Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Царское Село в истории русской авиации и Первой мировой войны

В год 400-летия Дома Романовых (2013) никак нельзя обойти взглядом в прошлое ту роль, которую сыграла в истории страны загородная резиденция Романовых – Царское Село (с 1728 года), более известное многим ныне как город Пушкин. Испокон веков там, где находилась власть, вершилась История. Столичные города и властные резиденции, как правило, становились средоточием лучших достижений науки, техники, культуры, искусства и… местами принятия решений, повлиявших на Историю. Немало таких решений было принято в первые десятилетия судьбоносного ХХ века и в Царском Селе, считавшемся также военной столицей Российской империи. Это было также время становления авиации, которая ярко показала свою значимость в начавшейся вскоре, летом 1914 года, Первой мировой войне, плоды которой мы пожинаем и поныне.

Первое упоминание об авиации в Царском Селе относится к 1908 году. 24 августа 1908 года петербургская газета «Новое время» сообщила читателям о готовящемся конкурсе аэропланов: «Главное инженерное управление организует осенью 1909 года международный конкурс аэропланов. На премии испрошено через военный совет 50 тысяч рублей. Подробные условия конкурса пока окончательно не выработаны. Место для аэродрома также не выбрано. Предполагается ходатайствовать о разрешении устройства аэродрома на Царскосельском скаковом поле».

Однако строительство полноценного Царскосельского аэродрома началось лишь в 1911 году на так называемом Учебном поле – Софийском плацу, располагавшемся слева от Гатчинского тракта. Его готовили к открытию Царскосельской авиационной недели, которая должна была пройти в рамк­ах сельскохозяйственной и промышленно-художественной Юбилейной Царскосельской выставки (10 августа – 5 октября 1911 года) по случаю 200-летия Царского Села. Открылась в рамках выставки и Авианеделя. По аналогии с Петербургскими авианеделями для популяризации зарождающейся авиации она получила собственное наименование – 1-я Царскосельская авиационная неделя­.

Статическая экспозиция «Авиация» была развёрнута в Большой оранжерее, а соревновательная часть проходила на Софийском военном плацу, где в течение семи дней, до 21 августа 1911 года, взлетали и приземлялись самолёты, совершая перед вельможной и состоятельной публикой показательные полёты. Первые два дня были посвящены фигурным полётам над аэродромом, последующие дни – полётам вне аэродрома. Так, например, в одном из состязаний лётчикам нужно было обогнуть купол собора Святой Софии.

Уже в первый день Авианедели пионер русской авиации поручик Г. В. Алехнович в соревновании на продолжительность полёта на самолёте русского инженера Я. М. Гаккеля продержался в воздухе 29 минут 49 секунд. А в последующие дни совершил полёт по маршруту Царское Село – Красное Село – Царское Село, первый в стране перелёт между двумя населёнными пунктами. За этот полёт от Императорского Всероссийского аэроклуба (ИВАК) он получил почётный приз.

В соревнованиях блистали и другие авиаторы. Так, лётчик поручик Г. В. Янковский во время авиасостязаний достиг на аэроплане «Блерио» высоты 1200 метров. Для того времени это были настоящие авиационные достижения!

Среди участников 1-й Царскосельской авианедели можно было увидеть и первую российскую авиатрису Л. В. Звереву. Правда, не обошлось без неприятностей. Хотя с юридической точки зрения это можно было бы назвать диверсией: какой-то недоброжелатель пытался вывести из строя её аэроплан, подсыпав в двигатель железные опилки.

В рамках Авианедели часть полётов носила военный характер. Ведь военному руководству страны необходимо было понять, на что способна новая техника. К примеру, в задачу авиаторов входили взрывание моста, разведка, метание бомб и даже имитация расстрела аэроплана с автомобиля. Эти полёты проводились уже не для публики.

Продолжились опыты с воздухоплавательной техникой и после окончания Авиационной недели. Например, в 1912 году Царское Село стало промежуточным пунктом челночного перелёта Санкт-Петербург – Царское Село – Санкт-Петербург, который газета «Царскосельское дело» назвала экспромтом. Однако этот полёт не был экспромтом. Взлетев 18 (31) августа 1912 года с военно-испытательного Корпусного аэродрома в Петербурге аэроплан лётчика В. М. Абрамовича с сановным пассажиром бароном Эльсоном вскоре совершил мягкую посадку на Учебное поле в Царском Селе. Авиатор опустил свой аэроплан «Райт» около палаток войск и был встречен высокими особами, по приглашению которых прилетел. После недолгих переговоров Абрамович вместе с бароном, совершив над полем несколько кругов, возвратились в столицу, где опустились через 20 минут – снова на Корпусном аэродроме.

Судя по всему этот полёт носил организационно-реко­гно­сци­ро­вочный характер, так как через два дня в небе Царского Села был установлен мировой рекорд высоты. Правда, не самолётом, а дирижаблем: 20 августа 1912 года над Царским Селом военный дирижабль «Ястреб» (экипаж: пилот штабс-капитан Шабский, поручики Тихонравов и Кжичевский с механиками) достиг высоты 1800 метров, установив тем самым новый всероссийский рекорд высоты и побив прошлогодний рекорд 1500 метров, установленный дирижаблем «Гриф».

Дирижабль «Ястреб» по своему объему (2800 м3) считался лёгким, и в этой категории этот рекорд также стал мировым, так как ни один лёгкий дирижабль в мире на высоту 1800 метров никогда ещё не поднимался. Как и полагается, рекорд был засвидетельствован членами Международной аэронавтической федерациии ФАИ (FAI – Fédération Aéronautique Internationale).

Из проведённых опытов стало ясно, что воздухоплавание и авиация могут быть как оружием, так и обороной. А Царское Село как загородная резиденция императора нуждалось в адекватной защите от воздушного нападения. Именно поэтому здесь впервые в стране была организована противовоздушная оборона (ПВО), включавшая наземную и воздушную составляющие, то есть структура, действовавшая затем более полувека.

В результате ещё задолго до начала Первой мировой войны небо над императорской резиденцией было закрыто. Секретным циркуляром от 23 сентября 1909 г. за № 39 департамента общих дел Министерства внутренних дел губернаторам, военным губернаторам, градоначальникам и варшавскому обер-полицмейстеру, подписанным министром внутренних дел П. А. Столыпиным, объявлялось: «Особая междуведомственная комиссия по вопросу о средствах борьбы с возможным осуществлением замыслов при помощи воздухоплавательных аппаратов, между прочим, признала необходимым безусловно воспретить производство полётов в пределах императорской резиденции».

Ключевым звеном наземной составляющей ПВО Императорской резиденции и Ставки в Царском Селе, помимо средств обнаружения и связи, стали четыре трёхдюймовые пушки для стрельбы по воздушным целям, установленные на специальных поворотных платформах. Для их обслуживания были назначены нижние чины роты царскосельской Офицерской артиллерийской школы при четырёх офицерах, под общим командованием командира названной роты капитана (впоследствии полковника) В. М. Мальцева. С первого дня на него была возложена ответственная миссия – непосредственное руководство воздушной обороной императорской резиденции в Царском Селе, которую­ он выполнял до Февральской революции 1917 года.

Командование воздушной обороны Петрограда и Царского Села принял на себя в мае 1915 года бывший начальник Офицерской электротехнической школы в Петрограде Г. В. Бурман. Обеспечение же мобильной обороны непосредственно в воздухе приказом Верховного Главнокомандующего № 422 от 22 мая 1915 года было возложено на вновь созданный Специальный авиационный отряд – первое в стране авиационное истребительное подразделение ПВО.

Поскольку Царскосельский аэродром, где базировался этот авиаотряд, как и все аэродромы тех лет, был грунтовым, то для обеспечения его всепогодности лётчики отряда взлетали «с сухого возвышенного участка Кузьминского шоссе на пригорке».

Бетонную взлётно-посадочную полосу Детскосельский аэродром получил только в советское время. А пока лётчики использовали специально отведённый для этого участок обычной дороги – Кузьминского шоссе. Тем самым лётчики отряда первыми заложили широко прменявшийся затем в годы Второй мировой войны (да и теперь) приём обеспечения скрытности базирования авиационных подразделений.

На Кузьминском шоссе проходили также парадные построения авиационной техники и строевые смотры, в том числе для встречи и демонстрации воздушной мощи страны главам иностранных делегаций.

Личный состав Специального авиационного отряда размещался в деревянных казармах 1-го железнодорожного полка, что в селе Большое Кузьмино, находившихся рядом с Царским павильоном императорской ветки железной дороги (от Витебского вокзала в Санкт-Петербурге до Царского Села).

С началом Первой мировой войны Царское Село превратилось в огромный военный госпиталь: здесь был создан Царскосельский Особый эвакуационный пункт из 60 лазаретов. Самый большой лазарет размещался в Екатерининском дворце. Скончашихся от ран хоронили на местных кладбищах, в том числе на Казанском. В начале 1915 года оно приобрело характер кладбища — памятника Великой войны и стало называться Царскосельским Братским кладбищем. Есть здесь и могилы лётчиков, сложивших головы в воздушных боях.

Например, 26 июня (9 июля) 1917 года здесь был похоронен отважный военный лётчик, командир первого в Русской армии истребительного авиационного отряда (7-го ИАО), трижды кавалер солдатских Георгиевских крестов и офицерского ордена Святого Георгия 4-й ст. подпоручик (поручик посмертно) И. А. Орлов, погибший 17 (30) июня 1917 года. Это он 15 (28) апреля 1916 года испытал в бою первый отечественный самолёт-истребитель С-16 конструкции И. И. Сикорского.

А годом ранее, 24 августа 1916 года, на Братском кладбище нашел своё последнее пристанище другой герой Первой мировой войны – военный лётчик прапорщик Е. Т. Морунов, скончавшийся в Дворцовом госпитале в Царском Селе. Сведений о причине смерти, к сожалению, не сохранилось. А скольких таких героев мы ещё не знаем...

Но кончилась война. Россия вверглась в пучину перемен. К власти пришли большевики, которые объявили войну чуждой и Империалистической, а значит, недостойной памяти, несмотря на миллионы загуб­ленных на ней душ. Затем начался период борьбы за новые души, и религия была объявлена опиумом для народа. В 1938 году сравняли с землей церковь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» на Братском кладбище, а заодно и… могилы павших воинов, забыв, что сражались они не только за Царя, но и за Отечество!

Но беспамятство не может быть бесконечным. В 2006 году усилиями неравнодушных к своей истории граждан Пушкина и Санкт-Петербурга территория кладбища была объявлена «вновь выявленным» объектом культурного наследия. На основании Постановления Правительства Санкт-Петербурга «О плане основных мероприятий по подготовке к 300‑летию Царского Села (города Пушкина) на 2006–2010 годы» было решено установить на Царскосельском Братском кладбище героев Первой мировой войны памятный знак. В 2007 году администрация Пушкинского района Санкт-Петербурга провела открытый конкурс на проектирование памятного знака. Государственный заказ на выполнение проектных работ получили организации: ОАО «58 Центральный проектный институт» и ООО «Сириус», которыми был создан авторский коллектив: В. Н. Филиппов – консультант командующего войсками ЛенВО (руководитель проекта); В. И. Мухин – заслуженный архитектор Российской Федерации, доктор архитектуры, профессор; М. А. Бунин – заместитель командующего войсками ЛенВО по расквартированию и обустройству войск, заслуженный строитель Российской Федерации, доктор архитектуры, генерал-лейтенант; Ю. В. Затыкин – генеральный директор 58 ЦПИ, заслуженный строитель Российской Федерации, кандидат архитектуры.

С помощью историков Братского кладбища А. Ю. Егорова и И. В. Попова, специалистов ЛенВО, Института военной истории МО РФ, сотрудников музеев Санкт-Петербурга, учёных и специалистов Санкт-Петербургского государственного университета были определены исторические и современные­

границы Братского кладбища, обнаружены документы, открывшие неизвестные факты из истории этого воинского погребения. Так, в музейных архивах Петербурга с помощью сотрудников ГМЗ «Царское Село» и при поддержке его директора И. П. Саутова была обнаружена сохранившаяся часть эскизного проекта 1916 года, выполненного архитектором С. Н. Антоновым: главный фасад и разрез церкви-памятника.

Итогом общей проектной работы, дополнительно к проекту памятника-креста, стало создание концепции Царскосельского мемориала Первой мировой войны.

Для реализации созданной концепции и других мемориальных задач памяти Великой войны по инициативе президента Фонда исторической перспективы Н. А. На­рочницкой в 2012 году был создан благотворительный фонд по увековечиванию памяти воинов Русской армии, павших в Первую мировую войну, получивший наименование «Воинский собор». Данный фонд является преемником целей и задач Всероссийского общества памяти воинов Русской армии, павших в войну 1914—1918 годов.

В результате этой подвижнической работы 11 ноября 2008 года по случаю 90-летия окончания Первой мировой войны на территории Братского кладбища был установлен Крест-памятник, выполненный из серого гранита (по цвету российского воинского обмундирования Первой мировой). На пьедестале памятника вырублены в граните и покрыты золотом слова:

ПАМЯТИ ГЕРОЕВ, ПАВШИХ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ 1914 – 1915 – 1916 – 1917 – 1918

Говоря о военных мемориалах Первой мировой войны в Пушкине (Царском Селе), необходимо упомянуть и масштабные работы, которые ведутся в ГМЗ «Царское Село» на главном музейном объекте той великой войны – в Государевой Ратной палате под руководством его директора О. В. Таратыновой. История этого музея началась летом 1914 года. Из публикаций главного хранителя пушкинского Историко-литературного музея Д. Ю. Трошина известно, что Первая мировая война изменила концепцию будущего музея военной истории, застав процесс строительства здания палаты «в стадии выведенных стен». Создательница первой военной коллекции этого музея Е. А. Третьякова, вернувшаяся с театра военных действий из Галиции, отмечала в письме, адресованном государю императору, что необходимо собирать для палаты-хранилища редкие трофеи и оружие идущей войны. Для этих целей решено было пристроить специальную галерею для хранения трофеев, на что Третьякова пожертвовала 65 000 рублей наличными деньгами.

С этого времени, на основании предписания Управления дежурного генерала Штаба Верховного Главнокомандующего, в Царское Село для Государевой Ратной палаты начали приходить посылки с фронтов, содержащие «образцы вооружения, снаряжения и обмундирования, взятые у наших противников». В Государевой Ратной палате, помимо создания экспозиции доставляемых с фронта трофеев, было решено поместить портретную галерею георгиевских кавалеров Великой войны, по аналогии с портретной галереей героев Отечественной войны 1812 года в Эрмитаже.

Учитывая значимость для современной России этого музея и восстановления забытой памяти о наших прадедах, отдавших жизни в войне 1914–1918 гг., мы надеемся, что к 100-летию её начала, 1 августа 2014 года этот первый в стране военный музей Первой мировой войны откроет свои двери для граждан и гостей города.

Виталий Лебедев, председатель секции истории авиации и космонавтики Санкт-Петербургского отделения ИИЕТ РАН, зам. руководителя Санкт-Петербургского отделения благотворительного фонда «Воинский собор» lebed2000@mail.ru

Партнеры