«Гособоронзаказ. Финмониторинг и ценообразование»: проблемы и решения

Федеральная антимонопольная служба не только проверяет обоснованность цен в сфере ГОЗ, но и придерживается позиции, что, исполняя контракты, предприятия должны получать прибыль. Однако многое зависит от самого предприятия: от выбора метода определения цены на продукцию, ее обоснования и действий в спорных ситуациях.

Читайте нас на:  

Важные тезисы, способные помочь предприятиям, озвучили участники конференции «Гособоронзаказ. Финмониторинг и ценообразование», организованной Агентством маркетинговых коммуникаций «Дифанс Медиа» при поддержке Академии ПСБ.

Три столпа ценообразования                                                               

Три столпа, из которых стоит исходить, говоря о ценообразовании, назвал начальник 5 отдела Управления контроля ракетно-космической, атомной промышленности и авиастроения ФАС России Никита Ермолаев.

Первый столп  – предписанное 275 ФЗ возмещение издержек на производство и регламентированная прибыль.

«Если мы ответственно подходим к документам по возмещению издержек, то имеем право рассчитывать на предусмотренную прибыльность контракта. Когда наступают перипетии с заказчиками, военными представительствами, часть себестоимости вычитается какими-то директивными решениями, предприятия вправе выступать в защиту своей себестоимости и говорить, что предложенная заказчиком себестоимость не отвечает технологическому, экономическому, производственному характеру предприятия. При планировании цены, при ее подтверждении, переводе, фактически понесенных затратах мы говорим о возмещении издержек – о тех цифрах, которые вписаны в комплект расчетно-калькуляционных материалов», – констатировал Ермолаев.

Второй столп – распределение ответственности.

«Ответственность за утверждение цены лежит на заказчике. А вы как исполнители обязаны предоставить комплект документов, обосновывающих эту цену. Заказчик не хочет брать ответственность за цену, которую не считает обоснованной. Но, если со стороны предприятия сделано все максимально возможное для обоснования той или иной затраты, ФАС примет все меры, чтобы включить ее в цену на единицу продукции», – гарантировал Ермолаев.

Третий столп – независимость и неприкосновенность финансово-хозяйственной деятельности предприятия.

«Ни госзаказчик, ни ФАС, ни Счетная палата, ни военный представитель, ни прокуратура не могут прийти к вам на завод и сказать: теперь покупные комплектующие и изделия будут у вас базой распределения накладных расходов. Нет, это прерогатива предприятия!» – настаивает Ермолаев.

Из этого утверждения можно сделать простой вывод: предприятие вправе локализовать и утвердить любой формат учета, который сочтет необходимым для производства продукции.

Самой распространенной ошибкой, на которую обращает внимание ФАС, Ермолаев назвал превышение норм расходов. Кроме него в черный список специалиста вошли нарушение порядка индексации, опережающее авансирование, актуальность цен на момент закупки.

 

Пять методов определения цены

«Мы на стороне предприятий, ваша цена должна быть прибыльной. И когда к нам поступают обращения: ”Военпред дает отрицательную рентабельность. Что нам делать? ”, мы отвечаем:  ”Цена должна быть обоснованной, вы должны быть в ней уверены”. Вы всегда имеете право обратиться в ФАС и показать заявление вашему военпреду», – заверяет начальник 3 отдела Управления контроля ракетно-космической, атомной промышленности и авиастроения ФАС России Юлия Вахрушина.

«Вся самая важная работа ведется предприятиями: на них ложится сбор информации, с него начинается определение прогнозных цен. Вы начинаете с метода, потом определяете вид цены, потом свою кооперацию, готовите пакет документов, направляете в отраслевой орган, он готовит заключение, которое направляет госзаказчику. Дальше все сложнее. Госзаказчик – распорядитель бюджетных средств, он производит более глубокий анализ», – рассказывает Вахрушина.

Здесь может возникнуть ситуация, когда госзаказчик не согласен с направленным предложением. Вторая вилка возникает, когда государственный заказчик не  соглашается с ценой. На том этапе и подключается ФАС.

«Нам поступает мотивированное возражение, мы проводим совещание, в первую очередь с предприятием. ФАС либо соглашается с мнением госзаказчика, либо передает обращение в военно-промышленную комиссию. В практике нашего управление мотивированное возражение поступало всего однажды, году в 2018. И все закончилось благополучно – вопрос урегулировали по взаимному согласованию».

Вахрушина назвала механизм прогнозной цены простым и важным. «Но на практике на нем основываться сложно – вы определяете прогнозные цены на три года вперед, за это время меняется экономика, меняется предприятие. Это плановый период, который должны просчитать предприятие и государство».

Начальник 3 отдела перечислила методы определения цены на продукцию и расписала алгоритмы действий при их расчете:

  • Метод анализа рыночных индикаторов
  • Метод сравнимой цены
  • Затратный метод и два производных от него:
  • Метод индексации базовой цены
  • Метод индексации по статьям базовых затрат

При этом Вахрушина обратила внимание, что слово «базовых» в описании последнего метода появилось в законе совсем недавно.

«Затратный метод остается не лучшим, но тем, который можно применить и обосновать. Все остальные методы настолько приблизительные, что при желании они могут опровергаться представителями госзаказчика на первом же этапе», – признается генеральный директор Межведомственного аналитического центра Владимир Довгий.

 

Точка напряжения

«Лет 15-20 назад основная работа по оформлению ГОЗ сводилась к двум эпизодам: непосредственно перезаключению госконтракта и его закрытию. Сейчас активность идет постоянная: формируются прогнозные цены, идет непрерывное наблюдение, сопровождение, использование средств. И возникает следующая ситуация: прогнозная цена сформирована, начальная максимальная цена сформирована, но за длительное время ситуация принципиально изменилась и, возможно, тела контрактной цены недостаточно для выполнения обязательств. А этого произойти не может, и головному исполнителю приходится искать способы выполнения задачи», – объяснил Владимир Довгий.

По его мнению, важной задачей системы финмониторинга становится выявление контрактов, ресурсы по которым уже исчерпаны, а технологические процессы не завершены.

Довгий рассказал и о проблеме проведения НИОКР в рамках гособоронзаказа:

«Произошло существенное изменение государственной политики: раньше процедура формирования ГОЗ предусматривала выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Их заказывало и оплачивало Министерство обороны, потом результаты передавались в другие организации, они готовили серийное производство продукции. Сейчас формирование научно-технического задела стало проблемой производственного комплекса».

Если при создании образца потребовалась разработка критической технологии, были выполнены НИОКР стоимостью миллиард рублей, то результаты не могут оцениваться дешевле, напомнил Довгий. Но немногие предприятия готовы брать результаты интеллектуальной деятельности по такой стоимости – экономический результат внедрения часто неочевиден.

Сегодня над методиками ценообразования НИОКР работают Минобрнауки, Минпромторги, Минэкономразвития, но пока эта точка напряжения сохраняется и остается препятствием для диверсификации всей оборонной промышленности.

 

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 

Партнеры