Новости / Вызовы и угрозы

Счетная палата: механизм госпрограмм нужно менять

По результатам проверок 2014 года эксперты Счетной палаты РФ предлагают разработать механизм, исключающий неэффективное использование бюджетных средств. «Существующая нормативно-правовая база не обеспечивает в полной мере проведение эффективной государственной политики по развитию ОПК», – говорится в годовом отчете СП РФ.

По мнению специалистов, бюджет так и не стал программным – то есть таким, когда за каждой бюджетной программой закрепляются цели, достижение которых измеряется показателями результативности. Он по-прежнему остался традиционным, ведомственным. Деньги выделяются не на решение проблемы, а ведомству, которое самостоятельно распределяет расходы, и невозможно измерить результативность тех или иных бюджетных трат. При этом внедрение программного бюджета идет более 10 лет.

цели многих госпрограмм неконкретны, содержат нечеткие формулировки, что не позволяет обеспечить проверку их достижения. В качестве показателей зачастую используются не интегрированные комплексные значения, а легко достижимые, привычные ведомственные. Во многих госпрограммах отсутствуют конкретные мероприятия для выполнения их задач, не обеспечена взаимосвязь мероприятий госпрограмм, а также их межотраслевая взаимоувязка.

В результате «госпрограммы не могут рассматриваться как полноценный и действенный инструмент планирования и исполнения федерального бюджета, несмотря на то что правительство РФ отводит им именно такую ключевую роль».

Третье место в мире по военным расходам России не по карману?

Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (СИПРИ) опубликовал обзор военных расходов стран мира в минувшем году. По оценкам шведских аналитиков, наблюдаемое с 2012 года снижение общемировых военных расходов в прошлом году замедлило свой темп с 1,9 до 0,4%. При этом указанные расходы составили 1776 трлн долларов, или 2,3% мирового ВВП.

Наша страна по доле в мировых военных расходах (4,8%) занимает третье место после США и Китая. И это, считают сотрудники СИПРИ, не соответствует месту России в мировой экономике (восьмому, с долей 3,4%). Что в свою очередь якобы свидетельствует о перенапряжении экономики и повышенной милитаризации страны.

При этом доля военных расходов России в ВВП в прошлом году достигла 4,5%, по оценке СИПРИ, а по нашей собственной оценке – 4,8%, т.е. превысила более чем в два раза указанный ранее среднемировой уровень (2,3%).

«Таким образом, Россия оказалась в группе из 20 стран, чьи военные расходы превышают 4% ВВП. Это девять ближневосточных государств (с Израилем), семь африканских, три восточноевропейских (Азербайджан, Армения и Россия) и Мьянма как единственный представитель Азии», – обращает внимание заведующий лабораторией военной экономики Института Гайдара Василий Зацепин.

В то же время российским руководством уже приняты первые меры для исправления ситуации. Действующим законом о федеральном бюджете еще в декабре прошлого года было предусмотрено снижение военных расходов в реальном выражении в 2016–2017 годах. Госдумой приняты изменения федерального бюджета на 2015 год, сокращающие расходы по разделу «Национальная оборона» на 157 млрд руб. (4,8%) – до 3 трлн 117 млрд руб.

Авиапроизводители недовольны высокой импортозависимостью

«Государственные корпорации, а также государственные научные центры за последние 10 лет не обеспечили создание и производство ни одного гражданского самолета российской комплектации из широкой линейки воздушных судов, востребованных отечественными эксплуатантами», – такой неутешительный вывод содержится в резолюции II Съезда авиапроизводителей России.

Участники съезда отмечают, что созданные ранее гражданские самолеты марок «Ту» и «Ил» российской комплектации массово не выпускаются, а производимый сегодня SSJ-100 и планируемый к производству МС-21 привели российское авиастроение к глубокой зависимости от зарубежных партнеров. Особую обеспокоенность вызывает также утрата отечественного рынка гражданской авиатехники.

По мнению участников съезда, сегодня среди приоритетных направлений отрасли – существенное увеличение выпуска и продажи отечественных воздушных судов и проведение научно-исследовательских работ по созданию прорывных авиационных продуктов и технологий.

Для этого, среди прочего, необходимо разработать и утвердить мероприятия по созданию отраслевой системы послепродажного сопровождения, технического обслуживания и ремонта выпускаемых воздушных судов и компонентов.

А для повышения технологической независимости России в авиастроении нужно внести изменения в госпрограмму «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы», предусмотрев мероприятия по проведению всего комплекса необходимых работ по созданию, сертификации и серийному производству систем и агрегатов предполагаемых для импортозамещения изделий. Прежде всего для самолетов МС-21 и SSJ-100.

России нужно 20 заграничных площадок ГЛОНАСС

Россия ведет переговоры с Китаем, Кубой, Никарагуа и Вьетнамом о размещении на территории этих стран наземной инфраструктуры глобальной навигационной системы ГЛОНАСС.

«Мы уже создали четыре наземных пункта корректировки с земли сигнала ГЛОНАСС за рубежом – один в Бразилии и три в Антарктиде, на круглогодичных зимовочных станциях. С четырьмя странами – Китаем, Кубой, Никарагуа и Вьетнамом ведем переговоры», – цитирует ТАСС слова заместителя главы Роскосмоса Михаила Хайлова.

Всего таких заграничных пунктов для развития системы ГЛОНАСС и увеличения ее точности требуется около 20. Еще 20 размещаются на территории России.

Между тем, ОАО «Российские космические системы» (РКС) совместно с ИСС им. Решетнева начали разрабатывать перспективный спутник системы ГЛОНАСС, который будет состоять из комплектующих исключительно российского производства.

По мнению гендиректора РКС Андрея Тюлина, такой аппарат российской промышленности под силу создать за 4–5 лет.

Напомним, в настоящее время в составе ГЛОНАСС находится 28 спутников: 24 основных и четыре резервных. Точность определения координат наземных объектов составляет 3,5 метра.

Партнеры