Кадровый вопрос: Как количество перевести в качество?

Автор: Ирина Новикова.

 

Кадровый дефицит испытывают сегодня многие отрасли отечественной промышленности. Курс на импортозамещение, объявленный руководством страны, ситуацию только обострил.

 

Призыв «Выбирай свое, то есть российское» по сути-то хорош. Если есть госзаказ на отечественную продукцию, значит, предприятия будут работать стабильно и на полную мощность. Не об этом ли мечтает каждый руководитель?

Но как быть, если производственные мощности за многие годы растеряны? Если последний раз станок покупали в 1980-х? Если квалифицированные специалисты разбежались? Ну, даже найдутся деньги на суперсовременное оборудование, а обслуживать его кто будет?

Каждое предприятие старается решить эту проблему. И все же в каких-то сферах усилия стоит объединить! Например, довольно распространенная на сегодня практика – это прямое взаимодействие с образовательными учреждениями. Пусть вузы дают базовые теоретические знания, а параллельно на производстве студент начнет приобретать практические навыки. И тогда через 5–6 лет на завод или в конструкторское бюро придет с дипломом не просто выпускник, а настоящий, пусть и молодой, но уже специалист! Насколько жизненна и перспективна подобная тактика?

Проблемы подготовки кадров накапливались годами. Теперь медленно и не во всех отраслях, но ситуация меняется к лучшему. В частности, судостроительная отрасль не испытывает сегодня острой нехватки кадров. Точнее – проблемы нет в количестве специалистов. Но вот их качество еще очень далеко от идеала. Что делать? И как готовить специалистов для высокотехнологичных производств?


Кадры для судостроения_пресс-центр ТАСС_сентябрь 2016 

Проблему обсуждали участники встречи «Перспективы развития флота России: кадровое обеспечение», которая состоялась в пресс-центре ТАСС в Санкт-Петербурге.

 


Перемены видны

Еще несколько лет назад со стороны производственных предприятий к вузам была масса претензий: «Не так готовите, не тех готовите». Состоялся открытый разговор, и не один. Стороны услышали друг друга. В результате вузы повысили требования к преподавателям и руководителям кафедр и перестали держать студентов-двоечников. Не сдал сессию – готовься к отчислению. А за хорошие результаты, наоборот, получи бонус.

Такую систему стимулирования внедрили и в СПб ГМТУ. Кстати, именно «корабелка» давно и заслуженно считается кузницей кадров для отечественного судостроения.

Как сказал и.о. ректора Е.М. Апполонов, студенты получают дополнительные выплаты от ряда судостроительных организаций в виде грантов. Есть стимулирование от китайского фонда, который поддерживает не только студентов из Китая, учащихся в университете, но и россиян. Это 10–15 тысяч рублей в месяц. Кроме того, первокурсники с высоким баллом ЕГЭ (не менее 220–240) весь первый семестр получают стипендию около 10 тыс. руб. Для сравнения, обычная стипендия по РФ – 2 тыс. руб. Политика материального стимулирования дает свои результаты: учиться хорошо в СПб ГМТУ сегодня выгодно!

Но, вместе с тем, одна из серьезных проблем высшей школы – это стареющие преподаватели. Молодежь не спешит занять вакансии на кафедрах. В первую очередь, это связано с невысокими зарплатами. Хотя и эта проблема постепенно решается.

Выпускников много, но они не всегда соответствуют запросам работодателя

Как сделать, чтобы предприятия не испытывали кадровый голод, а у вуза не случился «перевыпуск» специалистов, которые останутся без работы? Есть ли инструмент регулирования спроса и предложения?

Например, после окончания учебы трудоустраиваются 97% выпускников СПб ГМТУ. В судостроение идут чуть больше половины – 58%, остальные находят работу в смежных отраслях. Распределения в вузе нет.

Система обязательного трудоустройства, с помощью которой в Советском Союзе регулировался рынок труда, в новой России была ликвидирована. В качестве альтернативы действует так называемый целевой набор. И хотя эта система не идеальна и работает не везде, есть положительные примеры.

В частности, Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) взаимодействует со 140 учебными заведениями, 70 из них – дают высшее образование. Опорным вузом является СПб ГМТУ.

«Совместная работа идет по нескольким направлениям, – делится опытом директор департамента управления персоналом ОСК Э.В. Бобрицкий. – Во-первых, это целевая подготовка студентов. Выпускники после окончания вуза приходят на предприятия ОСК и в конструкторские бюро. Сегодня более 150 человек учатся по программам, которые софинансируют «заказчики» кадров. Во-вторых, еще одно направление сотрудничества – повышение квалификации. Совместно с университетом был создан отраслевой центр переподготовки, в котором руководители и специалисты ОСК приобретают новые знания, знакомятся с новейшими российскими и зарубежными разработками в области судостроения. И, в-третьих, запущена большая программа совместных научно-исследовательских работ. Технические службы развития ОСК тесно сотрудничают с профессорско-преподавательским составом СПб ГМТУ».

Практика последних лет показала: отсутствующее сегодня обязательное распределение необходимо заменить укреплением связей вуза с предприятиями. Кроме того, потребности промышленности должны обязательно отражаться в учебных программах. Кадры для отрасли можно и нужно готовить точечно.

Пример тому – факультет целевой контрактной подготовки, созданный Ассоциацией судостроителей и СПб ГМТУ. Президент Ассоциации В.Л. Александров считает такую форму весьма эффективной. На сегодня более 200 выпускников-целевиков составляют основу высококвалифицированных специалистов на АО «Адмиралтейские верфи», в профильных конструкторских бюро.

Базовые кафедры – полигон подготовки кадров для судостроения

Еще один из примеров эффективного сотрудничества вуза и предприятия – это базовые кафедры. Для чего они нужны? Чтобы дополнить теорию практикой, чтобы знания, которые дает вуз, были сразу ориентированы на конкретную работу. Плюс общение с руководителями и специалистами в настоящих производственных условиях даст студентам реальное представление о профессии.

Базовую кафедру в АО «СПМБМ «Малахит» открыли год назад. Первый набор – 90 студентов. Многие ли из них придут работать именно на это предприятие? Наверное, нет.

«Да у нас и такой потребности всех принять – нет», – признается В.Ю. Дорофеев, генеральный директор «Малахита». Но, без сомнения, опыт, который студенты приобретут, будет обязательно востребован. Пусть и не там, где проходила учеба. Необходимость создания базовых кафедр очевидна. Они нужны не только самому предприятию, они нужны судостроительной отрасли, нужны стране.

Итоги подводить еще рано

Сегодня судостроительная промышленность – одна из приоритетных в оборонном комплексе, это зона особого внимания. В декабре 2012 года была принята государственная программа «Развитие судостроения на 2013–2030 годы». Задачи стоят масштабные. В частности, до 2020 года планируется повысить рост фондоотдачи предприятий в 1,4 раза по отношению к 2011 году; до 2030 года – увеличить объем выпуска гражданской продукции судостроения в денежном выражении к 2011 году в 3,2 раза, повысить производительность труда по отношению к 2011 году в 4,5 раза.

Грандиозны не только планы, но и затраты. Объем финансирования всех мероприятий программы составит свыше 605 млрд рублей, из которых более половины – из федерального бюджета. Но без квалифицированных специалистов невозможно решить круг задач, который очерчен. А чтобы обеспечить судостроение не просто кадрами, а специалистами со знаком качества, нужна большая системная работа, которая началась относительно недавно.

 

Специально для журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии»

 

Евгений Михайлович Апполонов 
Исполняющий обязанности ректора Санкт-Петербургского государственного морского технического университета (СПб ГМТУ)

 – Как вы относитесь к обязательному распределению? К государственному заказу на выпускников?

– Моя позиция такова: в вузе, который учит студентов за государственные деньги, логично ввести обязательное распределение. При этом, если выпускник захочет получить право на свободное распределение, тогда пусть возместит затраты на обучение (полностью или частично).

Обязательное распределение было весьма эффективным в советское время. Такая форма взаимодействия вуза и предприятий могла бы работать и сегодня. По крайней мере, для каких-то отраслей, в частности для ОПК. Тем более что большая часть судостроительных предприятий – государственные или с госучастием. Так что госзаказ на выпускников профильных вузов вполне логичен.

– Реально ли учесть прогнозы развития рынка труда в момент набора абитуриентов? Ведь пока студент учится, ситуация в экономике может сильно меняться.

– Мы как раз начали эту деятельность: совместно с ОСК и «Крыловским центром» сделали текущий прогноз потребностей. И он примерно совпал с уровнем приема 2016 года в рамках госзадания на бюджетное образование. Каждый год мы на 100 человек увеличиваем прием абитуриентов. Это отражает тенденцию, связанную с развитием судостроительных проектов в стране. Ведь разворачивается государственная программа по освоению арктического шельфа, по запуску Северного морского пути как мировой магистрали. Так что перспективные направления развития гражданского судостроения достаточно понятны. И в оборонной отрасли, в принципе, тоже. Последние события в мире показали, насколько эффективен военно-морской флот России в содружестве с другими видами войск.


Владимир Юрьевич Дорофеев
Генеральный директор Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения «Малахит»

– По данным за прошлый год, 52% выпускников «корабелки» (СПб ГМТУ) устроились на работу по специальности. Это много или мало?

– Действительно, с дипломом кораблестроителя многие приходят работать в смежные отрасли. Это, так сказать, естественная убыль… Я в 1991-м закончил кораблестроительный факультет по специальности «Проектирование подводных лодок». Так вот, из всей моей группы, а это 20 студентов, в подводном судостроении работаю один я, ну, может, еще пара человек. В этом контексте 52% – отличный результат! Кстати, из общего числа сотрудников «Малахита» 36% это выпускники СПб ГМТУ, 11% – выпускники Балтийского государственного технического университета.

– Как вы решаете проблему подготовки кадров для бюро?

– Наше предприятие специализируется на разработке проектов атомных подводных лодок, глубоководных аппаратов, торпедно-ракетных вооружений. Особенность нашей работы – это наукоемкость продукции, высокая кооперативность (партнеры разбросаны по всей России), многоуровневый цикл создания, многопрофильность специалистов и т.д. Нам нужны высококлассные специалисты, готовые быстро включиться в работу.

По этой причине многие сотрудники «Малахита» одновременно являются преподавателями в СПб ГМТУ. Часть наших специалистов входят в состав экзаменационных комиссий вуза. Лично я являюсь председателем государственной экзаменационной комиссии по проектированию.

Кроме того, с целью повышения качества подготовки специалистов в прошлом году мы организовали совместную базовую кафедру по профилю «Судостроение, вооружение и робототехника». Студенты вместе с сотрудниками «Малахита» и преподавателями вуза самостоятельно разработали концепт-проект «Морская робототехническая платформа», которая предназначена для ведения работ подо льдом. Это один из практических результатов взаимодействия производства и вуза.


Татьяна Юрьевна Паклинская
Начальник отдела подбора и развития персонала ООО «Балтийский завод – Судостроение»

 – Вузы, с которыми сотрудничает завод, знают о ваших нуждах, о том, какие конкретно специалисты вам нужны?

– Мы работаем года три в этом направлении, но только сегодня появляются какие-то результаты, т.е. вузы начинают реагировать. В частности, «Инжэкон» готов откликнуться на нашу кадровую заявку. Мы подписали договор о создании базовой кафедры производственного менеджмента. Рассчитываем совместно готовить инженеров для производства – специалистов по нормированию, по планированию, мастеров участков и др. Именно таких специалистов нам сегодня очень не хватает.

Хорошо, когда у мастера участка есть теоретические знания по судостроению. Но кто его учил управлять коллективом? Сегодня в профильных вузах не готовят линейных руководителей. А без навыков руководства очень трудно организовать подчиненных на выполнение производственных задач, на повышение производительности труда.

– В чем вы ощущаете более острую нехватку – в инженерах или рабочих?

– Конечно, в рабочих. Вот есть у нас профильный колледж. На выпуске всего 23 сборщика. И это на шесть предприятий в городе!

– Каковы перспективы такого выпускника на «Балтийском заводе»?

– Во-первых, он может сразу начать с зарплаты в 25–30 тыс. рублей. Во-вторых, если он хорошо работает, обладает личностными компетенциями, то быстро вырастет и в плане карьеры, и в зарплате. Через год он сможет уже зарабатывать 50 тыс. рублей.

Но, к сожалению, очень немногие школьники идут учиться в колледж. Мы стараемся бывать на уроках по профориентации и рассказываем реальные истории. У нас есть примеры, когда юристы, экономисты прошли переподготовку и стали успешно работать на производстве рабочими. И таких примеров на заводе очень много!

Но ощущается общая тенденция непрестижности рабочих профессий в стране. И самое главное – развалилась система профтехобразования. Как только учебные заведения (ПТУ, техникумы) однажды отделились от предприятий, разорвалась цепочка «завод – колледж», и началась деградация всей системы.

 

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры