Алексей Лихачев, Росатом: «Нам нужны в атомной промышленности десятки тысяч человек <…> 30-35 тысяч - это наша потребность в кадрах до 2030 года»

Локомотив промышленной политики

Президент РФ Владимир Путин 31 декабря 2014 года подписал важнейший для российского реального сектора экономики закон «О промышленной политике». Данный документ определяет цели, задачи и принципы промышленной политики, круг участников ее формирования и реализации. Кроме того, документом регламентируются полномочия правительства, федеральных, региональных и местных властей в сфере промышленной политики.

Будет финансовая поддержка?

Прежде всего в новом законе обращает на себя внимание возможность финансовой поддержки промышленных предприятий государственными фондами развития. Закон содержит открытый перечень форм поддержки: предоставление займов, грантов, взносов в уставный капитал, участие в лизинговой деятельности.

Например, в сентябре 2014 года на базе Российского фонда технологического развития (РФТР) был создан Фонд развития промышленности. «Цель Фонда – эффективное использование механизма возвратного финансирования по сниженным ставкам при реализации инвестиционных проектов, – поясняется на сайте организации. – Правила о предоставлении субсидии утверждены правительственным постановлением от 17.12.2014 г. №1388».

Первые средства из федерального бюджета в размере 20 млрд руб. Минпромторг России перечислил в конце декабря. И, как выразил надежду глава Минпромторга РФ Денис Мантуров, опирающаяся на законы «О промышленной политике» и «О стандартизации» работа Фонда фактически откроет для отечественных производителей «окно возможностей» по завоеванию новых позиций на внутренних рынках.

Точнее говоря, Фонд будет финансировать научно-исследовательские, опытно-конструкторские и проектно-изыскательские, а также технико- экономические и финансово-экономические обоснования. Проекты будут отбираться на суммы кредитования – от 150 млн до 2 млрд рублей. Но ставка будет ориентировочно вдвое ниже рыночной.

«Механизм рефинансирования фонда не привязан к рыночной стоимости заемных денег, – ранее пояснял первый заместитель главы Минпромторга Глеб Никитин. – Планируемые процентные ставки формируются в целях покрытия потенциальных невозвратов, а не извлечения прибыли».

Ждем негосударственного инвестирования?

«Очевидно, что в условиях экономических и финансовых сложностей основным партнером для российского инновационного бизнеса может стать только государство», – убежден гендиректор Фонда инфраструктурных и образовательных программ Андрей Свинаренко.

Тем не менее, новый закон расширяет возможности инвестирования негосударственных компаний в промпроизводство.

Особой мерой стимулирования станет специальный инвестиционный контракт. Он заключается на срок до 10 лет между Федерацией (ее субъектом, муниципалитетом) и инвестором. Инвестор обязуется создать, модернизировать и (или) освоить производство на территории страны, ее континентальном шельфе или в исключительной экономической зоне.

Другая сторона контракта, в свою очередь, предоставляет инвестору господдержку. «Основным отличием специального инвестиционного контракта от соглашения о государственно-частном партнерстве и концессионного соглашения является то, что государство не является инвестором в данном контракте, то есть не осуществляет вложение бюджетных средств или государственного имущества в объект инвестиций», – констатируется в отзыве на закон Комитета Государственной Думы по энергетике.

Инвестору гарантируется неповышение совокупной налоговой нагрузки в течение действия контракта. Как подчеркивает зампред комитета Совфеда по экономической политике Сергей Шатиров, цель такого контракта состоит в обеспечении инвестору максимально благоприятных условий, а не в получении права собственности государства на созданный объект.

Промышленная база данных?

Новый закон также предусматривает создание Государственной информационной системы промышленности (ГИСП).

ГИСП будет аккумулировать информацию о работающих и проектируемых предприятиях, номенклатуре и объемах выпуска основных видов промышленной продукции, госпрограммах в сфере промышленности, кадровом потенциале, включит каталог наилучших доступных технологий и т.д. Кроме того, ГИСП будет содержать базу нормативно-правовых актов, линию поддержки пользователей, открытый каталог промышленных площадок по направлениям работы и территориальной принадлежности.

Пользователи смогут оперативно получать информацию о планах предприятий и своевременно реагировать на изменения загрузки однотипных производств в разных регионах. По мнению законодателей, это позволит исключить концентрацию однотипных производств в одном регионе и обеспечит равномерное распределение предприятий по номенклатуре производимой продукции и эффективной логистике сбыта.

Ранее сообщалось, что Минпромторг потратит на создание системы порядка 43 млн рублей. Правда, остается открытым вопрос, будут ли интегрироваться с ГИСП другие государственные информационные системы, которых в настоящее время в России зарегистрировано более 320.

Например, Единая государственная информационная система учета научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения (ЕГИСУ НИОКТР) или системы «Управление», «Законы» и т.д.

Подъем промышленных кластеров?

Дополнительную поддержку закон обещает управляющим компаниям или резидентам индустриальных парков, а также промышленным кластерам.

Действительно, эффективность кластерной модели развития производств уже доказывать не нужно. Как рассказывает директор Департамента социального развития и инноваций Минэкономразвития РФ Артем Шадрин, в регионах, где существуют один или два пилотных кластера, вскоре появляется третий, пятый и даже седьмой.

Другое дело, что с ростом числа игроков, претендующих на статус кластера, возможны терминологические спекуляции.

И на Гайдаровском форуме – 2015 «Россия и мир: новый вектор» Ассоциация инновационных регионов России и Агентство стратегических инициатив представили проект «Стандарта промышленного территориального кластера». А в ходе обсуждения проекта заместитель гендиректора Российской венчурной компании Евгений Кузнецов перечислил возможные типы кластеров. В первом случае кластер создается вокруг глобальной компании, и это позволяет переходить ей на следующий уровень. Во-втором – вокруг научного центра развивается центр компетенций, и это помогает участникам достигать технологического превосходства в своей отрасли. В третьем варианте осуществляется трансформация региона от индустриального к постиндустриальному формату с заменой экономических объектов на более современные.

На страже «оборонки»?

Кстати, в последнее время все чаще приходится слышать об инициативах по созданию кластеров именно в сфере ОПК.

В ноябре прошло сообщение, что в Иркутской области начались работы по созданию машиностроительного кластера. Ключевым звеном обозначен НПК «Иркут».

В декабре «РТ-Химкомпозит» (входит в госкорпорацию «Ростех») провел сессию, посвященную созданию «Кластера авиационно-космических технологий полимерных композиционных материалов и конструкций Калужской области». На данный момент кластер объединяет более двух десятков предприятий, на которых трудится около десяти тысяч человек. «Наличие в составе новой структуры ГНЦ РФ «ОНПП «Технология» и Агентства инновационного развития Калужской области, удачное расположение, продуманная стратегия, понимание перспектив и востребованность в инновационной продукции позволяют с уверенностью говорить: в Калужской области образован новый центр компетенций», – отметил председатель правления структуры Олег Комиссар.

А в январе на заседании коллегии Военно-промышленной комиссии РФ губернатор Тульской области Владимир Груздев сообщил, что в его регионе, благодаря тесной взаимосвязи учебных заведений и промышленных предприятий, сформировался научно-образовательный кластер оборонного производства.

Впрочем, особенностям промышленной политики в оборонно-промышленном комплексе посвящена отдельная глава нового закона.

Меры стимулирования развития обуславливаются комплексом различных необходимостей. Здесь и создание промышленной инфраструктуры для производства современных комплексов вооружения, и совершенствование процедур размещения государственного оборонного заказа, включая использование внеконкурсных механизмов. И оздоровление финансово-экономического положения организаций ОПК и предотвращение их банкротства.

Проще говоря, государство оставляет себе поле для любых маневров, которые могут потребоваться.

«Закон предусматривает значительное увеличение рабочих мест через систему финансового стимулирования государством и систему госзаказов, – в частности рассуждает генеральный директор «Концерна Радиоэлектронные технологии» Николай Колесов. – Это реальный инструмент для сохранения без потерь своего производства на высоком уровне и его расширения в будущем».

Анастасия Стрехова

Партнеры