Служба радиосвязи российского флота

К 90-летию создания секции связи и наблюдения Научно-технического комитета Морских сил России

Изобретение радио открыло новую страницу в развитии человеческой цивилизации. Потребность в осуществлении беспроволочной связи на большие расстояния в общемировом масштабе особенно остро стала ощущаться в конце XIX века. В наш информационный XXI век мы уже практически ощущаем материализацию информации, стремительно растут возможности новых средств передачи информации, в которых реализуются самые новейшие достижения науки. Однако 100 лет тому назад перспективы применения нового средства связи были не столь очевидны.

Беспроводной телеграф

Первую в мире систему беспроводной связи, пригодную для передачи информации, создал в начале 1895 г. преподаватель Минного офицерского класса Александр Степанович Попов. Минный офицерский класс (МОК) в г. Кронштадте являлся ведущим учебным и одновременно первым научно-исследовательским центром в России в области электротехники. В значительной степени интерес А. С. Попова к решению проблемы беспроводной связи на флоте, высказываемый им еще в 1890 г., определялся насущными потребностями военно-морского флота, для которого возможности применения радиосвязи открывали качественно новую страницу его развития.

Своим изобретением А. С. Попов завершил усилия многих ученых из разных стран мира, работавших над проблемой использования электромагнитных волн для беспроводной передачи информации. На момент создания схема Попова обладала мировой новизной и была в последующем воспроизведена во всех основных системах (Маркони, Дюкрете, Слаби-Арко и др.). Деятельность А. С. Попова (с 1901 г. – профессора Электротехнического института императора Александра III) в значительной мере предопределила пути развития средств беспроводной связи на базе искровой, дуговой и электромашинной техники.

В июне 1899 г. А. С. Поповым был изобретен телефонный приемник депеш – первый в мире детекторный приемник, запатентованный практически во всех развитых странах мира. В начале 1900 г. прошла успешная апробация этого приемника на первой практической радиолинии о. Гогланд – Котка (о. Кутсало), организованной для обеспечения спасательных работ на броненосце береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин».

Создание радиолинии проходило под непосредственным научным и техническим руководством А. С. Попова при участии его ассистента Петра Николаевича Рыбкина, капитана 2 ранга И. Г. Залевского (начальник экспедиции) и лейтенанта А. А. Реммерта. На радиолинии использовалась аппаратура системы «Попов-Дюкрете», созданная французским инженером и предпринимателем Э. Дюкрете, первые 3 комплекта которой были летом 1899 г. испытаны Морским ведомством России на Черном море. Эксплуатация радиолинии в течение 3 месяцев позволила накопить ценный практический опыт и выработать первые правила применения радиоаппаратуры.

Оргвопросы столетней давности

20 (8) марта  1900 г. решением управляющего Морским министерством адмирала П. П. Тыртова было начато оснащение кораблей русского флота аппаратурой беспроволочной телеграфии. Как разновидность электрической сигнализации, беспроволочная телеграфия в русском флоте была отнесена к ведению минных специалистов.

Эффективность применения радиосвязи в военно-морском флоте уже на ранних этапах ее развития стала определяться уровнем решения не только технических, но и организационных вопросов. На корабельном соединении требовалось обеспечить одновременную работу сразу большого числа средств радиосвязи, что в условиях технического несовершенства аппаратуры предъявляло повышенные требования именно к организационной стороне дела.

Первый в Российском флоте руководящий документ, определяющий организацию радиосвязи на корабельном соединении, был подписан 5 сентября 1903 г. Циркуляром начальника штаба эскадры Тихого океана № 135 было введено в действие «Руководство для телеграфирования без проводов на судах эскадры». Аналогичный документ был разработан и принят в октябре 1904 г. на 2-й Тихоокеанской эскадре.

Внедрение радиосвязи в боевую практику военно-морских флотов вызвало к жизни такие новые формы вооруженного противоборства, как радиоразведку и радиоэлектронную борьбу. Так, уже 7 марта 1904 г. вице-адмирал С. О. Макаров подписал приказ № 27, заложивший основы радиоразведки и радиомаскировки в Русском флоте. В апреле 1904 г. в бою под Порт-Артуром впервые были применены радиопомехи для нарушения радиосвязи между кораблями японского флота.

В мае 1904 г. была учреждена должность заведующего беспроволочным телеграфированием в Морском ведомстве, и 13 мая на эту должность назначен капитан 2 ранга А. А. Реммерт, ученик А. С. Попова по МОК.

Отмечая уроки боевого применения радио в Русско-японской войне, капитан 2 ранга А. А. Реммерт в рапорте на имя Главного инспектора минного дела писал: «…Нынешняя война подтвердила важное значение беспроволочного телеграфа, который должен считаться первым по своему значению из всех судовых приборов, и была высказана необходимость распространения его не только на все суда, но даже на миноноски и береговые станции, признав за искровым телеграфом одно из важнейших средств государственной обороны» [1].

По всем флотам

К началу 1907 г. наметились определенные положительные сдвиги в развитии морской радиотехники. 4 марта 1907 г. было высочайшее утверждено императором Николаем II постановление Совета государственной обороны, в котором организация работ по развертыванию системы береговых наблюдательных постов и станций Морского ведомства возлагалась на Морской генеральный и Главный морской штабы.

23 ноября 1909 г. были подписаны приказы Морского министра с объявлением «Положения о береговых наблюдательных постах и станциях Морского ведомства» и «Положения о начальнике действующего флота». Практически началось формирование Службы связи в Российском флоте, были введены три штатные должности начальников Службы связи в штабах действующих флотов Балтийского и Черного морей и Тихого океана, определены их права и обязанности. Вскоре прошли первые назначения в Службах связи флотов: Балтийский флот – капитан 2 ранга Н. Н. Апостоли; Черноморский флот – капитан 2 ранга В. Н. Кедрин; флот Тихого океана – подполковник В. З. Лукин. 16 августа 1912 г. были введены в действие «Положения о службе связи» и «Положения о службе авиации в Службе связи». Эти Положения явились юридическими документами, определившими уже все стороны деятельности Службы связи. Несколько позже, уже в условиях Первой мировой войны, в августе

1915 г. была учреждена Службы связи Белого моря, начальником которой был назначен капитан 2 ранга М. С. Рощаковский [1].

Следует отметить, что наряду с системой береговых радиостанций, которые относились к Службе связи, развивались на флотах и средства корабельной радиосвязи, которые продолжали оставаться в ведении корабельных минных специалистов. В 1909 г. специально для заведывания корабельной радиосвязью была введена в штабах командующих Морскими силами флотов должность 2-го флагманского минного офицера.

Рост количества радиостанций и числа ведомств, осуществлявших их использование, настоятельно потребовали установления определенной государственной регламентации. Инициатором постановки этого вопроса выступило Морское ведомство (1905 г.). В результате, в 1910 г. было организовано временное Междуведомственное совещание, а в 1912 г. высочайшим повелением был создан Междуведомственный радиотелеграфный комитет (МРК), в состав которого вошли представители 11 министерств и ведомств. Председателем МРК был назначен помощник начальника Главного управления почт и телеграфов профессор Электротехнического института императора Александра III П. С. Осадчий, делопроизводителем – инженер Н. А. Скрицкий, его помощником – только что получивший диплом инженера-электрика выпускник ЭТИ 1913 г. И. Г. Фрейман.

Война и революция

В годы Первой мировой войны Служба связи флота получила значительное развитие – как в качественном, так и в количественном отношении. Совершенствовались организационные вопросы ее функционирования. Особую роль Службе связи придали успехи радиоразведки, развитие которой в Русском флоте происходило в рамках ее организационных структур.

В сентябре 1914 г. на вооружение Русского флота стали поступать разведывательные радиопеленгаторы (РРП) конструкции выдающегося специалиста в области радиотехники, выпускника МОК, 2-го (радиотехнического) флагманского минного офицера штаба командующего флотом И. И. Ренгартена. Эти приборы позволяли решать задачу местоопределения объектов разведки с достаточной для того времени точностью. С 1916 г. они заменялись на РРП новых типов. Были разработаны и приняты на вооружение специальные типы разведывательных радиоприемников. Получили в годы войны развитие вопросы радиосвязи с подводными лодками и с авиацией.

События 1917 г. в корне перевернули жизнь России, значительно затормозив процессы развития промышленности и научно-технического прогресса в стране. А развитие радиотехники в мире шло ускоренными темпами. Значение и роль радиосвязи возрастали, однако и в эти годы и практически до второй половины 1920-х гг. далеко не все правильно оценивали роль радиосвязи на флоте.

Минный отдел Главного управления кораблестроения (ГУК) и после событий 1917 г. продолжал свою работу (ГУК размещалось в здании Адмиралтейства). В 1918 г. была расформирована Служба связи Балтийского флота, начато формирование Службы связи в новых условиях гражданской войны и интервенции (приказ № 18 от 15 октября 1918 г. по флоту и Морскому ведомству). В 1920 г. учреждена должность начальника Военно-морской и речной Службы связи, были созданы флагманские части Военно-морской и речной Службы связи (приказ Реввоенсовета Республики № 106/18 от 15 июня 1920 г.).

4 января 1921 г. прошло совещание руководителей Служб связи флотов, были выработаны задачи и основы организации Службы связи.

Решение проблем организации службы связи и разработка стратегии использования радиотехнических средств зависели от политических решений руководства страны, от компетентности конкретных деятелей флотского командования, в то время как решение проблемы создания собственно радиоаппаратуры для флотских задач зависело уже от возможностей предприятий практически разоренной страны, от наличия и уровня подготовки кадров, способных решать сложные научно-исследовательские и инженерные задачи.

Для определения основной научно-обоснованной линии развития вооружения в 1923 г. был сформирован Научно-технический комитет Морских сил (НТК МС). НТК МС относился к категории высших научно-исследовательских органов Морского ведомства и был предназначен для разработки вопросов и предложений, касавшихся теории и практики военно-морского дела и техники; рассмотрения новых изобретений и предложений, а также руководства исследованиями в этой области. Кроме того, на комитет возлагалась разработка основных технических заданий для составления проектов новых кораблей для военного флота и их боевого вооружения, ознакомление с современным состоянием науки и военно-морской техники за границей.

Первоначально НТК МС состоял из следующих секций: артиллерийской, минной, кораблестроительной, подводной, физико-химической и объединенной электромеханической, связи и навигации. Через несколько месяцев секция связи и навигации выделилась в самостоятельную. Приказом по флоту от 3 апреля 1924 г. председателем этой секции с оставлением в занимаемой должности старшего приемщика Технического управления Главмортеххозупра был назначен профессор ЛЭТИ, заведующий первой в России кафедры радиотехники Имант Георгиевич Фрейман (1890–1929). Согласно положению об НТК МС, в ведении секции связи и навигации находились вопросы корабельной радиосвязи на флоте, береговой службы наблюдения и связи, гидроакустики и аэроакустики, визуальной связи и наблюдения, сигнализации невидимыми лучами и кораблевождения.

С Минным отделом ГУК И. Г. Фрейман сотрудничал с 1915 г. В соответствии с приказом Революционного Совета республики от 15 ноября 1918 г., в марте 1919 г. Имант Георгиевич был мобилизован в ряды РККА, а в мае 1919 г. назначен на должность радиоприемщика в Минный отдел ГУКа. В октябре 1921 г. он стал старшим приемщиком.

После ухода со своих постов многих видных специалистов эпохи Первой мировой войны, эмиграции многих специалистов он, по существу, остался одним из немногих профессионально подготовленных связистов, воспринял идеи применения радиотехнических средств, проводимых А. А. Реммертом, И. И. Ренгартеном, был продолжателем их начинаний.

Практически он стал прямым наследником дела А. С. Попова в построении системы связи для флота, но уже с использованием последних достижений науки и техники, в том числе, в применении электронных ламп для построения радиосистем с их использованием и в приемных, и в передающих устройствах. Последнее было предметом жесткой полемики со специалистами, считавшими целесообразным использовать в передатчиках радиостанций традиционные электромашинные генераторы.

С 1919 по 1924 гг. Имант Георгиевич интенсивно занимался научной работой, теми вопросами, которые были наиболее важны для Морских сил РККА. В

1921 г. в Ученом совете ЭТИ им. В. И. Ульянова (Ленина) он защитил магистерскую диссертацию на тему «О законах подобия радиосетей» и был утвержден в должности профессора института. К этому времени Имант Георгиевич, несмотря на свою молодость, был одним из наиболее авторитетных специалистов в области радиотехники [5].

В мае 1924 г. прошло объединение служб наблюдения и внешней связи на кораблях и соединениях. (Приказ № 24 от 17 мая 1924 г. по флоту и Морскому ведомству) [1].

Секция связи и навигации

С первых месяцев своего существования Секция связи и навигации приступила к определению путей создания новых средств связи и наблюдения, отвечающих требованиям Военно-морского флота того времени. В связи с этим она и была переименована в Секцию связи и наблюдения.

6 февраля 1925 г. И. Г. Фрейман был назначен уже освобожденным председателем секции связи и навигации НТК МС РККА. Ее членами по совместительству были помощник начальника военно-морского факультета Военно-морской академии, впоследствии ее начальник С. П. Ставицкий, и слушатель ВМА, ученик И. Г. Фреймана, впоследствии начальник Службы наблюдения и связи штаба Морских сил РККА А. Н. Гриненко-Иванов [2].

Профессор И. Г. Фрейман и А. Н. Гриненко-Иванов проводили многочисленные экспериментальные исследования, привлекая для этого необходимых специалистов.

21 июля 1924 г. на заседании секции И. Г. Фрейман сделал доклад «О дальнейшем развитии радиооборудования в связи с его настоящим состоянием». Доклад базировался на материалах, полученных А. Н. Гриненко-Ивановым при изучении радиосвязи на Морских силах Балтийского моря.

Летом 1924 г. на Балтийском море были продолжены экспериментальные работы по радиосвязи с погруженными подводными лодками, начало которым было положено еще в 1921 г., участие в них принимал профессор А. А. Петровский, но испытания были прерваны за недостатком средств.

26 января 1925 г. на заседании секции обсуждался важнейший вопрос об основах будущей системы радиовооружения флота. И. Г. Фрейман считал, что «цель, к которой мы должны всеми силами стремиться при радиотехническом перевооружении и которая при современном состоянии этой отрасли техники вполне достижима, – это автоматический радиообмен» [2]. Достижение этой цели позволило бы не только сделать радиосвязь действенным в тактическом отношении боевым средством, но и разрешить ряд превосходящих задач, например: автоматическое опознавание судов, маяков, радиоуправление и т. д.

В 1927 г. Научно-техническим комитетом МС РККА были разработаны теоретические положения о задачах, стоящих перед Балтийским флотом. Работа называлась «Рассуждения о Балтфлоте». На документе стоял гриф «совершенно секретно». Сюда вошли и работы И. Г. Фреймана, которые представляли собой научно обоснованные записки, касающиеся радиотехнического вооружения кораблей Военно-морского флота и способы их использования.

Для разъяснения роли службы связи для флота Имант Георгиевич в конце 1926 г. написал статью «О специалистах связи», в которой, основываясь на собственном опыте и ясно оценивая перспективы развития радиосвязи, очень образно и резко излагал свое мнение по этому поводу: «…В массе руководителей нашего флота нет ни сознания этой общей линии, ни учета ее важности и необходимости, ни общего представления о тех задачах, которые флот должен возлагать на связь как на особую специальность» [3, с. 56].

Рассматривая вопрос о специалистах связи, точнее, о функциях специалистов связи и наблюдения, Фрейман особенно подчеркивал опасность примитивного определения функций этих специалистов. «Он (связист) должен располагать и вполне владеть всеми возможными техническими средствами для того, чтобы следить за окружающей обстановкой... Как частная задача сюда относится выполнение сношений с другими кораблями соединения или эскадры с базой» [6, с. 58]. Имант Георгиевич обращал внимание на то, что внутрикорабельная телефонная сеть или другие средства внутренней связи и сигнализации не имеют к этому вопросу никакого отношения. «Только на складах объединяют вещи по признаку однообразия, сваливая в одно место телефоны, в другое снаряды и т. д. В действующем организме объединяются отдельные части по признаку общей цели, которой они служат» [3, с. 59].

Специальность: «Связь»

Только ускоренное развитие средств связи могло позволить нашему флоту успешно противостоять противнику, так как в прямом соревновании, в противоборстве по техническому состоянию кораблей и вооружению это сделать было практически невозможно. В подтверждение своих слов он привел такое сравнение: «Представим себе единоборство здоровенного, крепкого, но глухого и почти слепого детины с хорошо зрячим, внимательным и вертким, но гораздо более слабым противником, и нам нетрудно будет понять, что все значение превосходства в физической силе легко может быть сведено на нет». «Если нам невозможно пока превзойти наших противников в прямой физической силе, – писал он, – то нам необходимо сделать все возможное, чтобы имеющиеся у нас силы использовать наиболее рациональным образом. Это же возможно только путем наилучшего усовершенствования средств наблюдения и связи» [3, с. 60].

Медленно, но шел процесс становления службы связи на флоте. Еще в мае 1925 г. было введено «Временное положение о Службе наблюдения и связи на судах РККФ», а вскоре, в том же году, 25 мая был утвержден «Устав корабельной службы РККФ», которым определялось наличие на кораблях флота специальности «Связь» и вводилась должность «старший связист» (командир РККФ). В 1926 г. были утверждены штаты, предусматривающие введение на линкорах и других кораблях с 1 октября 1926 г. самостоятельных должностей старших связистов.

И. Г. Фрейман считал, что специалист связи, прежде чем он вступит на действительную военную службу в качестве командира РККФ, должен получить инженерное образование. В марте 1925 г. был произведен первый выпуск командиров РККФ, закончивших электротехнический факультет ВМА по специальности «Радиотехника». Руководителем специальности «Радиотехника» был проф. И. Г. Фрейман (с 1922 г.). Академию успешно закончили А. Н. Гриненко-Иванов, А. И. Берг и Н. П. Суворов.

Но пройдет не один год, прежде чем приказом Реввоенсовета СССР от 25 июля 1928 г. будет введено в действие «Наставление по службе наблюдения и связи Морских сил РККА». Наставление определяло службу наблюдения и связи как один из главнейших органов боевого обслуживания морских сил для достижения успеха на морском театре военных действий.

Благодаря энергии И. Г. Фреймана, начиная с 1924 г., в нашей стране приступили к систематическим и плановым исследованиям в области гидроакустики. С 1925 г. под его руководством этими исследованиями на кафедре радиотехники ЛЭТИ занимался его ученик, молодой, талантливый инженер С. Я. Соколов.

В декабре 1926 г. специальным постановлением Совета труда и обороны была утверждена шестилетняя программа военного кораблестроения в СССР (1926–1932 гг.). 25–27 мая 1927 г. на пленуме НТК МС был заслушан доклад И. Г. Фреймана на тему: «Проблемы связи военного флота». В принятом по докладу постановлении НТК МС РККА указывалось, что для ликвидации отмеченного в докладе неудовлетворительного состояния связи на флоте необходимо приступить к поискам новых технических путей. Этим же постановлением определялись основные требования к разработке новой радиоаппаратуры, было положено начало созданию новой системы радиовооружения флота, известной под названием «Блокада-1». В результате, одной из главных задач промышленности стала реализация, воплощение в конкретной аппаратуре научно обоснованных требований флота.

Помощник директора по радио

Еще в начале 1926 г. руководство Государственного электротехнического треста заводов слабого тока официально обратилось к высшему командованию флота с просьбой разрешить И. Г. Фрейману работать в тресте в должности помощника директора по радио [2].

Такое разрешение на совместительство было получено, и 30 марта 1926 г. Имант Георгиевич приступил к работе в тресте. Однако исполнение новых обязанностей требовало много сил и времени. Поэтому в мае 1927 г. последовало решение освободить его от руководства секцией связи и наблюдения НТК МС. Председателем секции был назначен ученик Фреймана по Военно-морской академии, выпускник 1925 г., его лекционный ассистент на кафедре специального курса радиотехники ЛЭТИ им. В. И. Ульянова (Ленина) А. И. Берг.

Ведущие специалисты того времени проделали большую работу по созданию РТС для вооружения боевых кораблей ВМФ в период с 1926 г. по 1930 гг. Специально созданной комиссией для проверки работы НТК УВМС секция связи в 1928 г. была признана лучшей.

3 сентября 1932 г. НТК был реорганизован. Из его секций созданы соответствующие научно-исследовательские институты. На базе секции связи и НИПС был образован Научно-исследовательский морской институт связи (НИМИС), начальником которого стал А. И. Берг.

Оценивая вклад Фреймана в развитие средств связи ВМФ, начальник Военно-морской академии Б. Б. Жерве писал в 1929 г.: «Морские силы РККА привыкли видеть на своих кораблях во время практических плаваний и маневров Иманта Георгиевича, внимательно исследующего на практическом опыте вопросы радиосвязи, и эти его исследования не ограничивались теоретическими рамками. Последние достижения в технике и организации связи на Морских силах долгое время еще будут свидетельствовать о знаниях, энергии и трудах профессора И. Г. Фреймана» [5].

Принципиально новые возможности средств связи и наблюдения на базе электронной техники, электронных ламп были обоснованы и инициированы интенсивными научными и практическими исследованиями И. Г. Фреймана, в результате которых системы связи и наблюдения уже к началу 30-х гг. прошли путь от искры и дуги к электронной лампе, значительно расширив круг задач, решаемых ими в интересах повышения эффективности флота.

Лариса Золотинкина, директор мемориального музея А. С. Попова, кандидат технических наук, почетный радист России

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры