Военно-техническое сотрудничество России стран Юго-Восточной Азии в стратегических областях

Данная статья представляет собой краткий обзор особенностей и перспектив сотрудничества России и стран Юго-Восточной Азии, призванный сформировать у читателя базовое представление о характере этого сотрудничества.

На протяжении последних десятилетий азиатское направление неизменно занимало центральное место в приоритетах военно-технического сотрудничества России. Главными стратегическими партнерами России в АТР являются Индия и Китай, и зачастую на фоне этого масштабного сотрудничества не столь заметны другие важные партнеры нашей страны. Тем не менее, при более пристальном взгляде на регион, уже начиная с 2003 года можно говорить о формировании нового полюса российского экспорта вооружений – Юго-Восточной Азии. Именно в этот период основной объем заключенных Россией контрактов пришелся на три страны Юго-Восточной Азии – Малайзию, Индонезию и Вьетнам. Совокупный объем идентифицированных контрактов на поставки российского вооружения в эти страны в 2003 г. превысил 1,6 млрд долларов США, что больше общего объема контрактов с Индией и Китаем за аналогичный период .

Безусловно, Индия и Китай остаются главными стратегическими партнерами России, поставки вооружения которым неизменно обеспечивали стабильный рост показателей военного экспорта, однако необходимо учитывать тот факт, что возможности для экспорта вооружений в эти страны исчерпаемы.

В свете данной тенденции происходит постепенное смещение фокуса приоритетов военно-технического сотрудничества РФ в регион Юго-Восточной Азии. Высокие темпы развития, продолжающийся рост экономик государств и рост объемов затрат на оборону делают страны этого региона привлекательными с точки зрения перспектив военного экспорта. Рост расходов стран Юго-Восточной Азии на оборону можно связать с несколькими факторами, среди которых:

• Китайский фактор. Усиление военной мощи Китая вызывает тревогу ряда стран ЮВА. В качестве причин подобных опасений можно выделить череду событий. Начало положило выступление Цзян Цзэминя на XVI съезде КПК в ноябре 2002 г. В докладе было подчеркнуто, что гармоничное экономическое развитие связано с модернизацией национальной обороны и армии, в ближайшей перспективе Китаю предстоит держать военно-стратегический курс на активную оборону и повышать свое умение вести боевые действия в условиях применения высокотехнологического оружия.

Также не прибавил оптимизма в регионе принятый в 2003 г. оборонный бюджет, который предусматривал увеличение (по сравнению с 2002 г.) на 9,6 %.

Последней каплей стал озвученный руководством азиатского гиганта курс на создание мощных военно-морских сил и перенос внешних морских границ зоны ответственности за пределы внутренних морей.

Все эти шаги не могли не вызвать ответную реакцию государств, имеющих нерешенные территориальные споры с Китаем в районе Южно-Китайского моря.

• Фактор пиратства. Малаккский пролив и Южно-Китайское море являются одним из очагов современного пиратства, наиболее опасная ситуация в этом регионе наблюдалась около десятилетия назад. В настоящее время градус напряженности немного спал (акцент сместился в Сомали), но полностью проблему это с повестки дня не сняло.

• Фактор терроризма. Актуальное значение для стран ЮВА имеет борьба с международным терроризмом, непосредственно затронувшим Индонезию, Малайзию, Сингапур, Филиппины. Усилия стран направлены на предотвращение, противодействие и пресечение деятельности террористических групп в регионе.

Кроме того, предложения, которые может сделать Россия (характеристики техники), вполне актуальны для стран, не достигших еще определенного технологического уровня, скажем Индии или Китая. Российское оружие уже успело снискать достаточно широкое признание во многих странах мира благодаря своим высоким боевым возможностям, качеству изготовления, долговечности и простоте использования. Причем по всем этим параметрам Россия пока сохраняет свои лидирующие позиции.

А опыт, который Россия приобрела благодаря сотрудничеству с Китаем и Индией, может служить своего рода визитной карточкой, фактором преимущества российской техники в конкурентной борьбе за рынок Юго-Восточной Азии. Рынок стран ЮВА имеет свои специфические особенности и характеризуется высоким уровнем конкуренции.

Уже сегодня в рамках региона можно выделить два блока стран. К первому относятся своего рода региональные лидеры в сфере сотрудничества с Россией (такие страны, как Малайзия, Индонезия, Вьетнам), ко второму – страны, сотрудничество с которыми находится на начальной стадии развития, однако обладает высоким потенциалом (Мьянма, Бруней, Таиланд).

Малайзия

В течение более чем пятнадцати лет, с начала взаимодействия в военной сфере в первой половине 1990-х, Малайзия является одним из ведущих партнеров России в области военно-технического сотрудничества среди стран Юго-Восточной Азии. Первые контакты с Малайзией в данной сфере относятся к 1993 г., когда между странами был подписан ряд соглашений, итогом которых стал заключенный 7 июня 1994 г. в Куала-Лумпуре контракт на поставку российских истребителей. Малайзия должна была получить 18 истребителей МиГ-29, включая два учебно-боевых МиГ-29УБ . Предметом сделки стали модернизированные истребители, относимые специалистами АНПК «МиГ» к модификации МиГ-29СД . Сумма контракта составила около 600 млн долларов США (офсет 220 млн долларов, включая бартер 150 млн долларов). Все машины были поставлены в 1995 г. и получили малайзийское название МиГ-29Н и МиГ-29НУБ. Кроме того, также в рамках данного контракта, в 1997 г. для выполнения работ по сервисному обслуживанию и ремонту самолетов МиГ-29 из состава парка ВВС Малайзии было создано совместное российско-малайзийское предприятие Aerospace technology system corporation (ATSC). Примечательно, что именно малайзийский контракт считается одним из наиболее крупных успехов МАПО «МиГ» и российской оборонной промышленности в целом на международном рынке вооружений середины 1990-х.

Значительной вехой в развитии ВТС двух стран стало подписание в 1999 г. правительствами России и Малайзии Меморандума о взаимопонимании по вопросам сотрудничества в области обороны, оборонных технологий и оборонной промышленности и образование совместной Российско-Малайзийской межправительственной комиссии. В том же году Казанский вертолетный завод поставил Малайзии два многоцелевых вертолета Ми-17-1В.

В июне 2001 г. был подписан контракт на поставку в Малайзию противотанковых ракетных комплексов «Метис-М». В 2002 г. Малайзия приобрела у России партию стрелкового оружия (автоматы АК-101), в том же году с «Рособоронэкспортом» был заключен контракт на закупку переносного ракетно-зенитного комплекса «Игла», сумма контракта составила 48 млн долларов США.

Новым этапом в истории российско-малайзийского ВТС стал 2003 год, когда сначала в ходе ежегодной выставки вооружений ЛИМА-2003 был подписан контракт на поставку 10 вертолетов Ми-171Ш для министерства обороны Малайзии и двух Ми-171Ш для полиции. Общая сумма данного контракта составила около 71 млн долларов США, обязательства по нему были выполнены в полном объеме к 2005 г. Затем в августе 2003 г. в ходе визита в Малайзию Президента России Владимира Путина оборонным ведомством страны и «Рособоронэкспортом» был подписан контракт на поставку ВВС Малайзии 18 самолетов Су-30МКМ. Общая стоимость контракта составила 900 млн долларов США. При этом Россия согласилась закупить в Малайзии пальмовое масло в объеме, эквивалентном 30 % стоимости контракта. Самолеты «Сухого», поставка которых завершилась в августе 2009 г., закупались с целью постепенно заменить 14 американских истребителей F-5E, находящихся в эксплуатации уже два десятилетия, и дополнить парк из 18 самолетов МиГ-29Н.

В 2009 г. появились сообщения о том, что Малайзия намерена в течение 2010 г. списать, а затем продать 10 из 16 МиГ-29Н, поставленных Россией в 1995 г. Причина такого решения – слишком высокие затраты на эксплуатацию самолетов (5 млн долларов США в год на каждую машину). Эксплуатация купленных по достаточно скромной цене МиГ-29 (по словам первого заместителя директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Александра Фомина, часть оплаты Малайзия произвела за счет бартера – пальмовое масло, каучук и некоторые другие товары) потребовала более высоких затрат, нежели ожидала малайзийская сторона. Однако уже в начале 2010 г. правительство Малайзии объявило об отмене планов по списанию российских истребителей. Одновременно Малайзия отложила проведение тендера на поставку истребителей, которые должны заменить устаревшие МиГ-29. Причиной решений стал финансово-экономический кризис.

Россия и Малайзия рассчитывают на дальнейшее сотрудничество в военно-технической сфере, и такая возможность может представиться уже в ближайшей перспективе, в рамках как минимум двух тендеров. Во-первых, как ожидается, Малайзия вновь объявит тендер на закупку 12 вертолетов для проведения поисково-спасательных операций в боевых условиях. Ранее победителем данного конкурса была объявлена компания «Еврокоптер», предложившая вертолет EC-725. В сентябре 2008 г. правительство Малайзии подписало письмо-обязательство на закупку у компании «Еврокоптер» 12 вертолетов стоимостью 1,67 млрд ринггитов (477 млн долларов США), однако впоследствии реализация контракта была приостановлена из-за обвинений в нарушении процедуры выбора победителя тендера. По всей вероятности, немаловажным преимуществом для «Еврокоптера» стало наличие в Малайзии подразделения этой компании («Еврокоптер Малэйша») и развитие промышленной кооперации с малайзийскими производителями. Кроме «Еврокоптера» в конкурсе принимали участие и представители компаний «Сикорский» с S-92 и «Рособоронэкспорт» с ВТС Ми-17-1В. Повторное проведение тендера может стать вторым шансом для России, возможностью учесть все слабые стороны своей позиции, с тем чтобы повысить вероятность успеха в борьбе за данный тендер.

Кроме того, по сообщениям Flightglobal, в 2010 г. Министерство обороны Малайзии объявило запрос на информацию об истребителях для тендера, контракты в рамках которого, как ожидается, будут заключены в 2011–2015 гг. Покупка новых самолетов будет производиться в рамках программы модернизации армии на период с 2011 по 2015 гг. По данным «Рособоронэкспорта», Россия представит Министерству обороны Малайзии истребители Су-30. Также Малайзия проявляет интерес к американским самолетам Boeing F/A-18E/F Super Hornet, Lockheed Martin F-16 Fighting Falcon и шведским Saab JAS 39 Gripen. Как отмечается, наиболее высокие шансы на победу – у Boeing и «Рособоронэкспорта». Это связано с тем фактом, что малайзийцы уже знакомы с продукцией обеих компаний – в составе ВВС Малайзии с 1990-х находятся истребители F/A 18D Hornet, а с 2003 г. – 18 Су-30МКМ. Малайзия планирует купить 36–40 истребителей, которые должны заменить устаревшие Northrop Grumman F-5 .

История сотрудничества России и Малайзии в военной сфере является самой длительной, в сравнении с другими странами Юго-Восточной Азии. Что, в свою очередь, закономерно приводит к эволюции самого характера сотрудничества. Так, в соответствии с заявлением министра обороны Малайзии Ахмада Захида Хамиди, малайзийская сторона на данном этапе развития сотрудничества заинтересована во взаимном обмене технологиями. «Нас уже не интересуют только отношения, построенные по типу „покупатель–продавец“. Мы сейчас делаем все, чтобы развивать с Россией сотрудничество по линии создания сервисно-технических центров по обслуживанию самолетов в Малайзии» .

Российско-малайзийские отношения сталкиваются и с некоторыми трудностями. Это, в первую очередь, общая для российского военного экспорта проблема технического обслуживания, нерешенность которой приводит к тому, что традиционные партнеры России все чаще обращаются к другим поставщикам. В этом контексте достаточно существенно выигрывает Китай. Ярким примером может служить заявление командующего ВВС Малайзии генерала Родзали Дауда о возможности закупки именно в Китае комплектующих к российским истребителям, стоящим на вооружении малайзийских ВВС .

Индонезия

Началом сотрудничества России и Индонезии в военно-технической сфере можно считать подписание контракта на поставку партии истребителей Су-30 в 1997 г. Несмотря на то что сделка не состоялась из-за разразившегося в то время в Индонезии кризиса и возникших финансовых трудностей, ее можно расценивать в качестве своеобразной точки отсчета.

Фактором, побудившим Индонезию вновь попробовать установить контакт с российской стороной, послужил ввод США – основным поставщиком военной техники в Индонезию в конце 1990-х – эмбарго на поставки вооружения и ограничение сотрудничества с Индонезией в военной сфере. Данные меры были связаны с обвинениями в адрес Джакарты в нарушении прав человека в Восточном Тиморе в 1999 г.

Благодаря в том числе и этим событиям, в 2001 г. индонезийские ВВС повторно выразили желание закупить эскадрилью российских многоцелевых истребителей-бомбардировщиков Су-30. Заключение контракта на приобретение боевой российской летной техники, по словам командующего ВВС Индонезии маршала авиации Ханафи Аснана, должно было служить, в том числе, цели диверсификации источников поступления вооружений и снижения уровень зависимости Индонезии в оборонной сфере от западных поставщиков, прежде всего от США.

Необходимо отметить, что Индонезия с самого начала проявляла интерес не только к традиционно основной продукции российского военного экспорта – авиатехнике, но и к военно-морской составляющей. В этом контексте структура российско-индонезийских контрактов несколько отличается от сотрудничества России и Малайзии, где преимущественно развивается сфера авиатехники. Так, в апреле 2003 г. «Рособоронэкспорт» провел переговоры с индонезийской стороной о закупке Джакартой продукции петербургской судостроительной фирмы «Алмаз». Особый интерес был проявлен к десантному кораблю на воздушной подушке (ДКВП) «Зубр», патрульным кораблям и платформам на воздушной подушке. Кроме того, Индонезия прислала заявку на поставку корветов проекта 20382 «Тигр» и катеров проекта 12300 «Скорпион».

В июне 2007 г. «Рособоронэкспорт» и ВМС Индонезии подписали рамочный контракт о намерениях по строительству двух корветов. Контракт предусматривал строительство в Испании корпуса на базе российского корабля проекта 20382 «Стерегущий» с последующим оснащением его в Санкт-Петербурге российским вооружением. В сентябре 2007 г. объявлено о подготовке контракта по поставке в Индонезию двух подводных лодок «Кило». Однако летом 2009 г. Министерство обороны Индонезии объявило о решении отложить до 2011 г. запланированное приобретение подводных лодок для ВМС из-за ограниченных средств .

Военный бюджет Индонезии на 2009 г. был определен в объеме около 3,2 млрд долларов США, что составляло 0,68 % ВВП – самый низкий показатель в регионе Юго-Восточной Азии. Запланировано увеличение расходов на оборону в 2010 г. на 1 млрд долларов США. При этом, если бюджет 2010 г. увеличится до 4,2 млрд долларов, доля расходов на оборону поднимется до 1 % ВВП. Тем не менее, основные программы приобретения, о которых недавно объявило руководство Индонезии, включая подводные лодки, не будут финансироваться в рамках бюджета 2010 г.

В 2007 г. в рамках авиасалона МАКС-2007 «Рособоронэкспорт» подписал протокол о вступлении в действие контракта на поставку Индонезии в 2008–2010 гг. 6 истребителей «семейства Сухих»: 3 Су-27СКМ и 3 Су-30МК2. Сумма сделки составила 240 млн долларов США. В рамках контракта 2 истребителя Су-30МК2 были поставлены Индонезии в 2008 г.  и 1 истребитель – в 2009 г.

Важную роль в развитии военно-технического сотрудничества двух стран сыграл российско-индонезийский Меморандум о взаимопонимании по содействию в реализации программы военно-технического сотрудничества на 2006–2010 гг. На его основе была предусмотрена поставка в Индонезию 10 транспортных вертолетов Ми-17, 5 ударных вертолетов Ми-35П, 20 боевых машин пехоты БМП-3Ф . Осуществить данные закупки стало возможным за счет кредита на сумму в 1 млрд долларов США сроком на 15 лет, соглашение о предоставлении которого было подписано во время визита президента В. В. Путина в Джакарту 6 сентября 2007 г.

Серьезные коррективы внес в российско-индонезийское сотрудничество экономический кризис, однако учитывая тот факт, что по оценкам экспертов восстановление мировой экономики будет проходить быстрее, чем прогнозировалось ранее, можно предположить, что подписание ряда контрактов, в том числе и на покупку российских подводных лодок, станет возможным уже в 2011 г.

Вьетнам

Новым этапом военно-технического сотрудничества России и Вьетнама, история которого продолжается с 1953 г., стало подписание в 1998 г. в Ханое российско-вьетнамского межправительственного соглашения, регламентирующего деятельность в сфере ВТС, вслед за чем в 1999 г. была создана Российско-Вьетнамская межправительственная комиссия по сотрудничеству в военно-технической сфере.

Планирование российско-вьетнамского сотрудничества в военной сфере ведется на основе Программы ВТС между РФ и Вьетнамом на период 2005–2010 гг., а также посредством принятия ежегодных планов. В октябре 2008 г. во время визита в Москву президента Вьетнама Нгуен Минь Чиета был подписан межправительственный Меморандум о стратегии военно-технического сотрудничества на период до 2020 г.

До недавнего времени объем сотрудничества России и Вьетнама на фоне аналогичных контактов с Малайзией и Индонезией, долгое время выступавших основными партнерами России в Юго-Восточной Азии, был относительно невелик. Однако в течение последних двух лет, начиная с 2008 г., наблюдается устойчивый рост объемов закупок Вьетнамом российской продукции военного назначения. По оценкам Минобороны РФ, по своим масштабам российско-вьетнамское военно-техническое сотрудничество вышло на лидирующее место в ЮВА и на одно из лидирующих мест в Азиатско-Тихоокеанском регионе в целом, уступая только сотрудничеству России в данной области с Индией и Китаем .

По данным Минобороны, в 2008 г. объем подписанных контрактов впервые за всю историю сотрудничества превысил 1 млрд долларов США, в 2009 г. – 3,5 млрд долларов США, и уже превысил 1 млрд долларов США в первом квартале 2010 г. В данный период были подписаны контракты на поставку вооружений для ВВС, ПВО и ВМС Вьетнама .

В январе 2009 г. после «небольшой паузы в несколько лет» «Рособоронэкспорт» подписал контракт с Вьетнамом на поставку 8 истребителей Су-30МК2  стоимостью 500 млн долларов США.

В перечне заказанных Вьетнамом вооружений – ракетные катеры типа «Молния», фрегаты типа «Гепард», шесть подводных лодок 636 проекта «Кило». Наряду с поставкой военно-морской техники ВМФ России окажет помощь ВМС Вьетнама в создании пункта базирования вьетнамских подводных лодок. У России с Вьетнамом уже был опыт сотрудничества в военно-морской сфере: так, в 2002 г. по заказу этой страны на российской судостроительной верфи «Алмаз» были построены два пограничных сторожевых катера проекта 10412 «Светляк». По результатам эксплуатации «Светляков» вьетнамская сторона приняла решение заказать еще 2 аналогичных корабля, закладка которых состоялась в июне 2009 г. , строительство обоих катеров должно завершиться в 2010 г.

Кроме того, по словам министра обороны России Анатолия Сердюкова, также прорабатываются вопросы о заключении дополнительных контрактов в период до 2020 г. Как отметил министр, в ходе переговоров, состоявших во время его визита в Ханой 22–24 марта 2010 г., вьетнамская сторона обратилась с вопросом о поставках запасных инструментов и приборов для имеющихся у вьетнамских военных вооружений советского производства. Также вьетнамская сторона проявила большой интерес к российским средствам ПВО. «Их интересует практически все то, что есть у нас,– зенитно-ракетные комплексы „Тор“, „Бук“, С-300»,– сказал Сердюков .

Анализируя российско-вьетнамские отношения в сфере ВТС, необходимо отметить, что Вьетнаму удалось буквально за последние пару лет вырваться в лидеры по контрактам с Россией. И, учитывая прошедшие в марте переговоры, можно говорить о том, что у сотрудничества стран в военной сфере остается еще достаточно перспектив для развития. Так, России предлагается участвовать в создании ремонтного завода с доком, где могло бы осуществляться обслуживание не только приобретенной Вьетнамом техники, но и кораблей российского военно-морского флота. Вьетнамскому ВМФ «также понадобятся суда спасения, обеспечения. Мы готовы помочь вьетнамским коллегам также и в создании военно-морской авиации»,– прокомментировал перспективы расширения российско-вьетнамского сотрудничества министр обороны РФ Анатолий Сердюков.

Светлана Ключанская, аспирант кафедры мировой политики Томского государственного университета

Окончание в следующем номере

Партнеры