Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Военная форма. Цитаты и размышления

«Однообразное новшество…»

 «…Плату же выдавали исправно, кормили хорошо, а женщин при армии было тысяч пятнадцать, не меньше. Нельзя было пожаловаться и на одежду: Тилли не любил новшества – однообразных мундиров. Но одевал своих солдат отлично, в одежды, шитые серебром и золотом; на рукавах у всех была белая повязка, чтобы в бою могли отличать своих от неприятеля. Полка же всё не было: говорили, что спешить некуда, и объясняли воинам, какое выпало Германии счастье, что есть у неё граф Тзерклас Тилли. Ходили слухи о предстоящем походе на Магдебург – гнездо сторонников Лютера. Потом стали поговаривать и о том, что на севере высадился с немалой армией шведский король Густав-Адольф, но беды в этом никакой нет: Тилли живо ему укажет дорогу на родину. И, наконец, вскоре после высадки шведского короля, объявили драгунам, что полк будет основан на следующий день, в шесть часов утра, а потом состоится большой парад, в присутствии самого императора...»

Так писатель Марк Алданов, большой знаток истории, описал события Тридцатилетней войны в своём романе «Пещера».

Герой его рассказа драгун Деверу вступил в наёмные отряды фельдмаршала графа Тилли в 1631 году, значит в первой трети XVII века «однообразные мундиры» ещё считались «новшеством» в европейских армиях. Впрочем, однообразные элементы военного обмундирования появились намного раньше и выполняли очень важную функцию – позволяли в рукопашной схватке отличить своих от чужих, а также служили знаком принадлежности к тому или иному подразделению. Слуги и оруженосцы знатного рыцаря в случае военной не­удачи могли рассчитывать на пощаду (с уплатой выкупа), в то время как жизнь рядового ландскнехта не стоила ничего, и если он не хотел перейти на сторону победителей, то расправа с ним была короткой.

Тем не менее массовой одеждой военный мундир стал одновременно с появлением массовых армий, которые в свою очередь были обязаны появлением длинноствольному мушкету, первому массовому огнестрельному оружию. В эпоху рыцарских доспехов, боевых топоров и двуручных мечей, арбалетов и луков военное ремесло по определению было уделом немногих, поскольку требовало многолетних постоянных тренировок. Первое огнестрельное оружие было капризным, тяжёлым, неточным, но зато позволяло сунуть его в руки вчерашним крестьянам и обучить их давать залп по команде. Единая же форма выполняла роль и дисциплинарного элемента, поскольку позволяла подчеркнуть обособленность солдатского мира.

Солдатский (а тем более офицерский) мундир в те времена считался одеждой престижной, особенно в России, где со стародавних времён воин присягал на верность князю, а потом царю, а вовсе не какому‑то «отечеству», о котором он имел смутное представление. А поскольку­ первыми врагами любого русского государя считались враги не внешние, а внутренние, именно на борьбу с этими врагами и ориентировали российского солдата. Российские гвардейские полки снискали славу не только стойких бойцов, но и безжалостных карателей.

Вскоре после смерти Петра Первого Верховный тайный совет докладывал императрице Екатерине, что «мужикам страшен один вид и проезд солдат, офицеров и прочих командиров». Как остроумно заметил историк и писатель Яков Гордин, «против населения была одна защита – солдаты, а против солдат защиты не было никакой».

Поэтому на солдатское обмундирование, особенно на обмундирование столичных гарнизонов, средств не жалели. Другое дело, что использование этих средств оставляло желать лучшего, и жалобы на плохое качество солдатских мундиров, в первую очередь в «линейных» частях, были постоянным элементом служебной переписки в российском военном ведомстве (так же как и бесконечные дела об армейском воровстве).

Государственный стиль

Подлинный размах пошив армейской формы обрёл во время Гражданской войны в США. Американцам потребовалось множество военных мундиров и в самые короткие сроки. Именно тогда подрядчики армии северян обратили внимание на то, что размеры одежды призывников можно свести к нескольким «стандартным размерам» в зависимости от роста и полноты. Это открытие позволило обеспечить массовый пошив стандартной формы для сотен тысяч призывников, а после войны – использовать наработанные технологии для массового пошива гражданской одежды – в первую очередь, конечно же, мужской.

К концу XIX века относится и появление основных принципов, которым должна соответствовать солдатская (да и вообще военная) одежда. Пионерами здесь были английские военные специалисты. Предложенная ими форма так восхитила полковника Российского Генерального штаба Стаховича, что он составил по этому поводу специальный рапорт, выдержки из которого мы приводим здесь.

«…Нижний чин носит: фланелевую рубаху, шерстяные носки, фланелевый набрюшник; мундир и брюки из весьма плотной отличного качества бумажной материи цвета хаки…

Покрой мундира весьма практичен: широкий (можно поддеть фуфайку), однобортный (пять пуговиц), почти без талии, длиной на четыре с половиной вершка ниже талии; имеются на груди два наружных больших и весьма удобных кармана (покрой офицерского мундира совершенно тот же, но наружных карманов четыре; большое количество поместительных карманов – большое удобство в походе); материя офицерского мундира большей частью очень тонкая шерстяная; вместо длинных брюк – рейтузы из очень прочной шерстяной материи.

Брюки на выпуске, но во время похода нога от щиколотки до колена бинтуется фланелевыми бинтами (не нахожу это удобным, хотя, конечно, это значительно легче нашего высокого сапога); башмаки из нечернёной кожи, со шнуровкой, весьма прочной работы.

Заслуживает особого внимания цвет обмундирования: я совершенно уверен, что нет другого цвета, более трудноразличаемого издали, чем серовато-желтый… в смысле опрятности он тоже не оставляет желать ничего лучшего – пыль, грязь, пятна на нём почти не заметны. Преимущества цвета хаки особенно рельефны, когда сравнивать его с белым (наша рубаха и китель).

Головной убор – каска из пробочного вещества, очень прочного, лёгкого и эластичного, обтянутая такой же материей, что и мундир; для вентиляции наверху устроены три отверстия, а внизу воздух проходит между наружной оболочкой каски и тем кожаным кругом, который примыкает к голове. Каска легка, свежа и отлично предохраняет глаза и затылок от солнца.

Вообще обмундирование солдата надо признать вполне удобным и отлично приспособленным к климату».

Современный российский военный историк Игорь Дроговоз заметил по этому поводу: «Обмундирование солдат и офицеров британской армии стало образцом для подражания всем армиям Европы… Даже классический военный мундир британского покроя – его до сих пор носят военные многих стран мира – получил собственное имя по фамилии генерала Френча. Во френчи цвета хаки очень скоро стало переодеваться всё европейское военное сословие, а в ботинках с обмотками советские солдаты брали Берлин в 1945 году…»

Обратим также внимание и на «одинаковый покрой» солдатского и офицерского мундиров. В современных Добровольческих во­оружённых силах США нет различия на «солдатскую» и «офицерскую» форму: она будет отличаться только погонами и рядами орденских планок.

Вообще, подход к виду солдатской одежды многое может сказать об обществе, в котором несёт службу солдат. Вот что пишет по этому поводу Виктор Ерофеев:

«Нет стиля – нет и человека. Бесстилье – страшный русский бич. Я не знаю, кто выдумал американскую военную форму во время Второй мировой войны, но это была классная форма. В ней каждый солдат выглядел победителем. Когда они высаживались в Нормандии, на них было приятно смотреть. Смотришь хронику: самому хочется быть американским солдатом. Простая круглая каска с болтающейся застежкой, удобные штаны с залихватскими карманами, гимнастёрка, похожая на просторную блузу, красивый автомат, а ботинки – что за ботинки! В таких ботинках и умирать не страшно. Американцы тогда всех забили по стилю: и слишком декоративных англичан, и чопор­ных французов, и фашистов в чересчур агрессивных мундирах, и наших солдатиков… Американцы и ковбоями были стильными, в своих ковбойских платках и шляпах, и солдатами оказались почти что от haute couture. Со Второй мировой войны прошло более полувека, а у нас ничего в смысле стиля государственно не изменилось…»

Великая «форменная» реформа

Конечно, здесь можно увидеть естественное для писателя стремление к художественному преувеличению, но все двадцать лет существования новой российской армии её командование пыталось так или иначе решить проблему переодевания солдат и офицеров в форму, более соответствующую современным тенденциям и требованию политического момента. Самая крупномасштабная попытка такого рода была предпринята совсем недавно, но результаты великой форменной реформы оказались как минимум неоднозначными.

И снова цитата, на этот раз из Виктора Пелевина: «Пройдя через двор, они вошли в боковой подъезд и оказались в сером мраморном зале с ненатурально высоким потолком, где сидело несколько охранников в чёрной униформе. Они выглядели куда серьёзнее, чем обычные менты, и дело было не в чешских „скорпионах“, которые висели у них на плечах. Менты просто не годились для сравнения – их синяя форма, излучавшая когда-то государственный гнёт всеми своими пуговицами и лычками, давно уже вызывала у Татарского презрительное недоумение; за ней до такой степени ничего не стояло, что делалось всё непонятнее – с какой стати эти люди постоянно останавливают машины на дорогах и требуют денег. Зато чёрная униформа охраны била наотмашь: дизайнер (Морковин сказал, что это Юдашкин) гениально соединил в ней эстетику зондеркоманды СС, мотивы фильмов-антиутопий о тоталитарном обществе будущего и ностальгические темы гей-моды времён Фредди Меркьюри. Подбитые ватой плечи, глубокий вырез на груди и раблезианский гульфик смешивались в такой коктейль, что связываться с одетыми в эту форму людьми не хотелось. Message был очевиден даже идиоту…»

Возможно, заказчики и поставили перед Валентином Юдашкиным задачу нарядить российских воинов таким образом, чтобы «мужикам был страшен вид и проезд солдат, офицеров и прочих командиров». На переодевание армии ассигновали 25 млрд рублей, и в феврале 2008 года коллекция экспериментальной формы была одобрена президентом России. А в 2010 году новая форма была официально введена в армии.

Внедрение новой формы повлекло за собой ряд изменений. В частности, изменилось место расположения погон: с плеч они переехали на рукав и грудь военнослужащих. Помимо этого в армии появились приталенные шинели, элементы одежды на «липучке», у офицеров впервые в истории вооружённых сил появились свитера. Также в армии должны были быть упразднены портянки и сапоги, но добиться их полной замены так и не удалось.

Новая форма вызывала много нареканий и недовольства со стороны военных. Зимой 2011–2012 годов в ходе опроса военнослужащих (более 6000 человек) были выявлены её основные недостатки. Последовали нарекания на качество липучек (лохматятся), ткани (рвётся), пуговиц (перетирают нитки), ниток (слабые). Главным минусом новой формы был признан тот факт, что она хорошо и охотно впитывает влагу, но при этом неохотно её испаряет и плохо удерживает тепло при температурах на улице ниже –15 градусов. С вводом новой формы в армии были зафиксированы массовые случаи простудных заболеваний у солдат.

Всё это стало причиной того, что в ноябре 2012 года Валентин Юдашкин выступил с официальным заявлением о том, что он не имеет никакого отношения к новой военной форме, объяснив это тем, что военные в своё время самостоятельно внесли в модели существенные коррективы – в смысле «оптимизации» производства. В частности, для удешевления формы использовались другие утеплители и ткани. Всё это привело к тому, что армию решили переодеть заново. Предполагается, что новый комплект обычной полевой формы военнослужащих будет включать в себя 19 предметов одежды. Стоимость одного такого комплекта на сегодняшний день составляет порядка 40 000 рублей, при этом бойцы спецподразделений смогут рассчитывать на расширенный комплект экипировки.

Новая униформа основывается на принципе многослойности. Военнослужащие смогут самостоятельно комбинировать предметы формы в зависимости от поставленных перед ними задач и погодных условий. Впервые новый комплект полевой формы должен быть одинаковым как для солдат, так и для офицеров. Новая форма состоит из костюма, нескольких видов курток, жилета, берета, шапки, ботинок трёх видов (летние, зимние и демисезонные), рукавиц, перчаток, также впервые в состав экипировки военнослужащих была включена балаклава. Помимо этого, с портянками всё же решено покончить раз и навсегда, полностью обеспечив всех военнослужащих носками. Переоснащение армии новой формой должно быть завершено к концу 2015 года.

Действительно, красивая и удобная военная форма – важный элемент боеспособности солдата. Но никакая форма не компенсирует личного мужества и верности долгу. И мы можем с уверенностью сказать, что как форма красит солдата, так и солдат может покрыть свою форму либо славой, либо позором.

Андрей Стрелин

Партнеры