Хронограф Великой войны 1914–1918 гг.

3 июля

Правительство Сербии, предвидя, что Австрия использует покушение в Сараево для нападения на Сербию, приступило к постепенной переброске войск из Новой Сербии (с македонско-албанской границы – от авт.) на север к австрийской границе.

Всего с 3-го по 18-е июля 1914 г. с юга на север были переброшены три дивизии – Дринская, Дунайская и Шумадийская, вместе с получившими оружие запасными, кроме 4-й Ибарской дивизии, сосредоточенной в Ново-Базарском санджаке.

По подсчетам австрийского генерального штаба, к 18-му июля сербское правительство имело под ружьем, кроме 51 600 чел. по штатам мирного времени, еще около 38 000 чел.

Уже вскоре стало ясно, что данные приготовления были не напрасными. Уже 7 июля сербский посланник в Вене Иован Иованович рекомендовал сербскому правительству быть готовым к обороне, так как влиятельные круги в Вене настаивали на использовании сараевского покушения для выступления против Сербии.

20 июля

В этот летний понедельник 1914 г. начался визит президента Французской Республики Пуанкаре в Российскую Империю. Эскадра военных кораблей ВМС Франции во главе с броненосцем «Франция» с высшим лицом Франции на борту прибыла в военно-морскую базу в Кронштадте, где Пуанкаре лично встречал русский император, царь Николай II.

После дипломатических церемоний и переговоров в первые два дня, 22 июля Николай II и Пуанкаре отправились на торжественный смотр войск в Красное Село, где после пышной церемонии встречи продолжили переговоры. В заключительный день визита французской делегации, 23 июля 1914 г., войска численностью 60 тыс. человек торжественным маршем прошли мимо своего государя и его высоких гостей.

За прощальным обедом на борту «Франции» Пуанкаре в заключительной фразе своего тоста сказал: «У обеих стран один общий идеал мира – в силе, чести и величии».

После проводов французской делегации царь Николай II на борту своей яхты «Александрия» в беседе с послом Франции в России (Ж. М. Палеологом – от авт.) отметил: «Я в восторге от моего разговора с президентом, мы удивительно сговорились. Я не менее миролюбив, чем он, и он не менее, чем я, решительно настроен сделать все, что будет нужно, чтобы не допустить нарушения мира».

23 июля

В 1914 г., после убийства в Сараево австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда сербским националистом Г. Принципом, Австро-Венгрия, заручившись поддержкой Германии, предъявила Сербии жесткий ультиматум (из десяти пунктов – от авт.), по сути, лишавший ее суверенитета. Так, например, Австро-Венгрия потребовала допустить на территорию Сербии свои военные формирования, чтобы совместно с сербскими силами пресекать враждебные акции.

Срок ультиматума был всего лишь 48 часов. В той или иной степени Великобритания, Франция и Россия поддержали почти все требования Австро-Венгрии, но считали срок его реализации невыполнимым. Россия отметила некоторые требования ультиматума как слишком жесткие.

Российский император Николай II предложил своему кузену, германскому императору Вильгельму II передать австро-сербскую проблему на рассмотрение Гаагского международного суда. Последний был основан в рамках Гаагских мирных конференций по инициативе русской дипломатии и лично Николая II. Однако эта мирная инициатива России, которая могла предотвратить или надолго отсрочить мировую войну, осталась, к сожалению, без ответа… Германии нужна была война именно в 1914 г., когда она уже закончила перевооружение своей армии, а страны Антанты (Россия, Великобритания, Франция) еще нет.

Реорганизация вооруженных сил России должна была завершиться к 1917 г., несмотря на это, российское государство внесло огромный вклад в победу стран Антанты в будущей Великой войне.

25 июля

Бригада подводных лодок (ПЛ) Балтийского моря в составе 1-го дивизиона (ПЛ: «Акула», «Минога», «Макрель», «Окунь»), 2-го дивизиона («Аллигатор», «Дракон», «Кайман», «Крокодил»), транспортов-баз («Хабаровск», «Европа») и старого миноносца «Перископ», служившего катером для ловли мин при учебной стрельбе, стояла в Балтийском порту, готовясь в час ночи выйти на двухдневные маневры с надводным флотом.

В 7.00 начальник бригады ПЛ контр-адмирал П. П. Левицкий и начальник 1-го дивизиона капитан 2-го ранга С. Н. Власьев ушли на «Перископе» в Ревель на заседание для ознакомления с программой предстоящих маневров. Но уже вечером  Власьев связался по телефону с вахтенным начальником подводной лодки «Акула» мичманом Терлецким и через него передал приказание командирам, чтобы лодки, насколько возможно, пополнили судовые запасы и приготовились к походу в финляндские шхеры на неопределенное время. На вопрос, что случилось, капитан 2-го ранга С. Н. Власьев сообщил, что Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, требования которого совершенно неприемлемы. Сербия  просит нашего заступничества, потому вместо обсуждения деталей маневров собравшимся на совещание на крейсере «Рюрик» приходится обсуждать мероприятия для подготовки к войне, так как командующий флотом Балтийского моря адмирал Н. О. фон Эссен не разделяет мнения Петербурга о возможности мирного разрешения конфликта.

27 июля

В России было введено Положение о подготовительном к войне периоде, что предполагало необходимые меры по подготовке и обеспечению мобилизации армии и флота.

Это стало ответным шагом российского правительства на неприятие Германией и Австро-Венгрией русских мирных предложений по урегулированию австро-сербского вопроса.

В сообщении Министерства иностранных дел России «О событиях последних дней» от 2 августа 1914 г. указывалось, что Россия не могла остаться равнодушной к участию Сербии и приступила к мобилизации четырех военных округов (из 12-ти – от авт.): Киевского, Одесского, Московского и Казанского.

28 июля

Австро-Венгрия, заявив, что требования ультиматума от 23 июля 1914 г. не выполнены, объявила Сербии войну. Тяжелые орудия Skoda австро-венгерской армии начали обстрел мирных кварталов столицы Сербии Белграда.

Одним из главных инициаторов использования убийства Франца Фердинанда в качестве предлога для начала боевых действий против Сербии был барон Франц Конрад фон Хётцендорф [Franz Conrad von Hötzendorf]. С объявлением мобилизации он был назначен начальником полевого генштаба при эрцгерцоге Фридрихе [Friedrich von Österreich-Teschen], фактически сосредоточив в своих руках руководство австро-венгерской армией.

Отдав приказ о всеобщей мобилизации, правительство Австро-Венгрии таким образом отказалось от прямых переговоров, которые ему предлагало русское правительство. В ответ на действия Австро-Венгрии Россия заявила, что не допустит оккупации Сербии. Начались военные приготовления и в Германии.

Этот день стал одним из самых трагических дней в мировой истории, это – дата начала Первой мировой войны (с 28 июля 1914 г. по 11 ноября 1918 г.).

В результате, в начавшуюся с локального конфликта мировую войну впоследствии были вовлечены 38 независимых государств Европы, Азии, Африки и Америки. В ней приняли участие 73 млн. 515 тыс. человек: со стороны стран Антанты – 48 355 000, австро-германского блока – 25 160 000.

Эта война стала также первой войной моторов. Впервые в истории в ней были применены танки, самолеты, подводные лодки, зенитные и противотанковые орудия, минометы, гранатометы, бомбометы, огнеметы, сверхтяжелая артиллерия, ручные гранаты, химические и дымовые снаряды, отравляющие вещества. Появились новые виды артиллерии: зенитная, противотанковая, сопровождения пехоты. Авиация стала самостоятельным родом войск, подразделявшимся на разведывательную, истребительную и бомбардировочную. Возникли танковые войска, химические войска, войска ПВО, морская авиация. Увеличилась роль инженерных войск, и снизилась роль кавалерии.

31 июля

Австро-Венгрия, Франция и Россия объявили всеобщую мобилизацию. В тот же день Германия предъявила России ультиматум: прекратить всеобщую мобилизацию и военные приготовления в течение 12 часов, или Германия объявит войну России. Это было заведомо невыполнимое требование, т. к. даже технически прекратить мобилизацию в столь короткий срок было абсолютно невозможно.

Агрессия, направленная против славянского православного братского народа Сербии, взоры которого в минуту опасности обратились к России, вызвала возмущение российских граждан. В поддержку Сербии в городах Российской Империи начались стихийные манифестации.

В высочайших манифестах от 2 и 8 августа 1914 г. были обозначены причины вступления в войну, которой Россия не желала, однако должна была оградить свою честь, достоинство, целостность и положение среди великих держав, заступиться за несправедливо обиженную славянскую страну Сербию. Граждане России призывались «дружно и самоотверженно встать на защиту русской земли».

Таким образом, решение императорского правительства защитить суверенитет своей балканской союзницы Сербии и одновременно не допустить собственного геополитического ослабления было поддержано населением России.

В результате объявления Австро-Венгрией войны Сербии, командующий Балтийским флотом адмирал Н. О. фон Эссен приказал выключить все маяки на Балтике и, несмотря на запрет императора Николая II, начинать минные постановки. Эссен на свой страх и риск, помня о судьбе Тихоокеанской эскадры, 30 июля 1914 г. решил ставить главное минное заграждение.

«Адмирал Эссен волновался и считал, что все кончится тем, что германский флот прорвется и, не выставив минных заграждений, мы сможем задержать его только на несколько дней», – вспоминал потом начальник оперативной части штаба флота А. В. Колчак.

Эссен послал телеграмму морскому министру (И. К. Григоровичу – от авт.): «Если не получу ответа сегодня ночью, утром поставлю заграждение». Когда поступило разрешение ставить мины, корабли уже были на позиции. В полдень 18 (31) июля начальник отряда минных заградителей контр-адмирал В. Л. Канин докладывал: «Согласно приказу, “Ладога”, “Нарова”, “Амур” и “Енисей” выставили 2119 мин всех трех видов в восемь линий с углублением 4,9 м и с интервалом 45-85 м. Работа проведена за 4 часа 25 минут. При этом взорвалось 11 мин – всплывших не было». Все подступы к Финскому заливу были надежно закрыты.

На следующий день, 1 августа 1914 г., Германия официально объявила войну России. Но когда немецкий посол Пурталес вручал министру иностранных дел России Сазонову ноту об объявлении войны, российская столица была практически недосягаема для германских корабельных орудий.

1 августа

Германия объявила войну России. Эта дата стала для российского государства скорбной датой начала ее участия в Первой мировой войне, более известной на Западе как Великая война.

В простонародье же войну поначалу называли «германской». А поскольку опасность нависла над самим отечеством, то по аналогии с Отечественной войной 1812 г. привилось и другое наименование – «Вторая Отечественная». Очень часто употреблялся также термин «Великая Отечественная».

Одно точно – для России она стала подлинно народной. В русской армии 1914 г. проливали кровь за отечество и крестьяне, и князья, и русские, и другие народы империи. Русское офицерство времен этой войны было разночинным, и более чем наполовину состояло не из дворян.

Рядовой – полный Георгиевский кавалер становился офицером без различия сословия, и ему отдавали честь генералы из титулованных фамилий.

Объявление Германией войны России вызвало в стране просто небывалый до той поры патриотический подъем, позволивший быстро осуществить перевод всех сфер жизни России на военный лад. Это позволило Русской императорской армии в течение двух с половиной лет, до смены власти в феврале 1917 г., успешно вести на всех фронтах противоборство колоссального масштаба. Даже несмотря на то, что по сравнению с другими странами Антанты, у России было крайне невыгодное геополитическое положение: впервые в мировой практике русской армии пришлось в течение 2,5 лет удерживать фронт от Балтики до Чёрного моря протяженностью 1934 км (не считая

1100-километрового Кавказского фронта) и сражаться против объединенных сил Германии, Австро-Венгрии и Турции.

Тогда, разумеется, никто и предположить не мог, что именно эта трагедия потянет за собой цепь столь значимых для мира событий XX в., а ее геополитические последствия будут весьма актуальны и в XXI в.

Уже вечером 1 августа 1914 г., в день объявления Германией войны России, на русском фронте раздались первые выстрелы Великой войны.

Первыми убитыми в этот день в русской армии стали штабс-ротмистр Рамбиди и вахмистр Пристыжнюк 6-й Таурогенской пограничной бригады.

В тот же день 5-й корпус германской армии захватил русский город Калиш.

2 августа

Германия оккупировала Люксембург и потребовала от Бельгии пропустить ее войска к границе Франции.

Вышел приказ об общей мобилизации французской армии.

Французский устав 1913 г. начинался следующим постулатом: «Французская армия, возвращаясь к своей традиции, не признает никакого другого закона, кроме закона наступления». Захват инициативы, непреклонная воля стремиться к решающему сражению, неиссякаемая жизненная сила  [elan vital] стали своего рода священным национальным заклинанием. Высшая военная академия во главе с генералом Ф. Фошем [Ferdinand Foch] все планы строила на афоризме «воля к победе есть первое условие победы». Достижение готовности наступать «несмотря ни на что, до крайних пределов» стало психологической установкой не только армии, но и французской нации в целом.

На Восточном фронте в этот день войска 6-го германского корпуса заняли город Ченстохов Царства польского, входившего в состав Российской Империи.

3 августа

Германия, подготовленная к военным действиям на два фронта, тем не менее потребовала от Франции нейтралитета на объявление войны России. Но получив отказ, объявила войну Франции.

Немецкий посол В. фон Шен [Wilhelm von Schoen] во Франции не мог объяснить даже себе, зачем Германия объявила войну Франции в тот момент, когда ей следовало всеми силами стараться избежать войны на два фронта. Это было ошибочной оценкой решимости и самоотверженности французов. Франция же была едина в стремлении сражаться с обидчиками 1870 года.

Тем не менее, германский стратегический план предусматривал быстрые и решительные действия против Франции и России. Предполагалось в течение 6-8 недель разгромить на западе Францию, после чего всеми силами обрушиться на Россию и победоносно окончить войну. Основная масса (4/5) немецких войск развертывалась на западной границе Германии и предназначалась для вторжения во Францию.

Военное командование Германии считало, что оно успеет разгромить Францию и перебросить свои войска до перехода русской армии в наступление.

Понимая тяжесть положения Франции, уже 5 августа 1914 г. посол третьей Французской Республики в Петербурге Ж. М. Палеолог обратился к Николаю II со следующим заявлением: «Французская армия вынуждена будет выдержать могущественный натиск 25-ти германских корпусов. Потому я умоляю Ваше Величество предписать вашим войскам немедленное наступление, иначе французская армия рискует быть раздавленной».

4 августа

Немецкие войска пересекли границы Бельгии.

Следуя союзническим обязательствам по Антанте, это стало поводом для Великобритании объявить войну Германии. Вместе с Британией в войну вступили ее доминионы: Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южно-Африканский Союз и Индия. Великобритания направляет свои военные корабли в Северное море, Ла-Манш и Средиземное море с целью блокады государств стран Оси. При этом, президент Т. В. Вильсон [Thomas Woodrow Wilson] объявляет о нейтралитете США по отношению к войне в Европе.

Таким образом, на Западном фронте – от Ла-Манша до Швейцарии (630 км), против германской армии были сосредоточены объединенные вооруженные силы Франции, Бельгии и Британской империи, которые в 1917 г. все же укрепились за счет американской армии. К тому же, в помощь им были отправлены четыре русские бригады.

В итоге, участниками Первой мировой войны стали страны Оси, так называемого Четверного союза (Германия, Австро-Венгрия, Османская империя и Болгария), и страны Тройственного согласия – Антанты (Россия, Франция и Великобритания). Антанту поддержало более 20 стран, среди них США, Япония, Сербия, Италия, Черногория, Бельгия, Египет, Греция, Бразилия, Китай. За четыре года войны страны-участницы потеряли около 12 млн человек убитыми. По сравнению с армиями других участников военных коалиций, русская армия понесла в этой войне самые большие потери, составившие более 60% от общей численности вооруженных сил, то есть больше, чем побежденные (год спустя) Германия и Австро-Венгрия. Войной был выбит фактически весь кадровый состав (1,4 млн чел.) и военнообязанные 1-й и 2-й очереди (5,6 млн чел.), из которых складывалась основная ударная сила российской армии.

Чехи обратились к русскому правительству с предложением о создании чехословацкого легиона в составе русской армии: «Чехи, дети общей славянской матери, удивительным образом выжившие как часовые на Западе, обращаются к тебе, Великий Суверен, с горячей надеждой и требованием восстановления независимого чешского королевства, чтобы дать возможность славе короны Святого Вацлава сиять в лучах великой и могущественной династии Романовых».

В результате были созданы специальные воинские подразделения, в которые вначале входили только чехи, жившие в России, а затем и военнопленные австро-венгерской армии. Министр иностранных дел России С. Д. Сазонов обещал: «Если Бог даст решающую победу русскому оружию, восстановление полностью независимого Чешского королевства будет совпадать с намерениями русского правительства».

5 августа

В связи с началом войны, Императорское российское автомобильное общество (ИРАО) приняло решение о немедленном формировании автомобильно-санитарных колонн. Таким образом, эту дату в какой-то мере можно считать датой рождения современной медицины катастроф Министерства чрезвычайных ситуаций России.

На эти цели было ассигновано 7000 руб. в месяц и открыта подписка на добровольные пожертвования среди членов общества. Вице-президент ИРАО полковник В. В. Свечин 17 августа  провел собрание для обсуждения всесторонней помощи больным и раненым воинам.

Начиная с середины августа 1914 г., ИРАО сформировало несколько санитарных автомобильных колонн, из которых некоторые были взяты под особое покровительство императорской фамилией и получили право называться высокими именами. Например, колонна имени Наследника цесаревича, или колонна имени Великой княжны Марии Николаевны.

В начале Великой войны, в августе-сентябре 1914 г., добровольные летучие санитарные отряды и колонны были сформированы Санкт-Петербургским автомобиль-клубом (СПАК), Первым русским автомобильным клубом (ПРАК) в Москве, Южно-русским автомобильным клубом (ЮРАК) в Харькове, Одесским автомобильным обществом (ОАО). Чуть позже были сформированы и отправлены на фронт автомобильно-санитарные отряды автоклубов Риги, Екатеринослава, Киева и других российских городов.

Санитарные автомашины сформированных автоклубами колонн предоставлялись, как правило, их членами, которые сами же и служили в этих колоннах водителями. Это явилось одним из многих проявлений патриотизма россиян в тяжелые для страны годы.

6 августа

Австро-Венгрия объявила войну России, а Сербия и Черногория – Германии.

Немецкие войска вступили на территорию Западной Польши. Через три дня они заняли Калиш, Ченстохов и Бендин. В своих воспоминаниях посол Франции в России Ж. М. Палеолог писал: «Это быстрое продвижение вперед показывает, насколько русский генеральный штаб был прав в 1910 г., когда он отодвинул на сотню километров к востоку свои пограничные гарнизоны и свою зону сосредоточения – мера, которая вызывала такую оживленную критику во Франции».

8 августа

Британские войска высадились во Франции.

Это стало драматической развязкой созданного весной 1914 г. франко-британского плана прибытия во Францию британского экспедиционного корпуса на случай кризисной ситуации в Европе. Он был выработан в строжайшей тайне, и о нем знали лишь десять офицеров.

Глава английского штабного колледжа генерал Г. М. Вильсон [Henry Maitland Wilson] свободно говорил по-французски и дружил с главой Высшей военной школы Франции генералом Фошем. В процессе подготовки плана, Вильсон задал Фошу краткий и главный вопрос: «Сколько английских войск хотела бы видеть Франция на своей территории в случае войны?». В ответ Фош сказал: «Одного англичанина, а мы позаботимся, чтобы он сразу погиб…».

Программа Вильсона  состояла из трех пунктов.

Первое: мы должны объединиться с французами.

Второе: мы должны провести мобилизацию в один день с Францией.

Третье: мы должны отправить на фронт шесть дивизий.

В этот же день вместе с французами британские войска оккупировали германский протекторат Тоголенд (территория современного Того и района Вольты в Республике Гана – от авт.) в Западной Африке.

12 августа

Казак 3-го Донского казачьего полка Кузьма Фирсович Крючков совершил подвиг, сделавший его первым Георгиевским кавалером Первой мировой войны.

Во время сторожевого дозора на границе с Восточной Пруссией, близ местечка Любов, приказный К. Ф. Крючков и четверо рядовых 3-го Донского казачьего полка обнаружили разъезд противника из 30 улан. Крючков решил взять их в плен и выработал план перехвата: скакать вдоль границы, оттеснив от нее немцев, и загнать их в русский тыл. Трое казаков – В. Астахов, М. Иванов и И. Щегольков во главе с приказным Крючковым поскакали на противника, начав преследование. Пятый казак по приказу Крючкова повез донесение о появлении противника в полк.

Когда немцы оказались прижатыми к болоту, то повернули назад и устремились на казаков. Те спешились и открыли огонь. Атака врагов захлебнулась, и они стали отходить. Казаки преследовали их несколько верст, нагнали и снова открыли огонь. Но неприятель, установив малочисленность преследователей, опять атаковал казаков, которые вновь спешились и принялись отстреливаться, убив офицера, командира вражеского разъезда. Но это не остановило противника, и атака продолжилась. Казакам пришлось, вскочив на коней, повернуть назад. Немцы догнали одного из них и попытались заколоть пиками. Тогда остальные трое вернулись выручать товарища. Началась ожесточенная схватка. Крючков напал на неприятеля справа и стал сражаться сразу с тремя уланами, остальные казаки атаковали противника слева. Вскоре на Крючкова устремилось еще около десятка немцев. Немецкий унтер-офицер пытался срубить Крючкова палашом, но тот успел отбить удар винтовкой. Однако противник все же нанес удар по правой руке Крючкова, где у него было оружие. Крючков бросил винтовку и истекающей кровью рукой выхватил из ножен шашку, срубив ею унтер-офицера. Однако враг взял Крючкова в плотное кольцо, пытаясь сбить его с коня пиками. Но изловчившись, Крючков вырвал пику у вражеского улана, стал ею отбиваться и колоть противника. В результате ему и троим его товарищам удалось разорвать окружение и уйти от неприятеля.

На поле боя осталось 14 убитых немецких улан, 12 из которых были повержены Крючковым. Сам он получил 16 колотых ран пикой и ранение правой руки палашом. Конь Крючкова, получивший 11 ран, вынес потерявшего сознание всадника из окружения.

В лазарете К. Ф. Крючкова посетил командующий 1-й армией генерал от кавалерии П. К. Ренненкампф и вручил ему Георгиевский крест IV-й степени (№ 5501) – первую Георгиевскую награду в этой войне.

14 августа

В полосе Северо-Западного фронта русской противовоздушной обороной был открыт боевой счет сбитых неприятельских воздушных судов средствами наземного огневого поражения.

В донесении говорилось: «В 12 верстах к западу от Симно (район озера Амалва, Сувалкская губерния – от авт.) нами был сбит немецкий аэроплан; 4 летчика, офицеры, при падении убиты». В руки русскому командованию попал один из секретных документов военно-воздушного флота Германии.

15 августа

Япония направила Германии ультиматум с требованием немедленно отозвать из китайских и японских вод германские вооруженные силы и передать не позже 15 сентября 1914 г. японским властям арендованную территорию Цзяочжоу [Jiaozhou, Jiaoxian] в Китае с портом Циндао [Qingdao].

В 1897 г. город Цзяочжоу вместе с бухтой был занят Германией в качестве компенсации за убийство двух германских миссионеров. В 1898 г. район (около 400 кв. км) Цзяочжоу по договору был передан в аренду Германии на 99 лет. Административным центром района являлась небольшая рыбацкая деревушка Циндао, вскоре превращенная Германией в военно-морскую крепость, защищенную с суши двумя линиями обороны.

Германия отклонила ультиматум, и 23 августа 1914 г. Япония объявила ей войну.

17 августа

Выполняя свои союзнические обязательства, Россия по просьбе Франции, несмотря на свою неподготовленность к этому, начала Восточно-Прусскую операцию (17 августа – 15 сентября 1914 г.).

В ходе операции в этот день 1-я русская армия под командованием генерала П.  К. фон Ренненкампфа разбила у Шталлупёнена части 1-го германского корпуса.

Война возбудила во всем русском народе удивительный порыв патриотизма, даже несмотря на первенство, которое Германия завоевала к тому времени во всех экономических областях русской жизни. Так, на 1914 г. число немецких подданных, живущих в России, составляло примерно 170 тыс. человек, плюс к этому 120 тыс. австро-венгров. При этом французов и англичан было 10 000 и 8000, соответственно. Список ввозимых на территорию России товаров также был не менее красноречив: в течение последнего года товары, привезенные из Германии, стоили в общей сложности 643 млн руб., в то время как английские товары стоили 170 млн, французские – 56 млн, а австро-венгерские –

35 млн. Среди элементов германского влияния в России надо учесть также целое население немецких колонистов, говорящих на немецком языке, хранящих немецкие традиции, которые насчитывают не менее 2-х млн человек, живущих в балтийских провинциях, на Украине и в нижнем течении Волги.

20 августа

1-я русская армия под командованием генерала П. К. Ренненкампфа во встречном Гумбиннен-Гольдапском сражении под г. Гумбиннен (ныне – г. Гусев, Калининградская обл.) отразила атаки 8-й германской армии (командующий – генерал Макс фон Притвиц [Max(imilian) Wilhelm Gustav Moritz von Prittwitz und Gaffron]), нанесла ей большой урон и вынудила немецкие войска отойти.

Несмотря на численное, а также в артиллерии превосходство 8-й армии Германии над 1-й русской армией, одной из причин ее поражения были противоречивые указания германского генштаба. С одной стороны, 8-я армия должна была защищать Восточную и Западную Пруссию, но при столкновении с превосходящими силами противника она имела право отойти к реке Висла. Однако начальник генштаба Хельмут-Иоганн Мольтке младший [Helmuth Johannes Ludwig von Moltke] писал начальнику штаба 8-й армии генералу Вальдерзее: «Когда русские придут – никакой обороны, а только наступление, наступление, наступление».

В результате понесенного поражения немецкое командование 23 августа сменило руководство 8-й армии, назначив ее командиром генерала Пауля фон Гинденбурга [Paul Ludwig Hans Anton von Beneckendorff und von Hindenburg] (с 1925 г. – президент Веймарской Республики – от авт.). А наступление русских войск в Восточной Пруссии вынудило германское командование снять два корпуса и одну кавалерийскую дивизию с Западного фронта. Это явилось одной из причин поражения германских войск в битве на Марне 5–12 сентября 1914 г., было предотвращено немецкое наступление на Париж, а Франция была спасена от капитуляции перед Германией.

В то же время на Западном фронте ситуация была не в пользу Антанты. В этот день германские войска вошли в столицу Бельгии Брюссель.

Бельгийская армия отступает на Антверпен. Между Мецом и Вогезами французская армия также вынуждена была отступить, неся тяжелые потери.

22 августа 1914 г. немцы были уже у Намюра. В то время, как один из их корпусов бомбардирует город, большая часть немецких войск продолжает свой путь к истокам Самбры и Уазы. План германского наступления через Бельгию вырисовывается теперь во всей своей полноте.

21 августа

В этот день над территорией северо-восточной части России произошло полное солнечное затмение. Его максимум наблюдался над Ригой, Вильной, Минском и близлежащими территориями, то есть местностями, ставшими местом основных ожесточенных сражений на Восточном фронте Первой мировой войны.

С древнейших времен солнечные и лунные затмения, кометы и т. п. воспринимались как негативные события. Люди во все времена очень боялись затмений, так как они происходят редко и представляют собой непривычные и пугающие явления природы. Во многих культурах затмения считались предвестниками несчастий и катастроф. Особенно это касалось лунных затмений из-за красного цвета затененной Луны, ассоциировавшегося с кровью. В мифологии затмения связывались с борьбой высших сил, одна из которых желает нарушить установившийся порядок в мире: погасить или съесть Солнце, убить или залить кровью Луну.

Надо ли говорить, насколько апокалиптически было воспринято данное затмение, начавшееся 15 августа 1914 г. и прошедшее именно здесь и именно в это время.

23 августа

Россия в ходе Галицийской битвы 1914 г. начала против Австро-Венгрии Люблин-Холмскую операцию.

Австрийские войска выступили против России на фронте шириной 250 км. Под влиянием примитивной доктрины о том, что наступление является единственной формой ведения боевых действий, австрийцы не знали удержу. Их неуклонное стремление двигаться вперед сослужило дурную службу. Между отдельными частями возникали зазоры, артиллерия не поспевала за атакующими колоннами. В районе небольшого городка Красник быстрое перемещение австрийской конницы было остановлено русской пехотой и пулеметами.

В ходе Люблин-Холмской операции произошло два встречных сражения.

Первое, около Красника, состоялось 23–25 августа, когда 4-я русская армия (109 тыс. чел.) под командованием генерала А. Е. Эверта начала наступление в направлении на Перемышль, где встретилась с 1-й австро-венгерской армией

(228 тыс. чел., командующий ген. В. Данкль). В ходе упорных боев 4-я русская армия вынуждена была отойти к Люблину. К исходу 25 августа она закрепилась на рубеже Казимерж, Белжице, Пяски (20–45 км к западу, югу и юго-востоку от Люблина). Попытки дальнейшего наступления 1-й австро-венгерской армии на Люблин были отражены контрударами подошедших резервов.

Россия одержала победу в битве при Франкенау [Frankenau] в Восточной Пруссии.

Высадившиеся 8 августа во Франции британские войска наконец-то вступили в бой на бельгийском фронте. Одна дивизия английской кавалерии рассеяла немецкую колонну. Большое сражение завязалолсь между Монсом [Mons] и Шарлеруа [Charleroi].

География войны продолжает расширяться: Япония объявила войну Германии. Корабли военно-морской эскадры Японии подвергли обстрелу остров Киао-Чао (Цзяочжоу) – немецкую колонию между Японией и Китаем.

Первый лорд английского Адмиралтейства сэр У. Черчилль [Winston Leonard Spencer-Churchill] обсуждал возможность посылки японской эскадры в Средиземное море, а также в другие европейские воды. Он полагал, что японское давление может оказаться решающим в привлечении на сторону Антанты Италии, и что при помощи японской эскадры союзники могли бы получить превосходство в Балтийском море. Японские военные корабли отныне стали осуществлять конвойные функции при проводе транспортных судов в Средиземном море.

25 августа

Немцы победили в битве при Шарлеруа. Кроме того, они нанесли на Западном фронте сильный удар на юге бельгийских Арденн, вблизи лотарингского городка Нёвшато [Neufchateau], что на северо-западе Франции. Все французские и английские войска отступают к Уазе и Семуа.

В то же время на севере Восточной Пруссии русские войска заняли переправы через реки Алле и Ангерап, войска Германии отступают к Кеннигсбергу.

По приказу Великого князя Николая Николаевича, пять корпусов генерала Самсонова атаковали немецкие войска в районе Млава–Сольдау. Место наступления было хорошо выбрано, чтобы заставить немцев перевести туда многочисленные силы, потому что победа русских в направлении Алленштейна имела бы двойной результат: открыла бы им дорогу на Данциг и отрезала бы отступление германской армии, разбитой под Гумбиненом.

Но Франция еще об этом не знала. На следующий день, 26 августа 1914 г., в своей беседе с послом Франции Великий князь Николай Николаевич заверил Ж. М. Палеолога: «Вы можете быть уверены, что мы сделаем все, что в наших силах, с целью помочь французской армии... Но с точки зрения практической, трудности очень велики. Генерал Жилинский, главнокомандующий Северо-Западным фронтом, считает, что всякое наступление в Восточной Пруссии обречено на верную неудачу, потому что наши войска еще слишком разбросаны, и перевозки встречают много препятствий. Вы знаете, что местность пересечена лесами, реками и озерами... Начальник штаба генерал Янушкевич разделяет мнение Жилинского и сильно отговаривает от наступления. Но квартирмейстер генерал Данилов с не меньшей силой настаивает на том, что мы не имеем права оставлять нашу союзницу в опасности и что, несмотря на несомненный риск предприятия, мы должны немедленно атаковать».

26 августа

Состоялось второе сражение Люблин-Холмской операции, получившее название Томашовское (26 августа – 3 сентября 1914 г.).

Наступление 26 августа 4-й австро-венгерской армии (250 тыс. чел., командующий М. Ауффенберг)  привело к столкновению с ней корпусов 5-й русской армии (147 тыс. чел., командующий П. А. Плеве) в районе Замостье, Комаров, Томашов. В результате упорных пятидневных боев 5-я армия к 31 августа ликвидировала угрозу ее окружения. Однако Плеве, будучи плохо осведомленным об обстановке и опасаясь 30-35-километрового разрыва между двумя русскими армиями, отвел войска на линию Выславице, Грубешов, Владимир-Волынский.

Таким образом, Люблин-Холмская операция носила ярко выраженный маневренный характер. Она выявила серьезные ошибки в стратегии развертывания сторон (открытие боевых действий до полного сосредоточения и развертывания сил), а также слабую подготовленность армейских и фронтовых штабов к управлению войсками. Вследствие неудовлетворительных действий разведки и охранения, многие столкновения и встречные бои начинались внезапно и велись недостаточно организованно. Обе стороны потеряли до 20% личного состава. В целом, этой операцией был сорван план австрийского командования по окружению русских армий, которые сумели сковать главные силы противника, чем облегчили разгром австро-венгерских армий на львовском направлении.

В этот день  легкий крейсер ВМС Германии «Магдебург» [Magdeburg], осуществлявший бомбардировки и постановку мин в Балтийском море возле российской военно-морской базы в Либаве, сел в тумане на камни у острова Оденхольм в Рижском заливе, то есть у северного побережья современной Эстонии.

На выручку были посланы немецкие миноносец V-26 и крейсер «Амазон» [Amazone], но попытки спасти корабль закончились неудачей, и вскоре он был захвачен русскими с подошедших крейсеров «Богатырь» и «Паллада». Немецкие суда успели снять часть экипажа, но затем были отогнаны огнем русских судов. При этом был поврежден и сам «Магдебург». В коротком бою погибли 15 матросов «Магдебурга». В суматохе боя эвакуация экипажа была прервана, и 56 человек во главе с корветтен-капитаном Рихардом Хабенихтом сдались в плен русским морякам.

По уставу немецкого флота, секретные сигнальные книги требовалось сжечь в топке, но она оказалась затоплена забортной водой. Поэтому они спешно были выброшены за борт. После недолгих поисков русские водолазы обнаружили книги, лежащие рядом с бортом корабля.

Одна из трех захваченных сигнальных книг была вскоре передана британскому Адмиралтейству, что сыграло решающую роль в раскрытии военно-морского шифра Германии. Раскрытие шифра оказало впоследствии значительное влияние как на боевые действия на море, так и на ход войны в целом, так как позволило расшифровывать немецкие военно-морские телеграммы.

29 августа

Германские аэропланы «Таубе» впервые начали бомбить столицу Франции Париж и разбрасывать листовки: «Вам остается лишь сдаться».

Первоначальный приказ главнокомандующего Франции – сдержать немцев в Бельгии, уже не имел смысла: немцы ворвались во Францию с севера, им противостояли 70 французских и 5 британских дивизий.

В своем обращении 24 августа 1914 г. главнокомандующий французской армией генерал Ж. Ж. Жоффр [Joseph Jacques Césaire Joffre] сказал: «Мы должны посмотреть в лицо фактам... Наши армейские корпуса не показали на поле боя тех наступательных качеств, на которые мы надеялись. В результате, мы должны прибегнуть к оборонительным действиям, опираясь на наши крепости и на топографические препятствия в максимальной мере». Главком приказал минировать и взрывать мосты через реки Сена и Марна.

Военный комендант и организатор обороны Парижа генерал Ж. С. Галиени [Joseph Simon Gallieni] получил под свое управление 30-километровую зону вокруг столицы Франции. Он реквизировал весь транспорт, а подходы к городу перекрыл баррикадами.

Однако немцы, нанося поражения французам, не смогли сломить боевой дух их армии.

31 августа

Германия взяла реванш за поражение под Гумбинненом. В сражении при Танненберге (23–31 августа 1914 г.), что в 35 км на север от Сольдау, 8-я германская армия под командованием П. фон Гинденбурга одержала победу над 2-й русской армией генерала А. В. Самсонова.

Успеху немецких войск способствовали не только заведомо рискованное решение Великого князя Николая Николаевича о продолжении наступления русских войск в Восточной Пруссии, но и несогласованность в действиях командования 1-й и 2-й русских армий. Между расположениями русских армий образовался коридор, позволивший Гинденбургу, применив обходной маневр, атаковать армию Самсонова с двух сторон. Русские потеряли около 30 тыс. убитыми и ранеными, свыше 90 тыс. солдат и офицеров попали в плен. Два из пяти начавших сражение корпусов, 13-й и 16-й, были окружены; вся артиллерия уничтожена. Командующий 2-й русской армией генерал А. В. Самсонов покончил с собой.

Несогласованность действий двух русских армий была, в определенной степени, предопределена неполной готовностью России к наступательным действиям в Восточной Пруссии и многими другими факторами. В том числе, непониманием тактики использования приданных им авиационных средств, следствием чего стало игнорирование командованием армией сведений, полученных с помощью авиаразведки, о передвижении немецких войск.  И, как ни странно, отсутствием опыта командования армией генерала А. В. Самсонова. К началу войны он проходил курс лечения на Кавказе, и в штаб своей армии смог прибыть лишь 31 июля 1914 г.

Эта победа для Германии стала не только реваншем за Гумбиннен, но и отсроченным на 514 лет реваншем тевтонов за бой в 1410 г. польского короля Владислава II Ягелло у деревни Танненберг: первой победы славянства над германизмом, когда поляки и русские остановили германский Drang nach Osten, движение немцев на восток.

Вечером 31 августа 1914 г. Николай II подписал Указ о переименовании столицы России, города Санкт-Петербург, в город Петроград.

Из-за начавшейся войны в российском обществе вспыхнуло недоброжелательство ко всему немецкому. Все немецкое стало порицаться. Поэтому в целях повышения патриотизма населения, иноземное название «Санкт-Петербурх» было изменено на русский манер, и город Петра получил новое имя – Петроград, т. е. город Петра.

Однако Петр I назвал основанный им город, конечно же, не в честь себя, а в честь своего святого и не на немецкий лад, а на голландский – Санкт-Питербурх. И если быть точным, то название Санкт-Петербург на русский можно было бы перевести как Святопетровск, а не Петроград.

Но во все времена политика часто брала верх над разумом. Иначе как понять причины Первой мировой войны?..

К тому же, не надо думать, что это исключительно русское изобретение. Известную роль в переименовании, по-видимому, сыграл премьер Франции, где Парижский муниципалитет изменил название Германской улицы на улицу Жореса, а Берлинской – на улицу Льежа.

Виталий Лебедев, председатель секции истории авиации и космонавтики Санкт-Петербургского отделения национального комитета по истории и философии науки и техники РАН, специально для журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии». Lebed2000@mail.ru

Партнеры