Роботы наступают (часть 3)

 

Продолжение, часть 3

Часть 1 - в №4 (63) 2020

Часть 2 - в №5 (64) 2020

 

 

Робототехнические комплексы (РТК) рассматриваются командованием военно-морских и Космических сил США в качестве высокоэффективных средств обеспечения действий своих сил в условиях войн будущего.

В настоящее время осуществляется теоретическая проработка вопросов обоснования роли и места РТК в ходе подготовки и ведения боевых действий, выработке четких классификационных признаков для каждой группы в зависимости от решаемых задач, определению оптимальной численности РТК в системе вооружения формирований действующих на море и космическом пространстве. 

Морские робототехнические комплексы США

Американские военные теоретики особое внимание уделяют формированию научно обоснованных положений теории одиночного и группового применения морских робототехнические комплексы (МРТК). Исследования по применению МРТК ведутся управлением перспективных исследований МО США, управлением военно-морских исследований МО США, центром усовершенствования офицерского состава  ВМС, центром боевого применения надводных и минно-тральных сил, центром боевого применения подводных сил ВМС, центром изучения проблем боевого применения надводных сил ВМС. С учетом динамики появления принципиально новых РТК, освоения и широкого внедрения устройств и систем с высоким уровнем «интеллекта», планируется, что данные технические средства будут все больше использоваться в целях обеспечения действий подводных лодок, крупных надводных кораблей типа эсминец и авианосец.

 

Современная обстановка в мире требует от ВМС США наращивания возможностей в Индо-Тихоокеанском регионе. Мы не можем полагаться только на 1-й флот ВМС США и силы наших японских союзников. Поэтому нам требуется количественный и качественный рост национальных ВМС. Кроме того, в современных условиях особую роль начинают играть системы с элементами искусственного интеллекта, которые позволят нам выиграть информационное превосходство над противником.

Кеннет Брейтуэйт,
министр ВМС США, контр-адмирал в отставке

 

Военно-морские концепции

Данные подходы нашли отражение в «Концепции военно-морских операций США», изданной в 2010 году. В соответствии с ее положениями, МРТК уже в настоящее время рассматриваются американским командованием в качестве средства достижения целей вооруженной борьбы. Основными задачами, при решении которых будут использоваться МРТК, являются разведка, противоминная борьба, борьба с надводными кораблями и подводными лодками противника, обеспечение безопасности военно-морских баз, портов и объектов военной инфраструктуры, обеспечение действий сил специальных операций, сбор гидрографической и батиметрической информации.

В настоящее время использование МРТК для решения указанных задач осуществляется как в одиночном, так и в групповом вариантах. Наибольшее теоретическое развитие получает подход, при котором группа однотипных МРТК используется при обеспечении действий кораблей авианосных ударных групп (АУГ).

В настоящее время рассматриваются следующие варианты применения МРТК при обеспечении действий АУГ (рис.1):

Рис. 1. Варианты применения подводных аппаратов и безэкипажных катеров при обеспечении действий АУГ

– «Готовность к действиям» (Hold at Risk) – слежение за подводными лодками и надводными кораблями противника в местах их базирования;

– «Морской щит» (Maritime Shield) – обеспечение безопасного развертывания АУГ в районе (36×54 км). Буферная зона вокруг развернутой АУГ обеспечивается шестью МРТК (рис. 2);

Рис. 2. Действие необитаемых надводных аппаратов в целях безопасного развертывания АУГ

– «Походное охранение» (Protected Passage) – обеспечение безопасности АУГ при следовании ее в район боевого применения. В ходе реализации данного способа применения МРТК обеспечивают противолодочную оборону АУГ при ее передвижении. Группа МРТК двигается на удалении 36 км от АУГ. Порядок построения МРТК обеспечивает непрерывную зону слежения. Каждый из МРТК способен вести разведку в радиусе 9 км, при этом области покрытия их гидроакустических станций перекрываются (рис. 3).

Рис. 3. Действие необитаемых надводных аппаратов в целях безопасного передвижения АУГ

В случае обнаружения подводных лодок противника МРТК могут действовать двумя способами: сообщить о контакте и действовать под управлением человека или самостоятельно маневрировать (возможно, во взаимодействии с другими МРТК) в целях преследования противника.

Вместе с тем в американских источниках отмечается, что широкое использование МРТК затруднено по ряду вопросов технического характера. Так, в настоящее время бортовая аппаратура данных робототехнических комплексов не обеспечивает устойчивость и скорость передачи данных на пункты управления на требуемом уровне. Далека от реализации концепция группового применения таких аппаратов, которая предусматривает опознание, обмен данными между собой в целях взаимного ориентирования и распределения задач.

Следует отметить, что количество проводимых работ в данной области позволяет прогнозировать расширение спектра решаемых подводными аппаратами задач и их дальнейшее распространение в качестве неотъемлемого компонента вооружения надводных кораблей, подводных лодок и специальных подразделений ВМС.

Подавляющее большинство американских военных специалистов сходятся во мнении о том, что эффективность МРТК может возрасти при использовании их группировок в комплексе с судами-носителями: кораблями, подводными лодками и аппаратами. Подобный подход дает возможность распределять функции между МРТК. это означает, что каждый отдельный робот способен выполнять простые задачи, а в комплексе с другими подводными МРТК – более сложные. в результате группа из нескольких МРТК будет более эффективно выполнять задачи. планируется, что на вооружение каждого корабля ВМС США поступит до девяти МРТК, что позволит повысить их боевую мощь и результативность применения, а также защищенность от современных систем поражения противника.

 

В американском флоте должно быть много безэкипажных систем. Мы не сможем получить достаточно боевых кораблей по два миллиарда долларов каждый. Поэтому, нам следует изменить образ мышления. Сейчас в США реализуются сразу несколько проектов безэкипажных кораблей трех классов: большие надводные системы с тяжелым вооружением, средние — для разведки и радиоэлектронной борьбы, малые — для постановки мин и расширения зоны действия систем связи.

Майкл Гилди,
начальник штаба ВМС США, адмирал

 

Военно-морская практика

В перспективе, в целях повышения эффективности проводимых мероприятий, применение надводных и подводных МРТК будет объединяться в комплексы минной разведки. Планируется, что основным средством данных комплексов будут дистанционно управляемые катера (Common Unmanned Surface Vessel – CUSV), создаваемые группой фирм во главе с «Текстрон системз». Катера оснащаются буксируемой системой неконтактного траления AN/ALQ-220 (обеспечивает обезвреживание донных и якорных морских мин на глубинах до 25 м) или гидроакустической станцией «Кляйн 5000» V2 фирмы L-3 или малогабаритными дистанционно управляемыми подводными аппаратами «Си Фокс» германского производства (поисковые и разового действия с зарядом взрывчатого вещества для подрыва мин). В настоящее время в ходе флотских учений «Трайдент уорриор» отрабатываются приемы поиска и уничтожения морских мин группой из двух катеров. Кроме того, в состав комплекта могут включаться системы предназначенные для борьбы с минной опасностью и гидроакустической разведки в районах с глубинами до 300 м. Для уничтожения мин могут применяться малогабаритные противоминные аппараты разового действия (от четырех до семи ед.).

Дистанционно управляемые катера (Common Unmanned Surface Vessel – CUSV)

Предполагается, что после доставки данной группы МРТК в район применения они разбрасываются в соответствии с заранее заложенной программой, после чего МРТК ведут разведку назначенного участка, выявляют элементы системы противодесантной обороны противника, особенно мин и иных взрывоопасных объектов. Некоторые виды МРТК предполагают возможность уничтожения мин по команде оператора. Таким образом, группа этих роботов может одновременно почти полностью или даже в полном объеме уничтожить противодесантное минное заграждение в районе планируемой высадки морского десанта. Также рассматривается вариант применения МРТК, не предусматривающий уничтожения робота в результате подрыва мины: МРТК просто размещает на мине заряд взрывчатки и до взрыва отходит на безопасное расстояние.

 

Перспективы развития МРТК

В среднесрочной перспективе МРТК будут в состоянии участвовать в преследовании кораблей противника. В состав группы могут включаться обитаемые и необитаемые подводные аппараты.

В состав подобной группы могут войти крупногабаритные боевые автономные необитаемые подводные аппараты LDUUV (Large Displacement Unmanned Undersea Vehicle). Согласно концепции, выдвинутой командованием американских ВМС, данный аппарат (длина  6 м, диаметр - 1,6-1,8 м), действуя на глубинах до 250 м со скоростью до шести узлов, будет способен выполнять боевые и специальные задачи в удаленных морских (океанских) районах в течение 70 суток (включая время на развертывание и возвращение в пункт базирования). Основу его бортового вооружения будут составлять четыре 324-мм торпеды и выставляемые гидроакустические датчики (до 16 ед.). Как предполагается, такие аппараты будут применяться с береговых пунктов, надводных кораблей, а также из шахтной пусковой установки многоцелевых атомных подводных лодок типа «Виргиния» (начиная с третьей подсерии), перспективного типа «Усовершенствованная Виргиния», а также атомных подводных лодок с крылатыми ракетами типа «Переоборудованная Огайо».

Необитаемый подводный аппарат LDUUV (Large Displacement Unmanned Undersea Vehicle)

В долгосрочной перспективе для выполнения различных задач могут применяться группы МРТК различного класса. Возрастет их роль в решении следующих задач:

– постановка помех системам подводного наблюдения противника (в том числе обнаружение подводных донных объектов противника);

– ведение боевых действий против МРТК противника;

– ведение радиоэлектронной борьбы;

– введение противника в заблуждение;

– контроль морского пространства;

– разведывательно-ударные действия.

Групповое применение станет основной формой применения МРТК. Дальнейшему развитию форм и способов применения МРТК будет способствовать объединение всех сил флота в единую информационно-управляющую сеть, позволяющую осуществлять быстрый обмен информацией в различных масштабах. Доступной для большого количества кораблей, самолетов, ВРТК, подразделений сухопутных войск и сил специальных операций станет совокупность тактических, географических и гидрометеорологических данных.

Таким образом, МРТК неизбежно принимает на себя роль «безальтернативного» боевого и обеспечивающего средства в будущих войнах. Расширяется спектр решаемых МРТК задач, что обуславливает их дальнейшее распространение в качестве неотъемлемого компонента вооружения надводных кораблей, подводных лодок и специальных подразделений ВМС.

Опыт применения МРТК различных классов показывает низкую результативность их одиночного применения. В первую очередь это связано с узкой специализацией МРТК и небольшим набором их функциональных возможностей. В настоящее время МРТК используются для обеспечения действий АУГ в качестве табельных (придаваемых на время выполнения задачи) средств. Их количество определяется в зависимости от стоящих перед группировкой задач и условий их выполнения.

В дальнейшем МРТК войдут в состав штатного вооружения кораблей, что позволит существенно повысить оперативность решения разведывательно-информационных задач, а в перспективе - ударных, радиоэлектронного противодействия и др. в интересах группировок флота, действующих на удаленных ТВД и группировок вооруженных сил США в целом. Основной формой применения МРТК станет групповая. Способы применения МРТК будут определяться на основе решения командира, с учетом наличия собственных и приданных сил, уровня готовности формирования к предстоящим действиям, анализа обстановки, особенностей выполнения задачи.

 

«В перспективе до 2030 года на морские робототехнические комплексы будут возложены следующие задачи: наблюдение за акваториями, противодействие минам, надводным кораблям и подводным лодкам противника, обеспечение безопасности американских военных объектов, сбор гидрографической информации».

«Концепция военно-морских операций США» 2010 г.

 

Космические робототехнические комплексы США

Применение космических робототехнических комплексов (КРТК) является одной из актуальных областей научных исследований, проводимых американскими военными специалистами в рамках освоения космического пространства как сферы применения войск. Уже в настоящее время ни одна из оперативных концепций применения ВС США не может быть реализована без широкого участия космических сил.

Учитывая высокие темпы милитаризации космоса американское военно-политическое руководство ведет интенсивную работу в области развития теории и практики использования КРТК, как неотъемлемой части общей системы космических аппаратов, целью которых является создание условий обеспечивающих выполнение боевых и обеспечивающих задач группировкой американских ВС и союзных государств при одновременном срыве действий космических средств вероятного противника.

