Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Мировой рынок современных крупных десантных кораблей

 

Основные положения

• Возрастающая необходимость участвовать в международных военных операциях заставила многие государства мира активно развивать десантно-транспортный потенциал своих военно-морских сил.

• Количество стран, располагающих крупными десантными кораблями, а также количество их проектантов и строителей в последние годы значительно возросло.

• Сегодня на рынке присутствует значительное количество разных типов десантных кораблей, обладающих как десантными, так и боевыми возможностями, при этом самый крупный подкласс – универсальный десантный корабль (УДК), по своим размерениям и боевому потенциалу соответствует среднему авианосцу.

• Мировой экономический кризис несколько «остудил» рынок крупных десантных кораблей, который теперь стал рынком покупателя, и России, желающей приобрести целых четыре УДК типа Mistral, не стоит об этом забывать.

Современное развитие ВМС большинства стран мира идёт в соответствии с тенденциями возрастания значения «экспедиционных» задач, под которыми понимается участие в международных военных и миротворческих операциях в удалённых от национальной территории районах. В связи с этим особое внимание уделяется средствам доставки и обеспечения действий войск в этих районах. Одним из важнейших таких средств сейчас являются крупные десантно-транспортные (амфибийные) корабли, строительству которых придаётся все больший приоритет. Круг стран, располагающих крупными амфибийными кораблями, быстро расширяется, также растет количество типов таких кораблей и число их проектантов и строителей. В результате рынок крупных десантно-транспортных кораблей стал одним из быстрорастущих сегментов мирового рынка вооружений.

Вследствие бурного развития в последние годы крупных десантных кораблей, а также отсутствия в СССР и России аналогов большинства из них, мировая и отечественная классификации данных единиц не носят устойчивого характера и достаточно противоречивы. Четко разграничить подклассы и типы десантных кораблей затруднительно, и в целом применение принятых в отечественной литературе наименований к конкретным типам современным десантных кораблей достаточно условно.

Предметом рассмотрения настоящей статьи являются крупные десантные корабли (полным водоизмещением более 5000 т), высадка десанта с которых происходит главным образом не рамповым методом, а с помощью десантных катеров, перевозимых в доковых камерах, либо с помощью вертолётов, находящихся на корабле. Следует, однако, отметить, что в условиях современных экспедиционных операций высадка десанта и груза чаще всего ведется в оборудованных портах, вследствие чего востребованным способом выгрузки также является метод «ро-ро» , также ставший неотъемлемым элементом конструкции современных десантных кораблей.

История развития крупных десантных кораблей

Первые десантные корабли, появившиеся в ХХ в., были ориентированы на высадку личного состава и техники на необорудованное побережье с помощью сходней, а затем и из открывающихся рамп при непосредственном подходе корабля к береговой черте. Серьезным недостатком такого метода десантирования были и остаются ограниченность доступных для этого участков побережья, не превышающих для береговой линии морей всего Мирового океана 4–5 %, а также погодные ограничения. Другой проблемой является проблема наращивания размерений традиционных десантных кораблей, которое, с одной стороны, необходимо для увеличения их дальности плавания, мореходности и десантовместимости, а с другой стороны, еще сильнее ограничивает возможности кораблей по подходу вплотную к берегу.

Ввиду этого в годы Второй мировой войны, когда перед США встала задача проведения крупных десантных операций на Тихом океане со значительными расстояниями до районов высадки, наряду с традиционными десантными кораблями (типов LSM и LST) американцы спроектировали (на основе британского проекта) специальные крупные корабли, способные принимать значительное количество войск и техники и осуществляющие высадку их на берег «челночным способом» при помощи небольших десантных катеров, транспортируемых в специальной затапливаемой доковой камере корабля . Использование небольших десантных катеров делало теоретически доступным для десантирования до 15–17 % береговой черты Мирового океана. За рубежом эти корабли получили обозначение Landing Ship Dock (LSD), а в отечественной терминологии – десантных транспортов-доков (ДТД). Полное водоизмещение американских ДТД периода Второй мировой войны составляло 8000 т (вдвое больше основных американских больших танкодесантных кораблей типа LST), а скорость полного хода – до 16 узлов (против 11 узлов у LST). Всего США в 1944–1945 гг. ввели в строй 27 ДТД типов Ashland (LSD 1 – LSD 8) и Cabildo (LSD 9 – LSD 27), четыре из которых передали Великобритании .

ДТД полностью оправдали себя на практике, и в послевоенный период США построили 8 ДТД типа Thomaston (LSD 28 – LSD 35, 1954–1956 гг.), отличавшихся большими размерениями (полное водоизмещение до 12 000 т) и скоростью хода (22 узла), а затем и 5 ДТД типа Anchorage (LSD 36 – LSD 40, 1969–1972 гг., 13 700 т, 20 узлов). Эти корабли были оснащены взлётно-посадочными площадками для вертолётов. С 1985 по 1992 г. ВМС США получили 8 ДТД типа Whidbey Island (LSD 41 – LSD 48) полным водоизмещением 15 700 т, способных нести в доке по четыре десантных катера на воздушной подушке типа LCAC, а в 1994–1998 гг. были построены еще 4 близких по конструкции ДТД типа Harpers Ferry (LSD 49 – LSD 52) с увеличенным количеством перевозимого груза за счет сокращения принимаемых катеров LCAC до двух.

Во время войны в Корее, когда США стали широко внедрять во флот вертолёты для транспортных перевозок и десантирования, родилась идея «вертикального охвата» (vertical assault) – высадки десанта с кораблей непосредственно вертолётами, что делало возможным десантирование в любой точке береговой линии Мирового океана, а также позволяло десантным кораблям находиться на значительном удалении от берега, повышая их безопасность. В ноябре 1956 г. англичане успешно произвели первый в мире массовый вертолётный десант со своих авианосцев в ходе Суэцкой кампании против Египта. В качестве эксперимента в США в 1955–1956 гг. переоборудовали эскортный авианосец военной постройки Thetis Bay в десантный вертолётоносец (CVHA 1), несущий 20 транспортных вертолётов, а затем аналогичному переоборудованию подверглись и 3 больших авианосца типа Essex. С 1960 г. американцы развернули постройку специально спроектированных десантных вертолётоносцев типа Iwojima, обозначив их как Landing Platform Helicopter (LPH) и введя в строй до 1970 г. 7 таких кораблей (LPH 2, LPH 3, LPH 7, LPH 9 – LPH 12) . Это были корабли полным водоизмещением 18 000 т авианосной архитектуры со сплошной полётной палубой и подпалубным ангаром, способные принимать до 2000 человек десанта и высаживать их при помощи базирующихся на корабле вертолётов (ангар вмещал 19 средних транспортных вертолётов СН-46 или 11 тяжелых CH-53). Англичане в 1959–1962 гг. переоборудовали в десантные вертолётоносцы два своих лёгких авианосца Bulwark и Albion, а в 1970-е гг.– авианосец Hermes .

Однако крупным недостатком специализированных десантных вертолётоносцев была способность перевозить и высаживать только пехоту с лёгким оружием, без возможности высадки тяжелой техники. Вследствие этого американцы были вынуждены возложить перевозку и высадку техники на десантные транспорты-доки, которым также дополнительно пытались придать способности по частичному десантированию с вертолётов. Новый тип корабля получил обозначение Landing Dock Platform (LPD), ввиду наличия обширной вертолётной палубы («платформы»), а в отечественной терминологии он был обозначен как десантно-вертолётный корабль-док (ДВКД).

В 1962–1963 гг. США построили три первых ДВКД типа Raleigh (LPD 1 – LPD 3) полным водоизмещением 13 800 т, оснащённых вертолётной палубой в кормовой части корабля над доковой камерой. При этом размер дока был уменьшен по сравнению с ДТД. Их модификацией стали построенные в 1964–1970 гг. 12 кораблей типа Austin (LPD 4 – LPD 15) полным водоизмещением 17 000 т, получивших дополнительно в надстройке ангар с возможностью постоянного базирования 4 вертолётов СН-46.

На основе конструкции американских ДТД и ДВКД в 1960-е гг. строительство аналогичных кораблей меньших размеров предприняли Великобритания и Франция. Первая ввела в строй 2 ДТД типа Fearless (12 000 т), а вторая – 2 ДТД типа Ouragan (8500 т). В обоих случаях корабли располагали значительными вертолётными палубами, но не имели ангаров.

Следующим шагом эволюции современного амфибийного корабля стало предпринятое американцами объединение конструкции ДВКД и десантного вертолётоносца в едином корабле с небывалыми доселе десантными возможностями. Такие корабли, имевшие авианосную архитектуру со сплошной полётной палубой и ангаром постоянного базирования вертолётов, а также с доковой камерой для десантных катеров и со значительными десантными трюмами, получили в США обозначение Landing Helicopter Assault (LHA), а в отечественной терминологии – универсальных десантных кораблей (УДК). Головной корабль нового подкласса LHA 1 Tarawa был заказан ВМС США в 1969 г. и введен в строй в 1976 г. До 1980 г. были построены еще 4 единицы этого типа (LHA 2 – LHA 5). УДК Tarawa был способен нести в ангаре 30 вертолётов СН-46 или 19 СН-53, имел док длиной 81 м и обладал возможностью размещения 1900 морских пехотинцев с техникой (усиленного батальона морской пехоты). Интеграция в одной единице столь значительных возможностей потребовала резкого увеличения размеров корабля, полное водоизмещение которого достигло 40 000 т, то есть величины «среднего» авианосца.

С момента своего появления УДК превратились в основу экспедиционного и десантного потенциала ВМС США и стали образцом для подражания в развитии крупных десантных кораблей для остальных флотов мира.

В США расширение возможностей амфибийных сил был связано с внедрением на них десантных катеров на воздушной подушке (КВП) типа LCAC, начавших поступать на флот в 1980-е гг. Для десантных КВП считаются доступными до 70 % береговой черты Мирового океана. Размещение LCAC на десантных кораблях потребовало увеличения размеров доковых камер последних. Поэтому следующая серия американских УДК типа Wasp полным водоизмещением 41 000 т строилась с увеличенным размером дока и считалась ориентированной в основном на высадку при помощи LCAC, а не вертолётов, в отличие от кораблей типа Tarawa. Ввиду этого корабли типа Wasp, строившиеся на основе корпуса Tarawa и сохранившие их архитектуру и вертолётовместимость, получили в ВМС США новое обозначение Landing Helicopter Dock (LHD). Следует отметить, что кораблями типа LHD в США считают и все иностранные УДК.

Еще одной особенностью УДК типа Wasp стало обеспечение базирования на них самолётов вертикального взлёта и посадки типа AV-8B Harrier II, что придало кораблям боевой потенциал лёгких авианосцев. В варианте с полным оснащением самолётами вертикального взлёта и посадки Wasp способен нести до 20 самолётов AV-8B и до 6 противолодочных вертолётов. Стандартная же авиагруппа корабля типа Wasp носила многоцелевой характер и включала 6 самолётов AV-8B, 12 вертолётов СН-46, 4 СН-53Е, 3 UH-1N и 4 боевых вертолёта AH-1W .

С 1989 по 2001 г. американский флот получил 7 УДК типа Wasp (LHD 1 – LHD 7), а последний, восьмой корабль этого типа LHD 8 Makin Island строился по изменённому проекту с оснащением газотурбинной энергетической установкой и был введён в строй только в 2009 г.

Длительное время развитие крупных десантных кораблей, а тем более УДК, оставалось практически полной монополией США. Лишь Великобритания и Франция осуществляли единичную постройку крупных десантных кораблей.

Великобритания в 1993–1998 гг. построила чистый десантный вертолётоносец Ocean, представляющий собой удешевлённый и упрощённый вариант британских лёгких авианосцев типа Invincible. При полном водоизмещении 22 500 т Ocean оснащён дизельной энергетической установкой и способен нести 830 десантников, высаживаемых с помощью 12 транспортных вертолётов Sea King постоянного базирования. Франция в 1990 и 1998 гг. ввела в строй ДВКД Foudre и Sirocco полным водоизмещением 12 000 т, достаточно традиционной для этого подкласса архитектуры, с кормовым доком, а также с ангаром в надстройке для размещения двух тяжёлых транспортных вертолётов Super Frelon или четырёх средних Super Puma.

СССР также нуждался в крупных десантных кораблях с целью развёртывания соединений десантных сил на боевой службе в удалённых районах Мирового океана. Еще в 1964 г. Невскому ПКБ было дано задание на проектирование большого десантного корабля (БДК) 1-го ранга пр. 1174 (шифр «Носорог»). В результате был создан «гибридный» корабль полным водоизмещением 14 060 т, объединяющий принцип традиционного для десантных кораблей рампового десантирования  с наличием доковой камеры для размещения десантных катеров (включая КВП) и двух вертолётных палуб с ангаром для постоянного базирования четырёх транспортно-боевых вертолётов Ка-29. Корабль пр. 1174 располагал газотурбинной энергетической установкой, обеспечивающей скорость до 20 узлов, имел мощное вооружение и был способен нести до 500 десантников и 25 основных танков .

В некотором роде БДК пр. 1174 предвосхищал крупные многофункциональные десантные корабли, которые начали создаваться второстепенными морскими державами в 1990-е гг. Однако для ВМФ СССР на Прибалтийском судостроительном заводе «Янтарь» в Калининграде было построено лишь три БДК пр. 1174 («Иван Рогов», «Александр Николаев» и «Митрофан Москаленко»), введённых в строй соответственно в 1978, 1983 и 1989 г. После распада СССР эти единицы не нашли должного применения в ВМФ РФ, оказались в отстое и были в итоге списаны, причем последний корабль серии «Митрофан Москаленко» вообще не совершил ни одного похода на боевую службу.

Одновременно в Невском ПКБ с 1970-х гг. велось проектирование полноценного УДК пр. 11780 (шифр «Кременчуг») по образцу американских кораблей типа Tarawa, но несколько меньшего водоизмещения (30 000 т) и несущего до 25 вертолётов постоянного базирования типов Ка-27 и Ка-29. Проект создавался в условиях противоречивых требований со стороны ВМФ, желавшего сделать корабль многоцелевым, с возложением на него задач противолодочной обороны, базирования самолётов вертикального взлета и посадки, с мощным оборонительным вооружением, с высокой скоростью хода и т. п., что привело к его чрезмерному усложнению и удорожанию. Однако главным препятствием для реализации проекта 11780 стало отсутствие в СССР свободных судостроительных мощностей для его строительства. Во второй половине 1980-х гг. постройку двух УДК пр. 11780 запланировали на Херсонском судостроительном заводе (занятом до того гражданским судостроением), однако начатое во время перестройки сокращение военных расходов, а затем и распад СССР не позволили её осуществить. Попытки Невского ПКБ продолжить разработки модифицированных вариантов проекта «Кременчуг» в 1990-е гг. не получили развития.

Современные особенности

Интенсивное развитие десантных кораблей новых типов началось с середины 1990-х гг., что было связано прежде всего с кардинальным изменением задач многих флотов после окончания «холодной войны». ВМС США и их союзников переориентировались с задач завоевания господства на море и ведения боевых действий «против флота» на боевые действия «против берега» в ходе экспедиционных действий и военных кампаний по всему миру. Важной задачей флотов также стало участие в гуманитарных миссиях – от эвакуации людей из зон конфликтов до помощи в ликвидации стихийных бедствий. Сокращение расходов на строительство собственно боевых кораблей традиционных типов (противолодочной, противовоздушной обороны и т. д.) позволило высвободить средства для постройки специализированных транспортно-десантных кораблей. При этом с учетом ограниченности экономических возможностей новые единицы должны были обладать максимальной многофункциональностью, способностями для решения широкого спектра задач как мирного, так и военного времени.

Характерной чертой амфибийных кораблей стало усиление их авиационной компоненты с целью обеспечения широкого использования вертолётной авиации (включая постоянное базирование вертолётов), позволяющей в наибольшей степени реализовать многофункциональность корабля. В связи с этим на ряде кораблей даже относительно небольшого водоизмещения (от 6000 т) применяется авианосная архитектура со сплошной полётной палубой и «островной» надстройкой. Другим основным архитектурным типом остается облик «классического» ДВКД с массивной надстройкой в носовой части и вертолётной палубой в кормовой.

Практически неотъемлемым элементом конструкции является док-камера для размещения десантных катеров и иных плавсредств , а также обширные десантные (грузовые) палубы для транспортировки большого количества самоходной техники, погрузка и выгрузка которой может осуществляться своим ходом через лацпорты в бортах и (иногда) оконечностях. В последнее время значительное место уделяется возможностям перевозки контейнерных грузов как с точки зрения обеспечения логистики, так и для возможности использования на борту модульной контейнеризированной целевой нагрузки.

Современные крупные десантные корабли рассматриваются также как средства управления экспедиционными группировками сил и средств или корабельными соединениями, ввиду чего зачастую располагают повышенными штабными возможностями. Кроме того, в мирное время подобные единицы используются в качестве учебных, в связи с чем оборудованы учебными помещениями для приема курсантов. Для участия в гуманитарных акциях либо в санитарной эвакуации считается необходимым иметь на борту госпитали, а также возможности для быстрого увеличения госпитальной вместимости. Конструкция кораблей предполагает также возможность использования малых тральщиков, боевых катеров и т. д. для обеспечения базирования в удалённых водах. Наконец, последним трендом в ряде стран стало стремление придать десантно-транспортным кораблям возможности судов комплексного снабжения корабельных группировок в открытом море, тем самым доводя многоцелевой характер подобных единиц до предела.

Для удешевления стоимости строительства в конструкции современных амфибийных кораблей используются гражданские нормативы судостроения и технологии.

Первым шагом в направлении развития класса десантных кораблей среди второстепенных морских держав стало создание в Италии ДВКД оригинальной конструкции типа San Giorgio. При полном водоизмещении всего 8000 т этот корабль имеет авианосную архитектуру со сплошной верхней полётной палубой и весьма высокие транспортные возможности (до 400 человек с техникой), хотя ввиду отсутствия ангара и не обеспечивает постоянного базирования вертолётов. Корабль имеет возможности использования в качестве учебного, а также с самого начала ориентировался на возможность применения в гуманитарных миссиях. В 1987–1994 гг. в состав ВМС Италии были введены 3 корабля этого типа – San Giorgio, San Marco и модифицированный San Giusto. Первоначально они имели носовую рампу для возможности прямой высадки техники на берег, однако по опыту эксплуатации такой метод высадки был признан нецелесообразным .

Значительным вкладом стало создание в начале 1990-х гг. совместно голландскими и испанскими кораблестроителями проекта многофункционального полноценного ДВКД для флотов обеих стран, по которому были построены корабли Rotterdam (вступил в строй в 1998 г.) для ВМС Нидерландов и Galicia и Castilla (1998–2001 гг.) для ВМС Испании. Rotterdam произвёл большое впечатление в военно-морских кругах всего мира. Корабль не только послужил прямым прототипом для постройки подобных кораблей в ряде других стран, но и положил начало своего рода буму амфибийного строительства.

При полном водоизмещении 12 750 т Rotterdam имеет типичную «транспортно-доковую» архитектуру, обладая высокой десантовместимостью (588 десантников и 170 единиц техники) и значительными авиационными возможностями с большой полётной палубой и ангаром в надстройке, вмещающим 6 средних вертолётов NH90 или 4 тяжелых AW101. При этом на корабле могут базироваться и противолодочные вертолёты, для чего он оборудован погребами хранения авиационного боезапаса и гидроакустических буёв. Rotterdam приспособлен для выполнения задач поиска и спасения, доставки гуманитарных грузов, корабля управления, госпитального судна, плавучей базы минно-тральных сил и т. д. Корабль построен по коммерческим стандартам и имеет электроэнергетическую установку и высокую степень автоматизации.

Михаил Барабанов, главный редактор журнала Moscow Defense Brief

Окончание в следующем номере

 

Партнеры