Стратегические ядерные силы России и США. Сегодня и завтра

Автор: Александр Ермаков.   

Часть III. Воздушный компонент 

Воздушный компонент ядерной триады значительно отличается по своей роли и «идеологии» от наземного и морского. Хотя он старейший из всех, и был первым для всех «старых» ядерных держав, сейчас многие страны отказались от него или задвинули на второй план.

Однако наряду с недостатками он обладает и рядом уникальных преимуществ. В совокупности они не только гарантируют долгую жизнь имеющимся бомбардировщикам, но и стимулируют программы создания новых. 


На фото: Сверхзвуковой стратегический бомбардировщик-ракетоносец  Ту-160 ("Белый лебедь").


 Медлительность и уязвимость 

Недостатки очевидны и многочисленны. По сравнению с баллистическими ракетами стратегические бомбардировщики медлительны и уязвимы. В отличие от спокойно стоящей десятилетиями в шахте МБР, бомбардировщики требуют регулярных дорогостоящих полетов для подготовки экипажей.  

Авиация находится в постоянной «гонке» с системами ПВО, и даже оснащенный самыми современными системами РЭБ или спроектированный с максимальным применением технологий снижения заметности бомбардировщик может быть с высокой вероятностью сбит, не успев выполнить боевую задачу. При этом перехват МБР с высокой вероятностью не реализован до сих пор – так, противоракета GBI, являющаяся на данный момент единственным в составе национальной ПРО США средством, способным поразить МБР, в ходе испытательных пусков, весьма «тепличных», успешно перехватила мишени только в половине случаев.

Самолеты, даже носители КР, мало подходят для нанесения внезапного первого удара – обладающие большой дальностью ракеты можно запускать вдали от границ противника, а к цели они подходят на малой высоте, относительно незаметно. Но не стоит забывать, что современные стратегические КР – дозвуковые, ориентироваться можно на их среднюю скорость порядка 700–800 км/ч. А это значит, что если противник обнаружит их заблаговременно, то у него на реакцию останется не несколько минут, как в случае обнаружения пуска МБР, но часы!  

 Многозадачность 

Однако наряду с недостатками есть и множество уникальных преимуществ. Наиболее важное из них заключается в том, что большинство бомбардировщиков способны нести неядерное оружие, а значит, в отличие от других стратегических вооружений, имеют наряду с достаточно незаметной «сдерживающей» функцией и практическое применение.  

Можно много говорить о «предотвращенных самим существованием ЯО войнах», но очевидно, что в глазах американского налогоплательщика построенные в начале 1960-х годов B-52H, участвовавшие с тех пор во всех крупных военных конфликтах США, в большей степени отработали потраченные на себя деньги, чем дорогостоящие ракеты LGM-118 «Peacekeeper», полсотни которых простояли в шахтах два десятилетия – с 1986 по 2005 год – и были утилизированы, причем даже не в обмен на какие-то русские аналоги, а просто потому, что оказались излишними.  

Кроме этого, бомбардировщики предназначены к многократному применению, и оснащенные КР большой дальности, они могут поражать множество целей, находящихся на большом расстоянии друг от друга. В отличие от гарантированно обнаруживаемого пуска МБР, бомбардировщик в определенных условиях все же может нанести неожиданный удар. Будучи рассредоточенными в угрожаемый период, они могут значительно повысить свою устойчивость, а при организации дежурства в воздухе и вовсе оказываются практически неуязвимыми для вражеского ядерного удара. 

Одни из важнейших преимуществ и стимулов для развития стратегической авиации России и США были даны Договором СНВ-3. В первой части рассказа о СЯС («Новый оборонный заказ» №3 (40), 2016) мы кратко разобрали условия этого договора, регламентирующего развитие СЯС и задающего «правила игры», но не останавливались подробно на его положениях, касающихся авиации. Согласно им каждый бомбардировщик засчитывается как один носитель и как один боезаряд – вне зависимости от количества бомб или КР, которые он может нести!

В то же время ПЛАРБ занимает в общем «пуле» количество носителей, равное количеству БРПЛ на борту, а количество зарядов, соответственно, равно суммарному количеству боеголовок на ракетах. Это приводит к тому, что обеим сторонам приходится снаряжать ракеты не максимальным количеством зарядов, а США – даже деактивировать часть пусковых установок, иначе лодки просто «съедят» весь лимит страны. На этом фоне бомбардировщики «места» в общегосударственном «пуле» практически не занимают, что, разумеется, поощряет не только не сокращать имеющийся парк, но и создавать новые системы.  

В России и США впервые за долгий срок практически параллельно ведутся программы создания как новых бомбардировщиков, так и вооружения для них.  

 Медведь и Лебедь 

Отечественная стратегическая авиация сосредоточена в составе отдельного Командования Дальней авиации Военно-воздушных сил в составе Воздушно-космических сил России, созданного в 2009 году на основе 37-й Воздушной армии Верховного Главнокомандования. Командованию подчинены все стратегические и дальние бомбардировщики, а также обеспечивающие их полеты самолеты-заправщики Ил-78. Основные аэродромы базирования: Энгельс (Саратовская обл.), Украинка (Амурская обл.), Шайковка (Калужская обл.), Дягилево (Рязанская обл.), Белый (Иркутская обл.).  

Первым отечественным носителем ЯО был бомбардировщик Ту-4А – несколько усовершенствованная копия американского B-29 «Superfortress». Достаточно быстро поршневые Ту-4 были сменены на турбовинтовые Ту-95 и реактивные М-4 и 3М.  

Советская стратегическая авиация развивалась в первую очередь как компонент СЯС и ни разу не применялась в локальных конфликтах. В войне в Афганистане принимали ограниченное участие самолеты семейств Ту-16 и Ту-22, однако они относятся к дальним бомбардировщикам, которые в СССР в большей степени были ориентированы на тактическое применение, в особенности на борьбу с авианосными ударными группами ВМС США. Однако в случае войны с НАТО предполагалось использовать их для поражения ядерным оружием целей на европейском ТВД, в том числе и «сухопутными» версиями тяжелых ПКР (отличавшимися установкой ИНС вместо радиолокационных ГСН) с ядерными боевыми частями. Сегодня на вооружении российской стратегической авиации состоят самолеты разработки конструкторского бюро Туполева: Ту-22М3, Ту-95МС и Ту-160. Все три являются в первую очередь носителями КР большой дальности, свободнопадающие бомбы для них – второстепенное оружие.  

Дальний бомбардировщик Ту-22М3, как и предшественники, создавался прежде всего как средство борьбы с авианосными ударными группами, однако на него возлагалась и задача поражения целей на европейском ТВД. Основное вооружение – тяжелые КР семейства Х-22, включающего предназначенные для поражения наземных целей с атомной БЧ Х-22МА/НА. Самолет способен нести до трех таких ракет, однако штатная боевая нагрузка предполагает одну-две ракеты, так как при подвеске трех значительно падает дальность. С одной ракетой боевой радиус Ту-22М3 достигает 2200 км, к которым необходимо прибавить дальность ракеты – до 500 км по высотной траектории.  

Самолеты стали камнем преткновения при переговорах об ограничении стратегических вооружений – при осуществлении дозаправки в воздухе они могли поражать цели уже и на территории США. При подписании Договора ОСВ-2 в 1979 году было выработано компромиссное решение: СССР обязался демонтировать с уже выпущенных самолетов и не устанавливать на строящихся приемные штанги для дозаправки, а США согласились не учитывать их как стратегические бомбардировщики. По сей день Ту-22М3 не оснащаются системами дозаправки в воздухе (хотя принципиальная возможность установки такой системы имеется) и не упомянуты в СНВ-3. Таким образом, они вообще не занимают места в государственном «пуле» СЯС, являясь при этом эффективным носителем ЯО, значительно превосходя обычные тактические носители ЯО в США, представленные истребителями со свободнопадающими авиабомбами.  

От СССР России достался значительный парк Ту-22М3. В пригодном для полетов состоянии находится порядка 40 бомбардировщиков. Ведется программа капитального ремонта и модернизации самолетов в вариант Ту-22М3М с кардинально обновленным БРЭО. Передача ВКС первых строевых самолетов, прошедших модернизацию, ожидается не ранее 2017 года. Наряду с новым оборудованием и продлением ресурса одним из ключевых моментов является создание новой ракеты Х-32, развития Х-22. Характеристики перспективной ракеты неизвестны, однако, по оценкам, ее дальность может достигнуть 1000 км. Есть сведения о том, что на Х-32 реализован так называемый аэробаллистический режим полета, при котором ракета делает высокую «горку» – до 40 км, покидая плотные слои атмосферы и достигая высокой скорости полета – до 5400 км/ч.  

Российские Ту-22М3 принимали ограниченное участие в ходе первой войны в Чечне и в российско-грузинском конфликте 2008 года. В ходе контр-террористической операции в Сирии Ту-22М3 неоднократно наносили бомбовые удары по позициям боевиков, взлетая с аэродрома в Моздоке; в течение краткого периода использовалась иранская база Хамадан. Можно с уверенностью сказать, что модернизированные Ту-22М3М останутся на вооружении еще не менее 20 лет, формально не входя в СЯС, но при этом являясь эффективным носителем ЯО. Однако если в течение этого периода будут заключены международные договоренности об ограничении или сокращении ТЯО, то этот самолет одним из первых окажется «под ударом».  

Ракетоносцы Ту-95МС и Ту-160 создавались как носители малогабаритных КР. Прогресс в создании экономичных малогабаритных турбореактивных двигателей и совершенствование микроэлектроники позволили США в 1970-х годах приступить к созданию компактных ракет, обладавших при этом большой дальностью полета. Ответом на американские разработки стала советская КР Х-55. В качестве носителя было решено создать (в ответ на аналогичную американскую программу B-1A) сверхзвуковой стратегический бомбардировщик – результатом этой программы стал Ту-160. Поскольку разработка сложной машины с нуля заняла много времени, в качестве промежуточной меры на основе проверенного Ту-95 был создан носитель КР Х-55 Ту-95МС. Ту-160 несет 12 ракет семейства Х-55 в отсеке вооружения, Ту-95МС – шесть (ранее Ту-95МС нес еще до 10 на внешних пилонах, но они были сняты). Основной «ядерной» модификацией Х-55 является Х-55СМ с дополнительными баками и дальностью до 3500 км. 

На вооружении Дальней авиации находится в летнопригодном состоянии порядка 30 Ту-95МС и 14–16 Ту-160, кроме того, на хранении или в статусе «испытательных» – еще 30–35 Ту-95МС и 5 Ту-160. Ведется модернизация в варианты Ту-95МСМ и Ту-160М. Наряду с получением нового БРЭО одно из основных их отличий – включение в состав вооружения новой КР Х-101/102 (с обычной/ядерной БЧ) с пониженной заметностью, более высокой точностью и значительно возросшей, примерно до 5000 км, дальностью.  

Помимо модернизации и продления ресурса имеющихся Ту-160 решено возобновить производство этого самолета в модернизированном варианте с новым БРЭО, более экономичными двигателями и применением современных технологий и материалов. Ожидается, что Ту-160М2 начнут поступать на вооружение в середине 2020-х годов, планируется выпустить порядка 50 машин. Кроме Ту-160М2, который, похоже, исполняет роль переходного звена, подобно Ту-95МС в 1980-х годах, ведется работа над новым стратегическим бомбардировщиком ПАК ДА. Точный облик его на данный момент неизвестен, и, учитывая сдвиг сроков и достаточно неожиданное решение о возобновлении производства Ту-160, реалистичным сроком его поступления на вооружение стоит считать начало 2030-х годов. 

В обозримом будущем роль стратегической авиации в отечественных вооруженных силах и СЯС будет только расти. Создание новых систем и «бесплатность» их в СНВ-3 делает развитие воздушного компонента выгодным путем повышения потенциала СЯС, не говоря уже о полезности стратегической авиации в локальных конфликтах. Знаковым моментом для российской дальней и стратегической авиации стало участие в операции в Сирии, в которой удары наносились не только бомбами с Ту-22М3, но и КР, в том числе и новейшими Х-101. 

Дубинка свободы 

В США стратегическая авиация находится в подчинении Командования глобального удара ВВС, вместе с МБР «Minuteman III». В отличие от России, в США стратегическая авиация традиционно рассматривается не только и не столько как компонент СЯС, но в первую очередь как инструмент проекции силы. Благодаря широкой сети авиабаз по всему миру, большому количеству самолетов-заправщиков и подготовленным к длительным полетам экипажам американские бомбардировщики имеют возможность, неоднократно продемонстрированную, наносить удар по цели в любом регионе мира, взлетая со своих основных баз на территории США. Наиболее длительными боевыми вылетами на данный момент являются удары по позициям афганских боевиков в 2001 году – беспосадочный полет длился около 44 часов.  

На вооружении Командования глобального удара состоят стратегические бомбардировщики B-52H «Stratofortress» (76 ед.), B-1B «Lancer» (63 ед.) и B-2A «Spirit» (20 ед.), кроме того, значительное количество пригодных к восстановлению B-52H и B-1B находятся на хранении.  

К авиационным ядерным средствам поражения, находящимся на вооружении авиации США, относятся КР AGM-86B ALCM (дальность до 2400–2800 км, боевая часть мощностью 150 кТ), авиабомбы семейства B61 (к стратегическим относят B61-7/11 мощностью до 340/400 кТ) и B83 (мощность 1,2 МТ, наиболее мощное ЯО в американском арсенале). Носителями КР ALCM являются только B-52H (до 20 ракет).  

В процессе модернизации последовательно увеличиваются возможности бомбардировщиков в локальных конфликтах, создаются и интегрируются новые неядерные высокоточные средства поражения, при этом ядерные бомбы и ракеты снимаются с вооружения, зачастую с целью экономии, а не по исчерпанию ресурса. Эти меры привели к тому, что бомбардировщики B-1B, лишенные аэробаллистических ракет AGM-69 SRAM (которым не стали разрабатывать замену), были выведены из состава носителей ЯО. После снятия с них систем, отвечающих за применение ЯО, и проведения российской стороной инспекций они были исключены из зачета СНВ-3. Аналогичные меры проводятся в отношении части парка B-52H: только 46 из них планируется сохранить «ядерными» к 2018 году. B-2A – высокотехнологичный малозаметный бомбардировщик, но из ЯО он несет только бомбы. 

Ввиду физического старения парка (B-52H выпущены в 1961–1962 годах, срок эксплуатации AGM-86B ALCM истекает к 2030 году) в США активно ведется программа создания нового бомбардировщика и КР. В 2016 году в качестве перспективного бомбардировщика выбран проект Northrop Grumman, получивший название B-21 «Raider». Предполагается создание малозаметного бомбардировщика, внешне схожего с B-2A. Для замены B-52H и B-1B планируется закупить не менее 80 самолетов, с поступлением первых в середине 2020-х годов. К тому же сроку планируется создание КР LRSO, в том числе и в ядерном оснащении. Какие-либо подробности о ней на данный момент неизвестны. Кроме того, планируется снять с вооружения бомбы B83 и модернизировать все B61 в управляемый вариант B61-12 с меньшей мощностью (до 50 кТ). 

Роль стратегической авиации как компонента СЯС в США традиционно невелика, особенно по сравнению с ее возможностями в локальных конфликтах. Однако в перспективе, с принятием на вооружение новых систем, в особенности новых КР, она может значительно повысить свои возможности. 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.



Партнеры