 

Космические силы защищают ключевые американские интересы в космосе, которая уже является сферой противостояния. Мы обладаем спутниками военного назначения, которые способны обнаружить и уничтожить любую ракету, запущенную в направлении США. Командование гарантирует, чтобы никто не смог поставить под вопрос или угрозу американское доминирование в космосе. Потому что мы знаем лучший способ предотвращения конфликта – подготовиться к победе.

Джон Раймонд,
командующий Космическими силами США, четырехзвездный генерал

 

Концептуальные основы

Концептуальные взгляды на роль и место, области, формы и способы применения космических систем в военных целях изложены в Национальной военной стратегии США (2015 года); докладе министра обороны президенту и конгрессу «Всесторонний обзор состояния и перспектив развития вооруженных сил США» (2014 года); Стратегии национальной космической безопасности (2011 года); наставлении комитета начальников штабов JP 3–14 «Космические операции» (2013 года). В соответствии с положениями данных документов космические аппараты и системы, составными частями которых могут быть робототехнические устройства, могут использоваться в целях решения следующих задач:

- предупреждение о подготовке и начале противником агрессивных действий;

- недопущение возникновения ситуации, в которой противнику удалось бы воспрепятствовать американцам в использовании их собственных космических систем и средств, или даже хотя бы заметно снизить их эффективность;

- противодействие, если это будет необходимо, использованию противником космических средств во враждебных США целях;

- повышение за счет активного применения космических систем оперативных и боевых возможностей американских и союзнических войск вне зависимости от их видовой принадлежности, административной или оперативной подчиненности.

Успешное решения указанных задач зависит от уровня подготовленности ВС США к ведению операций, функционально охватывающих следующие области: обеспечение космической деятельности; космическое (боевое и техническое) обеспечение боевых действий войск, действующих в других средах (на суше, на море, в воздухе); осуществление непрерывного контроля и управление ситуацией в космическом пространстве; применение силы в космосе и из космоса. Деятельность внутри каждой из упомянутых функциональных областей также распадается на несколько направлений.

Для обеспечения космической деятельности такими направлениями будут являться операции по развертыванию и поддержанию в боеготовом состоянии военных и разведывательных систем в космосе, что подразумевает вывод на орбиту космических аппаратов, поддержание их в рабочем состоянии во время орбитального полета, свод с орбиты, восстановление, при необходимости, космической группировки. Политическое руководство обязывает министерство обороны организовывать интегрированную систему управления спутниковыми системами, в рамках которой должна осуществляться координация действий с другими министерствами и ведомствами. Кроме того, в соответствии с Национальной космической транспортной политикой министерство обороны несет ответственность за развитие космических транспортных систем и соответствующей инфраструктуры.

Космическое обеспечение боевых действий войск, действующих в других средах (на суше, на море, в воздухе) включает разведку, выделение угрожающих признаков, предупреждение, оценку результатов нанесения ударов, управление, связь, навигацию, метрологическое и метеорологическое обеспечение, мониторинг окружающей среды. Распределение ресурсов космических сил осуществляется с учетом интересов всех потребителей (регулярные войска, национальная гвардия и резерв).

Осуществление непрерывного контроля и управление ситуацией в космическом пространстве предусматривает контроль космического пространства, защиту космических систем и инфраструктуры, недопущение использования противником в своих интересах американских космических систем.

Применение силы в космосе и из космоса распространяется на проведение боевых операций в космосе и из космоса с задействованием ударных средств различного базирования с целью оказания существенного влияния на ход и исход конфликта. Наиболее вероятными вариантами таких ударных средств могут являться противоспутниковое оружие, а также различные компоненты единой глобальной системы ПРО-ПВО.

Руководство министерства обороны США стремиться к обеспечению таких оперативных возможностей космических сил, которые гарантировали бы достаточную космическую мощь США для достижения целей национальной безопасности. В связи с этим, регулярно проводится оценка космической мощи в следующих областях военной деятельности: обеспечение информационного превосходства; сдерживание противников от развязывания войны; оборона и взаимодействие с союзниками.

Космические силы значительно расширяют возможности ВС США по интеграции и организации управления, связи, разведки и наблюдения, выполняют обеспечивающие функции в интересах войск и, при необходимости, препятствуют противнику использовать аналогичные возможности своих космических средств. Они позволят командующим (командирам) на основании максимально полной информации о текущей обстановке и перспективах ее развития диктовать условия и темп проведения операций. Информационное превосходство даст Соединенным Штатам возможность установить и удерживать господство в любой другой среде, в том числе и за счет эффективного противодействия возможностям противника по управлению своими силами.

 

Американская промышленность одна из немногих способна производить и запускать спутники гражданского и военного назначения, являясь лидером в данной области. Вместе с тем, Китай также не должен отставать. Учитывая, что в военно-доктринальных документах США Китай сместил Россию на второе место в качестве военной угрозы для Америки, мы должны тщательно изучать американский опыт и искать подходы к его адаптации в наших условиях.

Чжан Чжаочжун,
контр-адмирал запаса, теоретик китайской военной доктрины, военный обозреватель, ведущий передачи «Оборона Поднебесной» на центральном телевидении Китая

 

Роль КРТК в стратегическом сдерживании

Космические силы являются составной частью сил сдерживания США. Они обеспечивают своевременное вскрытие подготовки противника к войне и начала враждебных действий, формирование у противника неопределенности в отношении достижимости преследуемых целей, создают для него действенную угрозу, позволяют своевременно и эффективно ответить на агрессию. Наличие эффективных космических сил делает неприемлемой цену использования силы или угрозы силой в отношении США. Возможности по сдерживанию агрессии будут выше, если противнику не будет позволено получить асимметричное преимущество за счёт противодействия американским космическим системам или использования своих космических средств против США.

Космические силы будут способствовать повышению эффективности применения ВС США в целом и в случае, если фактор сдерживания перестанет действовать. Контроль космического пространства позволит обеспечить защиту от ударов из воздушно-космического пространства, господство на поле боя и информационное превосходство, что необходимо для успеха в военных операциях.

Космические силы обеспечивают стратегические преимущества Соединенным Штатам и являются важным элементом коалиционной стратегии, в рамках которой США могут предоставить уникальные возможности для обеспечения международной безопасности (в американском понимании, естественно). Несмотря на то, что США будут сохранять возможность действовать самостоятельно, все больше в норму входят коалиционные военные операции. Развертывание войск совместно с другими странами повышает важность взаимодействия. Космические системы способны существенно повысить эффективность взаимодействия, обеспечивая доступ к системам общего пользования, обработки данных и информационным базам. Они дают возможность войскам в совместных операциях действовать более эффективно. Интегрирование космических возможностей в совместные операции должно укреплять военное сотрудничество и союзнические структуры, что будет содействовать дальнейшему укреплению национальной безопасности США.

Практическая деятельность в указанных областях, планирование и проведение космических операций, в интересах решения как общенациональных задач, так и задач объединённых командований в глобальном и локальном масштабе, осуществляется командованием космических операций объединенного стратегического командования ВС США.

Военными специалистами Космического командования США подчеркивается необходимость совершенствования наземной инфраструктуры обеспечения применения космических средств, увеличения орбитальной группировки космических средств, повышение их тактико-технических характеристик и возможностей, пересмотра основ их применения. Подчеркивается, что командование всех уровней должно в полной мере использовать оперативные преимущества, которые им дают космические системы, представлять себе их оперативные ограничения и эффективно их использовать в ходе проведения объединенных и совместных операций.

Объединенный центр воздушно-космических операций (612-й центр воздушно-космических операций) на базе ВВС, Дэвис-Монтан, штат Аризона
(Davis-Monthan Air Force Base)

Направления развития КРТК

Не взирая на международные соглашения, американское военно-политическое руководство планирует развертывание боевых систем в космосе. Ожидается, что наибольшей активностью их применения будет характеризоваться начальная фаза военного конфликта, в ходе которой предполагается «ослепить», дезориентировать военное управление противника за счет поражения соответствующих систем (спутников раннего предупреждения, управления, связи и т.п.), лишить государство способности вывести на орбиты новые средства взамен пораженных.

В рамках группового применения КРТК могут использоваться в ходе операций орбитальных средств по уничтожению космических аппаратов противника или операций ударных средств космического базирования по уничтожению критически важных объектов противника.

Автономное и интегрированное применение космических систем во многом будет определяться способностью к взаимодействию как в системе космических аппаратов одной страны, так и КРТК других стран в рамках выполнения задач. Определяющим при этом будет система управления и обмена данными, уровень технических возможностей собственно космических аппаратов и возможностей по его доставке на орбиту. В части касающейся совершенствования системы управления и обмена данными, специалистами агентства перспективных исследований МО США ведутся разработки в области формирования нового подхода к повышению возможностей быстрого планирования, доведения информации до исполнителя и информационного обеспечения применения средств в ходе проведения космических операций. Управление всеми задействованными при этом силами и средствами будет осуществляться объединенным центром управления космическими операциями МО (Defense Department’s Joint Space Operations Center – JSpOC) и межвидовым центром боевого применения космических сил (Joint Interagency Combined Space Operations Center – JICSpOC).

На всех этапах развития форм и способов применения КРТК система управления и обмена данными будет играть определяющее значение. Во многом именно от неё будет зависеть подходы к формированию группировки космических средств, комплексированию разнородных средств космического базирования в единую систему, способности их интеграции с наземными, воздушными и морскими РТК.

Таким образом, применение КРТК рассматривается в качестве одного из ключевых направлений развития сил, размещаемых США в космосе. На фоне глобальной тенденции милитаризации космического пространства внедрение робототехники в качестве элементов систем размещаемых в космосе является неотъемлемой частью процесса их «интеллектуализации».

Функционирование в составе группировки орбитальных средств КРТК способны повысить эффективность завоевания и удержание господства в космическом пространстве, использования оружия, размещенного в космосе, для воздействия по объектам противника. Предусматривается лишение противника возможности использовать космические системы при одновременном обеспечении надежного функционирования своих космических систем, что будет способствовать созданию благоприятных условий для поражения межконтинентальных баллистических ракет, объектов расположенных на суше и на море.

В будущем, повышение уровня автономности действий, возможностей по оценке обстановки и выработки оптимального варианта действий приведет к повышению процента КРТК в составе группировки космических средств. Основной формой применения КРТК будет групповая. Способы применения КРТК будут определяться в зависимости от характера и содержания предстоящих действий.

Выводы

Анализ взглядов военно-политического руководства США, оценка результатов научных исследований в области робототехники военного и двойного назначения показывают, что в будущем РТК станут частью системы вооружений. Кроме того, представляется возможным сделать следующие выводы и обобщения:

  1. Использование РТК в ходе войн будущего позволит существенно повысить возможности войсковых формирований сухопутных войск. Высокий уровень технической проработки ряда образцов НРТК, а также высокая эффективность их применения в ходе подготовки и ведения боевых действий создают предпосылки к дальнейшему расширению их номенклатуры, перечня решаемых задач и включению в организационно-штатную структуру подразделений ВС США.
  2. Формы и способы применения РТК будут во многом определяться новыми типами роботов – многофункциональные, созданные с использованием достижений в нано-, био-, информационных и когнитивных технологий обеспечит создание уже в недалекой перспективе качественно новых классов роботов, в том числе с с высоким искусственным интеллектом.
  3. Роль автоматизированных средств в системе вооружения ВС будет неуклонно возрастать. Увеличение числа «интеллектуальных» РТК приведет к возможности создания самоорганизующихся групп роботов, способных распределять между собой задачи и выполнять их на суще, воздухе, море и космическом пространстве.
  4. Эффективность функционирования РТК при выполнении различных задач в различных условиях будет во многом зависеть от создания высокоскоростной автоматизированной сети обмена информацией для интеграции РТК в единое информационное пространство. При всех сложностях и потенциальных уязвимостях этого направления его развитие определит принципиально новый этап в системном и сетевом управлении робототехникой и вооруженной борьбой.

 

Автор - Лариса Шашок

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 2 (67), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры