроров принимать и такие меры реагирования, как предостережение о недопустимости нарушения закона. Оно направляется в письменном виде в целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях. В случае неисполнения требований, изложенных в указанном предостережении, лицо, которому оно было объявлено, может быть привлечено к ответственности в установленном законом порядке (дисциплинарной, административной и др.).

Кроме того, к мерам прокурорского реагирования относится представление, которое может быть внесено в соответствующий орган или определенному лицу, имеющим полномочия на устранение допущенных нарушений.

– Конечная цель – сопроводить гособоронзаказ до своевременного выполнения, а не набрать впечатляющую статистику по возбужденным уголовным делам?

– Верно. Как уже озвучивалось выше, существуют и профилактические меры прокурорского реагирования в целях предупреждения правонарушений. Исполнители государственного оборонного заказа могут допускать такие нарушения, ответственность за которые не наступает в рамках уголовно-процессуального законодательства.

– По вашим ожиданиям, законодательство когда-нибудь все-таки будет совершенным?

– Мы работаем над этим. Генеральная прокуратура Российской Федерации вносит предложения по изменению действующего законодательства и его совершенствованию. Например, в 2017 году по инициативе возглавляемого мною управления Председателю Правительства Российской Федерации направлен проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном оборонном заказе» и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» в части наделения прокуроров дополнительными процессуальными правами в сфере оборонно-промышленного комплекса.

"Новый оборонный заказ. Стратегии" 
2018, август 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры