Между миром и войной: Направления и проблемы создания системы вооружения будущего

Автор В.М. Буренок, доктор технических наук, профессор, президент РАРАН  

Статья подготовлена на основе доклада, сделанного автором на XIX Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы защиты и безопасности» и опубликованного в Сборнике пленарных докладов за 2016 г. 

 

Технологическое развитие человечества вносит большие изменения в принципы вооруженной борьбы. Становится явным влияние высоких технологий на обеспечение глобальной информатизации и автоматизации боевых операций с применением высокоточного оружия для дозированного и избирательного поражения широкого спектра целей, составляющих экономическую и военную инфраструктуру. Высокоточное оружие обеспечит точное поражение, практически не зависящее от дальности стрельбы или времени полета, причем огневое поражение может происходить без вступления войск в непосредственное боевое соприкосновение. Будущая война станет представлять собой столкновение информационных технологий, с помощью которых и против которых будут наноситься «информационные удары».

Эти черты войн нового поколения будут накладывать существенный отпечаток на облик систем вооружения армии будущего: как на качественную составляющую, так и на количество вооружения и военной техники (ВВТ).

Поэтому первая важнейшая задача военной науки в области технического оснащения – определение облика системы вооружения Вооруженных сил РФ, соответствующего характеру войн нового поколения.

«Тот, кто первым признает, поймет и внедрит в жизнь суть перехода к новому поколению войны, – считают американские военные специалисты, – получит решающее преимущество. И наоборот, та нация, которая будет медлительна в адаптации к условиям войны нового поколения, обрекает себя на катастрофическое поражение».

Вторая задача – определение порядка формирования этого облика, то есть характера, последовательности и сроков изменения параметров системы вооружения для преобразования существующей системы в перспективную, обеспечивающую ведение таких войн. Причем параметры системы вооружения в течение переходного периода должны соответствовать характеру угроз в каждый момент времени.

В самых общих чертах научная поддержка решения перечисленных задач будет состоять в проведении исследований по следующим направлениям.

Для решения первой задачи необходимо: 

  1. Прогнозирование развития науки, техники и технологий и оценка их влияния на облик средств вооруженной борьбы.
  2. Прогнозирование развития ВВТ ведущих зарубежных стран.
  3. Определение требований к уровню тактико-технических характеристик отечественного перспективного вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) и системы вооружения будущего в целом.
  4. Прогнозирование параметров оснащенности армий ведущих стран мира вооружением и военной техникой.
  5. Определение количественных требований к системе вооружения ВС РФ, исходя из характера угроз, вероятности возникновения и характера войн, в которые может быть втянута Россия, и оснащенности противостоящих группировок.

Для решения второй задачи необходимы исследования по следующим направлениям: 

  1. Определение сроков морального старения традиционного ВВТ и, соответственно, сроков начала разработки отечественного ВВТ новых поколений, его номенклатуры и объемов финансовых затрат.
  2. Определение номенклатуры нетрадиционного ВВТ, подлежащего разработке в течение программного периода, и объемов необходимых финансовых затрат, а также номенклатуры технических средств для реализации новых способов ведения военных действий.
  3. Определение номенклатуры ВВТ, объемов его поставок в течение программного периода, необходимых для достижения количественных параметров развития системы вооружения, установленных при решении первой задачи, а также требующихся для этого финансовых затрат.
  4. Формирование планов развития системы вооружения с учетом реально выделяемых государством финансовых средств.

В последние годы появилось такое понятие, как конвергентные технологии, технологии шестого технологического уклада, к которым относят НБИК (нано-, био-, инфо-, когнитивные) технологии.

Конвергентность указанных технологий обусловлена высочайшей степенью их эффективности при сопряженном, взаимоувязанном, синергетическом применении. При этом биотехнологии включают биомедицину и генную инженерию, информационные – психофизическое воздействие, компьютинг и средства коммуникации, когнитивные науки – когнитивные нейронауки.

Американские ученые, используя технологии шестого уклада, предполагают сосредоточиться на следующих направлениях их применения в военной области:

  1. Расширение возможностей по разведывательно-информационному обеспечению войск.
  2. Улучшение физических способностей военнослужащего.
  3. Повышение эффективности решения сложных задач управления войсками.

Первое направление предполагает активизацию исследований в области больших данных и интернета вещей.

Второе направление подразумевает создание различного рода дополнительных интерфейсов к человеческим органам коммуникации: например, нейро-видео-интерфейсов, аудиоинтерфейсов, силового интерфейса – экзоскелета и т.д. Предполагается создание нанороботов для мониторинга состояния внутренних органов человека и уничтожения болезнетворных бактерий и образований (например, раковых опухолей). Разрабатываются методы создания искусственных органов, например, печени, желудка и т.д., поскольку биологические процессы, протекающие в них, могут выполняться так называемыми нанороботами – репликаторами ферментов и полезных веществ, вырабатываемых этими органами. Такой подход позволяет как резко увеличить способности человека, так и решить многие проблемы питания военнослужащих в условиях боевых действий, лечения раненых и больных.

Повышение эффективности коллективной деятельности (третье направление) предполагает нейроинтеграцию интеллектуальных возможностей индивидуумов в некий супермозг. Важность данного направления исследований обусловлена тем, что информационные потоки в современной войне достигают таких значений, что их эффективная и быстрая обработка, принятие адекватных обстановке решений становятся все более затруднительными либо невозможными.

Рассмотрим эти направления и достигнутые результаты более подробно.

В последние десятилетия, особенно в последние годы, технологические возможности по добыванию развединформации претерпели значительные изменения. Этому способствовало беспрецедентное раскрытие различных видов информации (экономической, технической, технологической и т.д.) через интернет, появление социальных сетей, формирование баз данных различных компаний и т.п. Это влечет за собой пересмотр процедуры и характера принимаемых решений и предпринимаемых действий.

В США такой пересмотр нашел отражение в трех основополагающих документах: «Стратегия национальной безопасности США – 2015», «Военная стратегия США – 2015» и «Третья оборонная инициатива инвестиций и инноваций», одобренная в 2014 году.

Если обобщить их содержание, то можно выделить три ключевых момента. 

Во-первых, наблюдается последовательный отказ от четкого разделения состояний войны и мира. Этот процесс начался в США в конце прошлого века с разработки и опробования таких концепций, как гибридные, иррегулярные, асимметричные, прокси, нечеткие войны. Итогом стало признание не только в теоретическом, но и сугубо в практическом плане неразличимости состояния войны и мира в современных условиях. В соответствии с этим в официальных американских документах все реже используется четкий, в том числе имеющий правовое определение, термин «война» и все шире – «жесткие противоборства», «конфликты переменной интенсивности», «ответы на угрозы», «активные операции» и т.п.

Во-вторых, американское военное и разведывательное сообщества исходят из понимания войны как конфликта в пяти средах (суша, море, воздух, космос и киберпространство) и в семи сферах жесткого противоборства, в том числе огневого (традиционные войны), внешнеполитического, внутриполитического (прямое непосредственное участие во внутриполитической борьбе в иных странах), информационного, финансово-экономического, поведенческого (воздействие на поведение посредством манипулирования привычками, стереотипами, ценностями, поведенческими паттернами и т.п.) и технологического (использование технологий для разрушения суверенного информационного, финансово-экономического, ментального и иных пространств).

В-третьих, отказ от традиционного деления экономики, производства, образования и других сфер жизни на военную и гражданскую. В рамках Третьей оборонной инициативы на государственном уровне заявлено, что больше нет гражданских и военных отраслей, а все американские бизнесы, компании, университеты и даже общество должны работать на благо национальной безопасности, решая военные и разведывательные задачи.

Эти новации в способах достижения победы США над противником предопределяют ведение противоборства в интернете и средствами интернета. Учитывая весьма обширный блок возможных способов и мер ведения такого противоборства, остановимся только на двух концептах – это «большие данные» и «интернет вещей».

В 2012 году объем сгенерированных в интернете данных составил 2,8 зеттабайт, к 2020 году он увеличится до 40 зеттабайт. Примерно треть передаваемых данных составляют автоматически сгенерированные данные, т.е. управляющие сигналы и информация, характеризующие работу машин, оборудования, устройств, присоединенных к интернету. На 40% ежегодно растет объем корпоративной информации, передаваемой и хранящейся в сети.

Такие объемы не под силу проанализировать никакому человеческому мозгу. Тем более что огромное количество (до 60%) такой информации не структурировано, поэтому увязать содержание (выявить корреляцию) различных источников информации и сделать на этой основе полезные выводы невозможно. Это явление называется «большие данные» (Big Data): огромный, постоянно пополняющийся архив отображений поведенческой активности самых различных объектов (субъектов), от отдельных государств и огромных компаний до небольших групп и отдельных индивидуумов.

Разрабатываемые в настоящее время технологии «больших данных» позволяют осуществлять структуризацию, классификацию и оценку корреляции той или иной совокупности информации о людях, компаниях, событиях. Такие сведения должны обеспечить точное понимание взаимосвязи (взаимозависимости) тех или иных характеристик или действий любого объекта (субъекта) и достигаемого при этом результата. Под объектом в данном случае подразумевается население страны, блока стран, региона Земли, его или их экономика, оборонно-промышленный комплекс и т.п.

Результаты такого анализа дают возможность прогнозировать поведение объекта не только при его самостоятельном действии, но и под воздействием внешнего влияния (то есть моделировать поведение по принципу «что будет, если…», «что нужно сделать, чтобы…»). Таким образом, становится возможным определение и осуществление наиболее эффективных способов воздействия на тот или иной объект (его составные части, внутренние и внешние связи и т.п.) для достижения желаемого итога.

Гигантские объемы «больших данных» требуют соответствующих компьютеров, и сегодня практически все основные зарубежные производители предлагают специализированные программно-аппаратные системы.

Большие данные актуализируют не машинную, а человеко-машинную технологию, что требует наличия специалистов высочайшего уровня квалификации, как правило, обладающих образованием и профессиональными навыками в области не только информационных, но и других наук.

Для решения этой проблемы в 2015 году университетами США начата реализация новых программ на деньги военно-разведывательного комплекса. Они предполагают обучение отобранных преподавателей и студентов в специальных школах, занятия в которых ведут отставные и действующие разведчики, формирующие у обучающихся соответствующие навыки.

Источником пополнения «больших данных» в последние годы становится упомянутый ранее «интернет вещей» (Internet of Things, IoT). Это концепция информационно-коммуникационно-вычислительной сети любых физических объектов («вещей»), оснащенных встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой, что исключает из части операций человека.

«Интернет вещей» – это источник информации, который не подвержен никакому искажению, как это возможно в «интернете людей» (то есть в информации, генерируемой человеком или с участием человека). Контроль действий любого объекта (субъекта) становится тотальным и постоянным.

Еще она революционная новация, влияющая на характер вооруженной борьбы, – это способы генерации, доставки в войска и использования различного рода ресурсов: 

  • энергии (механической, электрической, тепловой); 
  • материально-технических средств (ВВСТ, в том числе боеприпасы, энергоносители, продукты питания, военно-техническое имущество и т.п.); 
  • информации (данные о противнике, окружающей среде, своих войсках, решения командования и т.п.). 

Идеальным условием для выполнения задач, возлагаемых на вооруженные силы, была бы доставка в войска по принципу «все виды ресурсов одновременно и в объеме потребностей». Другими словами, поступившая информация о противнике должна незамедлительно сопровождаться принятием решения о нанесении ему поражения, свои войска должны быть полностью способны (и для этого полностью обеспечены) столь же незамедлительно реализовать это решение (нанести удар по противнику с требуемым уровнем поражения). Реализацию таких принципов будем называть «идеальной войной».

К числу направлений развития ВВСТ, которые позволяют приблизиться к «идеальной войне», можно отнести следующие: 

  • микроминиатюризация и роботизация образцов ВВСТ;
  • использование альтернативных источников энергии (солнечные батареи, биотопливо, ветроэнергетика);
  • снижение энергопотребления образцами ВВСТ при сохранении полного спектра выполняемых ими функций;
  • разработка систем беспроводной передачи энергии на большие расстояния;
  • разработка гиперзвуковых систем оружия, способных поражать цели на больших расстояниях в реальном масштабе времени;
  • создание бионанотехнологического оружия;
  • поиск способов снижения материальных и энергозатрат на выполнение задачи (высокоточное поражение; информационная, в том числе кибервойна).

Учитывая обширный характер научно-технических достижений в перечисленных областях исследований, рассмотрим только один из способов эффективно решить проблему материально-технического обеспечения войск – 3D-печать.

Значимым будет внедрение 3D-печати в военно-полевой хирургии, где характер каждого ранения редко повторяется, соответственно, для лечения требуются уникальные материалы и средства, время изготовления и доставки которых традиционным способом недопустимо велико (медпомощь раненому должна быть оказана как можно быстрее). При этом 3D-принтеры делают это за несколько минут или часов.

Упомянутые технологии будут крайне востребованы при проведении войскового ремонта или ремонта военной техники в боевых условиях.

3D-принтеры – это важнейшая технология для космических программ. Она позволит создавать космические аппараты или их элементы прямо на орбите из исходных материалов, без решения проблем доставки сложных и объемных конструкций (антенн, солнечных батарей) с Земли в космос и развертывания их там.

3D-печать позволяет заготавливать исходные материалы в виде катушек волокон, блоков полимеров, контейнеров с металлическим порошком на промышленном предприятии и доставлять их к полю боя или в космос, где из них будут создаваться необходимые элементы.

Уже сейчас существуют технологии печати с помощью 3D-принтеров роботов, в том числе ДПЛА, литиевых элементов питания, элементов оружия и т.п.

Проблемой в совершенствовании ВВСТ на базе технологий шестого уклада может стать тот факт, что практически будет размыто различие между производственным, бытовым и военным инструментарием. Причем доступность этого инструментария для государств, социальных групп, организаций и даже индивидуумов становится все большей по мере возрастания коммуникации социумов.

Стирается грань между состоянием войны и мира, что порождает когнитивный диссонанс у военных специалистов «традиционной закалки». Они не понимают, как определить грань между этими двумя состояниями, поскольку в соответствии с прежними каноническими представлениями переход к состоянию войны (объявление войны) предполагает ряд обязательных действий: объявление мобилизации, развертывание войск, перевод промышленности «на военные рельсы» и т.п.

Но в совсем недалеком будущем четкой грани между войной и миром не будет, и военные ученые должны учитывать это в процессе своих теоретических изысканий.

 

"Новый оборонный заказ. Стратегии" 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры