Сирия. Задачи прямые и косвенные

В конце сентября 2015 года произошло то, что еще совсем недавно казалось фантастикой и больше походило на сценарий компьютерной игры. Российская авиация приступила к нанесению ударов по боевикам так называемого «Исламского государства»¹.

 

 

Текст: Павел Румянцев, Леонид Нерсисян  

С конца августа события развивались стремительно. В Интернете появились видеозаписи и фотографии, запечатлевшие российскую авиацию в небе над Сирией. В течение сентября в открытом доступе уже были спутниковые снимки и фотографии с авиабазы «Хмеимим» в Латакии, демонстрирующие постоянное увеличение на ней количества российских самолетов. Наконец, 30 сентября 2015 года российская авиация «официально» начала действовать против формирований ИГ. В этот день были опубликованы и первые видеозаписи Министерства обороны РФ, демонстрирующие результаты бомбардировок различных объектов боевиков.

Прежде чем приступить к рассмотрению различных аспектов российской военной операции, следует вкратце описать предшествующую политическую ситуацию. Война в Сирии продолжается более четырех лет, превосходя по масштабам и жестокости, пожалуй, все прочие конфликты на Ближнем Востоке. Изначально конфликт вспыхнул между правительственными войсками Сирии и всевозможными оппозиционными группировками, имеющими разные цели, «политические взгляды» и различную степень «радикализма». В ходе непрекращающегося противостояния, ценой огромных потерь, к началу 2014 года правительственные войска Сирии сумели добиться фактически перелома в ходе войны, очистив свыше 70% территории страны от вооруженных формирований. Вскоре ситуация для Сирии кардинально изменилась – на «сцену» вышла новая, чудовищная сила под названием ИГИЛ (позже превратившаяся в ИГ).

Ключевая причина феноменального по скорости увеличения численности радикальной группировки и ее военных «успехов» – это отсутствие силы, способной к эффективному стратегическому противостоянию. Армия Ирака развалилась в течение считанных недель, позволив тогда еще относительно немногочисленной армии радикальных исламистов захватить огромную территорию страны и завладеть нефтеносными территориями вместе с нефтедобывающей и перерабатывающей инфраструктурой. Кроме того, столь быстрый коллапс иракской армии привел к попаданию в руки боевиков гигантских арсеналов всевозможного вооружения и военной техники.

После установления на севере Ирака и в прилегающих районах своего «порядка» огромные силы ИГ хлынули в Сирию. Несмотря на активную помощь со стороны крайне лояльной алавитам Сирии ливанской группировки «Хезболла», а также военную помощь со стороны Ирана, включающую, помимо прочего, и активное участие в боевых действиях подразделений КСИР (Корпус стражей исламской революции), ситуация ухудшалась.

К концу лета 2015 года террористические группировки взяли под контроль свыше 60% территории Сирии, подойдя вплотную к ключевым и стратегически важным городам – Хомсу, Алеппо и Дамаску.

Сложилась патовая ситуация. Сирийская армия удерживала ключевые порты – Латакию и Тартус, через которые осуществляется «подпитка» сирийской армии вооружением и военной техникой, преимущественно со стороны России. ИГ контролировало нефтеносные районы страны. Экономическая ситуация в сочетании с истощенным мобилизационным ресурсом угрожала Сирии полным коллапсом. Именно в этих условиях руководство страны официально обратилось к России с просьбой оказать активную военную помощь.

Состав группировки ВКС РФ в Сирии

К началу военной операции Россия располагала следующими силами:

«Основной состав» авиационной группировки состоит из эскадрильи (12 самолетов) фронтовых бомбардировщиков Су-24М, эскадрильи штурмовиков Су-25, а также шести новейших фронтовых бомбардировщиков Су-34 и четырех истребителей Су-30СМ. Вертолетная группировка – ориентировочно не менее эскадрильи штурмовых вертолетов Ми-24. Помимо этого, очевидно, имеется и различная вспомогательная авиация и беспилотники. Предположительно в операции участвует авиация из Западного и Южного военных округов. Кроме того, периодически привлекается стратегическая и дальняя авиация – бомбардировщики Ту-160, Т-95МС и Ту-22М3.

Прикрытие российской базы в Латакии с воздуха обеспечивает по меньшей мере один дивизион зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) большой дальности С-400, ЗРК малой дальности «Тор» и зенитный пушечно-ракетный комплекс (ЗПРК) «Панцирь-С1». Непосредственную охрану личного состава группировки обеспечивают подразделения спецназа, воздушно-десантных войск и морской пехоты. У сирийского побережья осуществляет патрулирование группировка в составе 10 боевых кораблей во главе с крейсером «Варяг» (недавно он заменил крейсер «Москва», который вернулся в Севастополь), кстати, располагающим также весьма внушительными возможностями ПВО (ЗРК С-300Ф «Форт» с боезапасом в 64 ракеты).

 Эффективность действий российских ВКС

Первоначально, когда возможность применения в Сирии российской авиации обсуждалась исключительно в гипотетическом ключе, ее предполагаемая эффективность многими оценивалась как невысокая. Основной причиной этого была оглядка на опыт применения авиации в Чеченских кампаниях и во время войны в Южной Осетии. Очень многие весьма безосновательно прогнозировали относительно высокие потери и низкую результативность ударов.

Однако уже первые боевые вылеты российской авиации полностью развеяли все скептические прогнозы. Уже 30 сентября Министерство обороны России опубликовало первые видеозаписи «работы» авиации по объектам противника, свидетельствовавшие о высокой точности ударов.

Интенсивность боевых вылетов российской группировки при этом стремительно нарастала. В первую неделю операции было сделано более 100 боевых вылетов и нанесены удары по 112 объектам боевиков, а к середине октября количество боевых вылетов уже составило 669, включая 115 ночных. Было уничтожено 456 объектов противника. В январе количество боевых вылетов превысило 6 тысяч.

С первых же дней операции российская авиация начала широкое применение высокоточного оружия. В основном были задействованы ракеты Х-25 и Х-29, но главным «сюрпризом» стало массовое применение новых управляемых бомб КАБ-500С со спутниковой системой наведения.

Применение высокоточного оружия (ВТО)

В последние годы широко распространено мнение, что современная армия должна вести боевые действия исключительно высокоточным оружием. Однако подобное правило нельзя принимать за аксиому. При масштабных боевых действиях крайне затруднительно расходовать на каждую цель управляемые бомбы или ракеты «воздух-земля». Российская концепция использования высокоточного оружия предполагает, что оно должно применяться только по наиболее важным и при этом труднодоступным для неуправляемых боеприпасов целям. Таким образом, можно оправдать их огромную стоимость. В противном случае финансовая нагрузка может оказаться слишком большой. Так, во время воздушной операции в Ливии в 2011 году Великобритания и Франция (основные участники операции) в течение первых же двух месяцев практически полностью израсходовали все свои запасы ВТО. Во время операции НАТО против Югославии в 1999 году, где ВТО применялось в поистине гигантских масштабах, затраты на операцию оказались сопоставимы с нанесенным противнику ущербом.

Основной «пик» применения высокоточного оружия российской авиацией пришелся на первый месяц операции, в ходе которого были поражены наиболее значимые для ИГ военные объекты и инфраструктура. Российская авиация при этом наглядно продемонстрировала, что обладает необходимыми запасами высокоточных боеприпасов и способна применять их в больших количествах.

 Рекламная кампания удалась

Также очевидно, что при выполнении задачи поражения объектов так называемого «Исламского государства» Россия использует ситуацию для «обкатки» своего новейшего вооружения в реальных боевых условиях, а также для демонстрации своих возможностей. Особенно это касается применения крылатых ракет со стратегических бомбардировщиков Ту-160 и Ту-95МС в ноябре 2015 года. В ходе этих ударов впервые были применены крылатые ракеты Х-555 и новейшие Х-101 (она была и впервые открыто продемонстрирована). Применение стратегических крылатых ракет с бомбардировщиков, наряду с залповыми стрельбами новыми крылатыми ракетами семейства «Калибр» с кораблей Каспийской флотилии, показало возможность РФ «достать» любого противника на расстоянии более тысячи километров.

В ходе воздушной операции российские ВКС продемонстрировали и способность к крайне интенсивным боевым действиям, совершая зачастую по 80–100 вылетов в сутки, что по сути является «теоретическим пределом» для группировки из 32 самолетов. Планирование и организацию боевого применения авиации можно считать образцовой. Российские самолеты отрабатывают по хорошо разведанным целям, получая информацию с беспилотников, спутников и от сирийских правительственных войск. По целям работают, как правило, парами, осуществляя атаку с высот в 5–6 километров, оставаясь вне зоны досягаемости любых ПЗРК и средств ПВО малой дальности, которые могут оказаться в руках боевиков. При этом обеспечивается высокая точность попадания даже свободнопадающими бомбами. Это объясняется наличием новых прицельных систем на действующих в Сирии самолетах – ими оснащаются все новые и модернизированные самолеты российских ВКС.

События в Крыму в феврале-марте 2014 года явили всему миру и, самое главное, самим россиянам совершенно новый облик российской армии. Операция в Сирии продемонстрировала возможности современной российской авиации как эффективной ударной силы, которая нисколько не уступает ВВС стран НАТО. Совершив свыше 6 тысяч боевых вылетов, российская авиация потеряла только один Су-24М, погибший от «удара в спину» со стороны Турции. Потерь от огня боевиков не было, как не было и ни одной небоевой потери. Учитывая количество боевых вылетов и интенсивность авиаударов, такой результат можно считать отличным.

Вклад российских ВКС в борьбу с ИГ очень велик. Уже в ходе первых двух недель операции боевики ИГИЛ были вынуждены отказаться от каких-либо серьезных наступательных действий, а армия Сирии начала очень медленное, но методичное наступление на территории, захваченные боевиками. За время боевых действий российские ВКС значительно повредили инфраструктуру ИГИЛ, разрушив их склады боеприпасов, топлива, заводы по ремонту вооружения и военной техники, и заметно ухудшили тыловое обеспечение боевиков и их возможности оперативно перебрасывать подкрепления. За первую неделю боевых действий российская авиация достигла большего эффекта, чем страны НАТО, год бомбившие ИГ в Ираке. Благодаря регулярно наносимым ударам по нефтяной инфраструктуре и уничтожению «караванов» с нефтью, переправляемых в Турцию, противнику был нанесен и серьезный экономический ущерб.

 Выводы

Главные промежуточные итоги операции ВСК РФ:

  • полный переход инициативы в войне к правительственным войскам Сирии (несмотря на достаточно медленное наступление);
  • отличная «обкатка» российского вооружения: впервые применены в боевых условиях множество видов вооружения – от стратегического в авиации до высокоточных тактических боеприпасов;
  • современная авиация, активно поступающая на вооружение ВКС РФ, показала себя состоятельной и подтвердила свои характеристики. Этот факт заметно повысил экспортные перспективы фронтового бомбардировщика Су-34, да и другого российского вооружения. Операция ВКС России – лучшая реклама продукции отечественного ВПК;
  • авиационная поддержка в гибридных войнах не оказывает быстрого эффекта. Война в Сирии может длиться еще очень долго, хотя уже понятно, что военным путем, пока ВКС РФ помогают его войскам, Башара Асада сместить не удастся.

∗∗∗
¹  ИГ – террористическая организация, запрещенная в России.

Авиагруппа в Сирии

Бомбежка в Сирии

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры