“Уроки” ракетного удара США по территории Сирии или как бороться с крылатыми ракетами?

Ночью 7 апреля 2017 года, два эсминца ВМС США "Портер" и "Росс" (класса "Арли Бёрк") нанесли внезапный массированный удар по сирийской авиабазе "Шайрат", выпустив 59 крылатых ракет "Томагавк" последней модификации. Однако результаты удара были более чем скромные - несмотря на огромное количество выпущенных крылатых ракет (что составило 2 процента от суммарного запаса крылатых ракет "Томагавк" в арсеналах США), на авиабазе были уничтожены лишь несколько самолётов, склады материально-технического имущества, столовая личного состава, учебный корпус и радиолокационная станция. Взлётная полоса и рулёжные дорожки повреждений не получили, и уже вечером того же дня с авиабазы осуществлялись взлёты самолётов. При этом российское Министерство Обороны спустя уже несколько часов после удара выступило с официальным заявлением, в котором говорилось, что согласно данным объективного контроля целей достигли только 23 крылатые ракеты.

Сам удар вызвал широчайший мировой и общественный резонанс и вызвал целый ряд вопросов, и породил, пожалуй, целый шквал критики в адрес российских систем ПВО, которые якобы не "прикрыли" авиабазу Шайрат и не смогли отразить удар "Томагавков". Вместе с тем, до сих пор не ясно, куда же "подевались" 36 "Томагавков", которые так и не добрались до целей. Куда могли "деться" почти 60% выпущенных крылатых ракет и какие меры необходимы для эффективного отражения массированных ударов крылатых ракет?

Что бы ответить на данные вопросы, необходимо сначала рассмотреть "принцип действия" "Томагавков", а также аналогичных крылатых ракет морского и авиационного базирования. "Томагавк" - это крылатая ракета (КР) морского базирования, обеспечивающая высокоточное поражение наземных целей на огромной дальности (1600 километров с обычной боевой частью, в случае оснащения ядерной БЧ дальность составляет 2,5 тысячи км). Принцип действия "Томагавка", как и других КР морского и воздушного базирования (российские 3М14 и Х-55\555 и американские ALCM и JASSM) следующий - перед пуском в ракету вводится полётное задание и цифровая карта местности заданного района, где она будет лететь. После пуска КР выполняет полёт по данным инерциальной навигационной системы (ИНС) в режиме огибания рельефа местности. Помимо ИНС, ключевым элементом системы управления полётом КР является корреляционная подсистема TERCOM (крылатые ракеты других стран используют аналогичную систему наведения). Она обеспечивает полёт в режиме огибания рельефа местности и имеет специальный радиовысотомер, который непрерывно "промеряет" высоту полёта. Помимо "промера" высоты радиовысотомер обеспечивает "сканирование" рельефа местности, а ЭВМ, входящая в состав системы осуществляет сопоставление полученных данных с цифровой картой местности и производит коррекцию траектории. Это необходимо, так как за время полёта ракеты происходит "уход" параметров ИНС. Дополнительно все современные КР оснащаются системой определения местоположения по данным спутниковой навигационной системы. Но это "дополнительный" "канал" наведения. 

Сложность перехвата таких ракет заключается в первую очередь в низкой высоте их полёта. Так как КР совершает полёт на высоте всего 10-15 метров, то обнаружить её возможно только в пределах радиогоризонта - кривизна Земной поверхности препятствует дальнейшему распространению радиоволн и "укрывает" цели, летящие на предельно малых высотах. Дальность радиогоризонта для РЛС в зависимости от высоты расположения антенны и высоты полёта низколетящей цели над уровнем поверхности составляет в среднем 20-30 километров. Таким образом, независимо от максимальной дальности обнаружения любая РЛС способна обнаружить цели, летящие на предельно малых высотах на расстоянии, не превышающим  дальность радиогоризонта. Таким образом, российские средства ПВО в Сирии, развёрнутые вокруг авиабазы Хмеймим, с которой совершают боевые вылеты самолёты ВКС России, и обеспечивающих её прикрытие чисто физически, как и любые другие ЗРК, были не способны обнаружить низколетящие КР, атакующие авиабазу, расположенную на удалении почти в 200 километров от позиций ЗРК.

Кроме того, крылатые ракеты имеют очень малую эффективной поверхность рассеяния (ЭПР), составляющую всего несколько сотых квадратного метра. Вышеуказанные характеристики КР не позволяют поражать их зенитно-ракетными комплексами старых типов, в частности ЗРК "Квадрат", составляющих основу системы ПВО Сирии.

Как видно, ЗРК группировки ВКС России в Сирии даже теоретически не могли поразить "Томагавки". Однако не ясным остаётся вопрос - почему более половины "Томагавков" не достигли своей цели и результаты удара оказались на удивление "скромными" на фоне эффектного применения этих ракет в ходе войны в Персидском Заливе в 1991 году, операции НАТО против Югославии в 1999 году, Иракской кампании 2003 года Югославии и операции НАТО против Ливии в 2011 году? Так например, в ходе воздушной операции НАТО против Ливии, ударами 114 "Томагавков" выпущенных с британских подлодок в первый же день войны (была израсходована почти весь запас данных ракет, имевшихся на тот момент у Британии) была уничтожена почти вся ливийская авиация и система ПВО.  

На данный момент можно предположить следующие версии:

  • По имеющимся данным, в ходе удара по авиабазе "Шайрат" "Томагавки" выполняли полёт через горные районы территории Ливана и Сирии, с учётом "мёртвых зон" РЛС и ЗРК, обусловленных рельефом местности. Стоит заметить, что массовый полёт КР в таких сложных условиях выполнялся впервые - во всех предыдущих эпизодах боевого применения "Томагавков" они совершали полёты в относительно равнинной местности. Вполне возможно, что КР банально разбились при столь сложных условиях полёта.
  • "Потерянные" "Томагавки" не добрались до своих целей благодаря воздействию средств радиоэлектронной борьбы. Такая версия неоднократно высказывалась в различных СМИ и вполне имеет "право на жизнь". Известно, что в состав группировки ВКС России в Сирии входят и новейшие комплексы РЭБ "Красуха-4" и "Томагавки" вполне могли подвергнуться их воздействию. Для того, что бы обеспечит поражение "Томагавка" средствами РЭБ, необходимо осуществить подавление сигнала GPS, и самое главное - подавить радиовысотомер системы TERCOM, фактически представляющий собой небольшой радар. Этот радар работает в диапазоне частот от 4 до 8 ГГц (длина волны - 3.75 - 7.5 метров). Учитывая малую мощность такого радара, вполне возможно подавить его мощной шумовой заградительной помехой, перекрывающей весь диапазон его работы. Стоит заметить, что согласно имеющимся данным "Красуха-4" обладает такой возможностью, а нарушение работы систем наведения КР является одной из задач данного комплекса РЭБ. Если "Красуха-4" действительно "помогла" не долететь до целей такому числу крылатых ракет, и данная версия в будущем подтвердиться, то это будет означать колоссальный триумф российских средств РЭБ.

Массированный ракетный удар США по Сирии вновь заставляет задуматься о том, как можно наиболее эффективно защититься от "Томагавков" и других аналогичных крылатых ракет. Очевидно, данная проблема весьма сложная, и требует привлечения большого количества самых разнородных сил и средств ПВО. Для противодействия массированным ударам низколетящих КР необходимо:

  • Наличие мощной и многочисленной группировки радиотехнических войск, состоящей из современных радиолокационных станций, способной обеспечить максимально возможное радиолокационное поле, с учётом дальности радиогоризонта для низковысотных целей, для своевременно обнаружения КР и передачи информации средствам ПВО. С учётом малой дальности радиогоризонта для целей, летящих на предельно малых высотах представляется необходимой организация патрулирования над прикрываемой средствами ПВО территорией самолётов дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО), которые имеют очень большой радиогоризонт и способны "закрыть дыры" в радиолокационном поле, создаваемом наземными РЛС.
  • Большая дальность полёта современных крылатых ракет позволяют формировать "сложный" маршрут следования цели с максимальным использованием рельефа местности, а также выявленных "слепых зон" РЛС и ЗРК. В связи с этим представляется наиболее целесообразным размещение ЗРК максимально близко к охраняемым объектам, а задачи борьбы с крылатыми ракетами возлагать главным образом на ЗРК малой и средней дальности. К примеру, отлично подходят для непосредственной защиты прикрываемого объекта зенитные пушечно-ракетные комплексы "Панцирь" и ЗРК "Тор". Несмотря на относительно малую дальность поражения целей, которая впрочем не играет в данном случае критического значения, т.к. обстрел целей может вестись только в пределах радиогоризонта, эти комплексы обладают целым рядом характеристик, позволяющих крайне эффективно противодействовать массированным ударам крылатых ракет. Эти ЗРК имеют высочайшую точность наведения зенитных управляемых ракет (ЗУР) на цель (так к примеру, ЗПРК "Панцирь" осуществляет наведение ЗУР при помощи РЛС миллимитрового диапазона, обеспечивающую невероятно узкую диаграмму направленности антенны и феноменальную точность обнаружения целей), а сами ЗУР сохраняют очень высокую скорость на всём протяжении полёта. Данные факторы позволяют обеспечить почти гарантированное поражение крылатой ракеты одной ЗУР, что в сочетании с большим боекомлпектом позволяет успешно отражать даже массированные удары КР.
  •  Необходима защита прикрываемого объекта и средствами РЭБ, что позволит  нарушить функционирование ключевых систем наведения по меньшей мере части атакующих КР.
  • Увеличение эффективности отражения крылатых ракет также обеспечивается и наличием на потенциальном ТВД группировки истребительной авиации, в частности перехватчиков МиГ-31, одной из основных задач которых является борьбы с крылатыми ракетами.

В перспективе способом существенного увеличения возможности борьбы с низколетящими КР является реализация загоризонтного перехвата воздушных целей. Для реализации загоризонтного перехвата низколетящих целей необходимы в первую очередь ЗРК, использующие ракеты с активными радиолокационными головками самонаведения (АРГСН). Это позволяет избавиться от необходимости "подсвета" цели РЛС наведения, который возможен только в пределах радиогоризонта. Однако на данный момент реализация загоризонтного перехвата имеет массу нерешённых проблем. В частности, участок активного самонаведения ЗУР весьма небольшой, т.к. возможности  АРГСН (которая представляет собой главным образом небольшой радиолокатор, установленный в носовой части ракеты, и связанную с ними систему управления) ограничены - дальность обнаружения цели класса "истребитель" со средней ЭПР 3 кв.метра составляет порядка 10-15 километров, дальность же обнаружения крылатой ракеты, имеющих крайне малую ЭПР в не превышающую несколько десятых квадратного метра, составляет в несколько раз меньше и ограничивается не более чем 4-5 километрами. Кроме того, сектор поиска АРГСН также ограничен. Всё это требует точного выведения ЗУР в район нахождения цели и перехода на самонаведение на конечном участке полёта. На маршевом участке ракета выполняет полёт по данным инерциального автопилота, для которого необходимо радиокомандная коррекция, осуществляемая РЛС наведения. Учитывая, что при стрельбе на достаточно большие расстояния ЗУР выполняет полёт по квази-баллистической траектории и атакует цель сверху, к моменту перехода на самонаведение она находится в зоне видимости РЛС наведения практически на всей дальности полёта.

Однако наиболее сложной задачей в данном случае является получение точных данных о местоположении цели. Для их обеспечения нужен внешний источник информации - "вынесенная вперёд РЛС" или самолёт дальнего радиолокационного обнаружения. Причём в первом случае, "вынесенная" впереди позиций ЗРК обзорная РЛС обеспечивает большую точность сопровождения целей, чем самолёт ДРЛО, имеющий существенно большую диаграмму направленности антенны. Но самое главное, помимо "внешних" источников информации необходимы автоматизированные системы управления средствами ПВО, обеспечивающие не только формирование радиолокационной обстановки от "интегрированных" средств ПВО и РТВ, распределение целей между ЗРК и выдачу им целеуказания, но и передачу на ЗРК данных "точного сопровождения" и их математическую обработку с целью обеспечения ЗРК максимально точными данными о местоположении цели и её непрерывное "обновление" для точного выведения ЗУР в район цели командно-инерциальным методом.

Новейшие российские средства ПВО вплотную приблизились к решению данной задачи. Так, уже приняты на вооружение новейшие ЗРК средней дальности С-350 "Витязь" и "Бук-М3", оснащённые ракетами с активными головками самонаведения - 9М96\9М96Д и 9М371МА соответственно. Обо комплекса имеют большой боекомплект зенитных ракет (до 8 ПУ по 12 ракет в каждой для "Витязя" и 2 самоходные огневые установки с 6 ЗУР на каждой и 2 пуско-заряжающие установки с 12 ЗУР на каждой), а также большое количество каналов наведения ракеты ("Витязь" имеет 2 многофункциональные РЛС, каждая из которых обеспечивает обстрел 8 целей с наведением до 2 ЗУР на каждую, дивизион ЗРК "Бук" имеет до 36 каналов наведения ракет, обеспечиваемых всеми средствами дивизиона).

Кроме того, фактически завершена разработка новой автоматизированной системы средствами ПВО нового поколения "Властелин-ТП", входящая в состав перспективной зенитно-ракетной системы С-500, которая в свою очередь способна будет взаимодействовать и фактически управлять работой целой группировки ПВО и радиотехнических войск. Судя по немногочисленным заявленным данным относительно АСУ ПВО "Властелин-ТП", она будет обеспечивать обмен "точными" данными и передавать на ЗРК точные данные о местоположении цели, полученные с любых источников информации. Кроме того, сама система С-500 (принятие на вооружение которой и начало производства ожидается уже в 2018 году) будет иметь ракеты большой дальности  и сверхбольшой дальности с активными ГСН . 

Всё это позволит успешно решать задачи загоризонтного целеуказания. Однако даже при отсутствии источников внешнего целеуказания новейшие ЗРК С-350 "Витязь" и "Бук-М3" будут в состоянии обеспечит высокоэффективное отражение даже массированного удара вражеских КР. Так например, ЗРК "Витязь" имеет ЗУР 9М96\9М96Д, обладающие колоссальными маневренными возможностями за счёт газодинамической системы управления, позволяющей развивать феноменальные перегрузки порядка 60 единиц на малых высотах, и имеющих минимальную высоту поражения целей всего в 5 метров, а пусковые установки комплекса обеспечивают и высочайшую скорострельность. Всё это позволяет обеспечить практически гарантированное поражение целей класса "крылатая ракета" одной ЗУР и реализовать возможность "максимального обстрела"  и уверенно отражать даже самые массированные удары вражеских КР.

Как видно, задача отражения массированных ударов крылатых ракет очень сложная, и требует наличия "развитой" системы ПВО, включающей ЗРК всех типов, мощную группировку радиотехнических войск и автоматизированные системы управления средствами ПВО, обеспечивающих "интеграровать" все эти средства в единую "сеть". На данный момент только Россия располагает всеми вышеперечисленными средствами. А с учётом развития средств ПВО и массового перевооружения российских войск ПВО новейшими комплексами нового поколения, возможности российской системы ПВО обеспечивают наиболее эффективное выполнение задач по борьбе с массированными ударами крылатых ракет и прочими средствами высокоточного программа. Реализация программы перевооружения системы ПВО России, относящаяся к одним из наиболее приоритетных задач Государственной Программы Вооружений до 2020 года, позволит практически свести на нет возможности противника по нанесению массированных ударов крылатыми ракетами по объектам военной и гражданской инфраструктуры.

Павел Румянцев.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры