Космос военный и мирный

Бремя трудного выбора

Вопрос о том, кто и как именно должен руководить «военным космосом»,– один из самых сложных. Первым ответ на него начал искать Советский Союз, и поиски эти были делом длительным. Проблема заключалась в неоднозначности ответа: являются ли межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), служившие носителями первых космических кораблей, «авиационным» оружием как летательные аппараты или должны подчиняться «артиллерийским» генералам?

Первыми советскими МБР командовал Главный маршал артиллерии Митрофан Неделин, а вот подготовка космонавтов и обеспечение первых полётов в космос были возложены на руководство ВВС. В этой связи интересно обратиться к мемуарам генерала Н. П. Каманина, занимавшего специально созданную для него должность помощника Главкома ВВС «по космосу»:

«…Несколько слов о С. П. Королёве. Он – Главный конструктор ОКБ-1, создатель баллистической ракеты Р-7, главной силы наших ракетных войск, он – создатель лунных ракет и кораблей „Восток-1“, „Восток-3А“ и виновник сегодняшнего триумфа – полёта АМС на Венеру... Его знания, волевые качества, талант конструктора и организатора не подлежат сомнению. Сергей Павлович уже многое сделал в ракетной и космической технике и далеко ещё не сказал своего последнего слова – среди пионеров космоса его имя всегда будет одним из первых. Его многие побаиваются, и почти все считаются с его мнением. Он несколько избалован и ведёт себя иногда деспотично. Особенно это заметно в его взаимоотношениях с Келдышем: Мстислав Всеволодович без консультации с Королёвым и без его одобрения не принимает ни одного решения… Во время нашей с ним беседы Сергей Павлович поделился со мной своими планами на будущее, дал почитать свою голубую папку „Планы ОКБ-1 на семилетку“. В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 715–296 от 23 июня 1960 года о создании тяжёлых обитаемых спутников Королёв начал создавать носитель Н-1… В своих перспективных работах Королёв ищет поддержки у ВВС. Он заявил, что ракетчики его не понимают и что „с ними едва ли сваришь кашу“. Я обещал ему, что подробно доложу о нашей беседе Главкому ВВС Вершинину и организую его поездку к Королёву на фирму. В беседе мы ориентировочно наметили сроки пусков кораблей „Восток-3А“. Очередной пуск запланировали на 22-23 февраля, последующий через 8-10 дней. Пуски будем проводить с манекенами для отработки средств приземления космонавта. Если оба пуска будут удачными, то при третьем пуске полетит человек».

«Ракетчики его не понимают…» Действительно, еще до войны взгляды Королёва на развитие ракетной техники отличались от представлений его коллег по Группе изучения реактивного движения. Королёву принадлежит приоритет создания ракетоплана – летательного аппарата для космоса, прототипа «Бурана» и «Шаттла». В то время дальше испытаний опытного образца дело не пошло (да и не могло пойти), но прозорливость Королёва в отношении перспективы космонавтики очевидна. Он мечтал не о ракетах, а именно о космических кораблях, способных выполнять самые разные задачи в межпланетном пространстве.

Новая битва за космос

В настоящее время речь идёт уже не просто об ответственности за проведение космических полётов, а о создании системы воздушно-космической обороны (ВКО) Российской Федерации. Как считается, её необходимость обусловлена в первую очередь совершенствованием средств воздушно-космического нападения (СВКН), массовым развитием и принятием на вооружение высокоточного оружия (в том числе крылатых ракет), разработкой гиперзвуковых технологий и, как результат, превращением воздушного и космического пространства в единую сферу вооружённой борьбы.

Что касается задач ВКО, то они сформулированы так:

задачи, решаемые в интересах реализации стратегического ядерного сдерживания;

задачи, решаемые в интересах охраны государственной границы в воздушном пространстве Российской Федерации, контроля порядка использования воздушного пространства Российской Федерации и пресечения нарушений его использования, а также контроля космического пространства;

задачи, решаемые в интересах борьбы с воздушно-космическим противником в ходе военных конфликтов различного масштаба.

По мнению руководителей военно-промышленного комплекса России, именно создание технической основы является главным условием и наиболее ресурсоёмкой составляющей построения перспективной системы ВКО. Как писал вице-премьер Дмитрий Рогозин, в статье, опуб­ликованной «Независимой газетой», «это становится понятным из простого анализа технического состояния вооружения и боевых возможностей существующих группировок войск (сил) Российской Федерации, решающих задачи ВКО в настоящее время».

Развивая свою мысль, вице-премьер сослался на опыт боевых действий на Балканах, в Ливии и Ираке: «Анализ действий государств НАТО, которые буквально расстреляли высокоточным оружием сначала Югославию, а затем Ирак и Ливию, не дав при этом ни одного шанса на непосредственный­ контакт своих вооружённых сил с воинскими формированиями стран-жертв, оказавшихся неспособными противостоять нападению традиционными средствами противовоздушной обороны (ПВО), послужил причиной принятия политическим и военным руководством России решения форсированно развивать потенциал сдерживания новых воздушно-космических угроз». Можно было удивиться уверенности вице-премьера в том, что при «непосредственном контакте» исход противостояния в Ливии и Ираке был бы иным, однако оспорить его выводы о важности высокоточного оружия­ невозможно.

Логика войны

Руководствуясь именно той логикой, которая изложена в статье вице-пре­мьера, политическое руководство страны приняло решение о формировании нового рода войск Вооружённых Сил Российской Федерации – Войск ВКО. При непосредственном активном участии командования Войск ВКО в интересах строительства системы ВКО РФ в Государственной программе вооружения на период 2011–2020 годов (ГПВ-2020) был задан значительный объём НИОКР, включающий как общесистемные работы, так и работы по созданию образцов вооружения ВКО. Планируемые и проводимые работы по созданию образцов вооружения ВКО включают большой перечень НИОКР, направленных на создание информационных, силовых (огневых, помеховых и др.), управляющих и обеспечивающих компонентов, входящих в состав подсистем разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, поражения и подавления, управления и обеспечения.

При создании перспективного вооружения приоритетное развитие должны получить средства и системы воздушного и космического базирования (в том числе беспилотные и аэростатные), загоризонтные радиолокационные станции, универсальные межвидовые зенитно-ракетные системы различной дальности действия, лазерные комплексы различных видов базирования и назна­чения, перспективные авиационные комплексы фронтовой авиации, комплексы помех различного назначения, перспективные системы АСУ и связи.

Список этот впечатляет, однако в военном деле искусство управления оружием имеет не меньшее значение, чем качество самого оружия. Космические войска, которые стали основой нового рода войск, никогда не имели оружия, а следовательно, и фактического опыта управления боевыми средствами. Войска ПВО, или зенитно-ракетные войска, управляли боевыми средствами, в то время как деятельность Космических войск, несмотря на их название, носила по большей части «мирный» характер. Поэтому можно сказать, что войска военно-космической обороны ещё находятся на первом этапе своего становления.

В интересах России

Что же касается «мирного космоса», то здесь тоже можно говорить о больших замыслах. Государственная программа «Космическая деятельность России на 2013–2020 годы» в качестве главных задач выделяет следующие:

развёртывание и поддержание необходимого для решения целевых задач состава орбитальных группировок отечественных КА научного и социально-экономического назначения, включая российский сегмент МКС;

модернизация космодромов Плесецк и Байконур, создание на территории России нового космодрома Восточный;

создание перспективных и модернизация существующих средств выведения КА;

создание научно-технического и технологического задела для разработки перспективных образцов ракетно-космической техники;

обеспечение международного сотрудничества в области использования космического пространства в мирных целях;

создание условий для расширения предоставляемых услуг с использованием результатов космической деятельности в интересах развития России и её регионов.

В настоящее время сектор производства ракетно-космической техники оценивается в 72 млрд долларов, и доля России здесь составляет чуть больше 10%. Наша страна контролирует свыше 30% средств обеспечения пусковых услуг в мире, и по производству космических аппаратов доля России сегодня – 7%. Остальной же рынок – это доходы от операторов услуг: телевидение, Интернет, телекоммуникации (более 115 млрд долларов; чуть больше 50 млрд – это наземная аппаратура по приёму космической информации). На этом рынке, к сожалению, сегодня, по разным оценкам, Россия занимает от 1 до 1,7%.

В результате реализации программы будет развёрнута орбитальная группировка в составе 95 КА к 2015 году и 113 КА – к 2020 году. Количество стволов спутниковой связи уже к 2015 году увеличится в 2,5 раза, а к 2020 году – в 3 раза. Кроме того, планируется до 2015 года освоить уже миллиметровый диапазон передачи информации, а до 2020 года – оптический диапазон. Группировку спутников ДЗЗ до 2015 года планируется увеличить в 4 раза. При этом, если сегодня периодичность съёмки с использованием отечественных средств составляет 5–6 суток, то к 2015 году этот показатель улучшится до 1–2 суток в зависимости от региона, а к 2020 году будет уже не больше 8 часов.

Точность измерения по системе ГЛОНАСС, составляющая сегодня 2,8 м, в 2015 году вырастет до 1,4 м, к 2020 году – до 0,6 м. С учётом тех дополнений, которые реализованы сегодня, точность определения местоположения будет меньше 10 см.

Планируется выведение на орбиту ряда космических обсерваторий серии «Спектр» рентгеновского, миллиметрового и ультрафиолетового диапазонов.

22 апреля 2014 года, после завершения лётных испытаний и проверки всех бортовых систем, российские телекоммуникационные спутники «Экспресс-АМ5» и «Экспресс-АТ1» были введены в эксплуа­та­цию в орбитальных позициях 1400 и 560 градусов восточной долготы соответственно.

Спутник «Экспресс-АМ5» позволит создать необходимую инфраструктуру, чтобы обеспечить население Сибири и Дальнего Востока пакетом мультисервисных услуг, в который входят телефония, видео-конференц-связь, передача данных, доступ к Интернету, и даст возможность для распространения региональных мультиплексов в зонах вещания «А» и «Б», к которым относятся регионы Дальневосточного федерального округа, а также Забайкальский край. Кроме того, с использованием космического аппарата «Экспресс-АМ5» будет обеспечиваться президентская и правительственная связь.

Спутник «Экспресс-АТ1», предназначенный для непосредственного телерадиовещания, заменит аппарат «Бонум-1», который был запущен в 1998 году и выработал свой ресурс в 2010 году. «Экспресс-АТ1» обеспечит условия для интенсивного развития новых инфокоммуникационных технологий, телевидения высокой чёткости, позволит распространять программы непосредственного­ телевизионного вещания на европейской части России, Урале и в Западной Сибири, а также в Восточной и Северной Европе. Ресурс спутника будет востребован действующими платформами DTH (Direct-to-Home), а также позволит развивать новые проекты в области спутникового непосредственного вещания.

«Ввод в эксплуатацию спутников „Экспресс-АМ5“ и „Экспресс-АТ1“ стал важной вехой в обновлении спутниковой группировки гражданского назначения»,– отметил глава Минкомсвязи России Николай Никифоров.

При создании «Экспресса-АМ5» были учтены прогнозы развития отечественного рынка услуг спутниковой связи и телерадиовещания в соответствии с Федеральной целевой программой «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009–2015 годы» в рамках Федеральной космической программы России на 2006–2015 годы.

Спутник непосредственного вещания «Экс­пресс-АТ1», изготовленный ОАО «ИСС им. академика М. Ф. Решетнёва» сов­местно с французской компанией Thales Alenia Space по заказу ФГУП «Космическая связь» в рамках Федеральной космической программы России на 2006–2015 годы, был запущен с космодрома Байконур 16 марта 2014 года. Спутник создан на базе платформы «Экспресс-1000H» и оснащён 32 транспондерами Ku-диапазона.

Андрей Стрелин

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры