Acu rem tetigisti

Высокоточное оружие всегда даёт возможность завершить дело «булавочным уколом»

Наверняка читатель помнит забавный момент из всенародно любимой кинокомедии «Особенности национальной рыбалки», когда две ракеты, по ошибке запущенные штатскими собутыльниками бравого капитан-лейтенанта, успешно поразили две предназначенные для них цели. И если оставить на время за скобками вопросы дисциплины на боевом корабле, то можно согласиться с тем, что ситуация эта не такая уж фантастическая. Особенно если секретные ракеты относились к категории высокоточного оружия. В этом случае они сами могли найти цель. При условии, что в их систему управления предварительно была заложена необходимая информация.

Торпеда Эдисона

Если обратиться к определению, то высокоточное оружие – это оружие, как правило, управляемое, способное с заданной вероятностью (разумеется, высокой) поражать цели первым выстрелом, на любой дальности в пределах технической досягаемости. Считается, что именно высокоточное оружие определит характер будущей войны шестого поколения.

Такое оружие может иметь наземное, корабельное и авиа­ционное базирование, то есть применяться во всех видах вооружения. Это могут быть ракетные комплексы, торпеды, управляемые авиабомбы и даже артиллерийские комплексы. Снайперская винтовка, в принципе, тоже считается высокоточным оружием, однако в данной статье мы не будем рассматривать стрелковое оружие, оставив его для будущих выпусков журнала.

Идея управляемого оружия появилась очень давно. Слова «Acu rem tetigisti» (в дословном переводе с латыни – «попасть иглой в цель») стали крылатыми с древних времён. Однако реальное воплощение эта идея получила лишь по ходу научно-технического прогресса, во второй половине XIX века. Британский флот располагал в ту пору торпедой Бреннана, имевшей механическое управление, а французский флот испытывал торпеду, управляемую по проводу. Чуть позднее аналогичную торпеду Симса – Эдисона испытывали и американцы. Впрочем, ввиду несовершенства технологий, они так и не были приняты на вооружение.

В годы Первой мировой войны на фронте появилось множество технических новинок и среди них, разумеется, управляемое оружие первого поколения. Немцы применяли, в том числе в боевой обстановке, управляемые по радио с аэроплана брандеры. Правда, за редчайшими исключениями, практические результаты их участия в боях были невысокими. Также завершились неудачей попытки создания англичанами радиоуправляемого снаряда для поражения германских дирижаблей и американцами – самолётов-снарядов (фактически первых беспилотников).

В России, по ряду известных причин, подобных разработок в ту пору практически не было. Но всё наверстал Советский Союз: перед Второй мировой войной наиболее широко такие разработки велись именно в СССР. Созданное в 1921 году Остехбюро работало над несколькими видами телемеханических танков (для доставки мощных зарядов взрывчатки к позициям противника, распыления отравляющих веществ, постановки дымовых завес и т. д.). Велись работы и над использованием бомбардировщиков ТБ-3 в качестве радиоуправляемых летающих бомб.

Масштабные работы над управляемыми системами вооружения велись и в Германии, причём в течение всей войны: управляемые торпеды, авиабомбы, зенитные и даже баллистические ракеты. Ряд разработок были даже применены на поле боя, но речь шла лишь о единичных экземплярах: дефицит ресурсов не позволил Германии довести все эти системы до ума, тем более до серийного производства.

Эпоха локальных войн

Фактически остановил работы над высокоточным оружием, причём во всем мире, успех в создании ядерного оружия. Поражённым ужасающим эффектом от бомбардировок Хиросимы и Нагасаки политикам казалось, что дальше войны будут исключительно атомными. В результате все силы специалистов по управляемому вооружению были брошены на обеспечение средств доставки ядерного оружия и защиты от него. Как результат, в прорыв вышли зенитные ракетные комплексы, а также крылатые и баллистические ракеты.

Однако дальнейший ход истории показал, что даже государства, обладающие «абсолютным оружием» предпочитают его в локальных конфликтах не использовать. А запущенный примерно в те же годы «механизм ядерного сдерживания» сделал локальные неядерные войны единственными вооружёнными конфликтами, на которые решались даже самые «отвязанные» агрессоры.

Первым локальным конфликтом с широким двусторонним применением управляемого вооружения считается вьетнамская война. В ней американцы использовали управляемые авиабомбы, ракеты для поражения РЛС, а также высокоточные зенитные ракеты. Со своей стороны вьетнамцы смогли воспользоваться новыми советскими ЗРК. Так управляемое высокоточное вооружение стало неотъемлемой частью современной войны.

Ряд последующих конфликтов на Ближнем Востоке показал, что армия, не обладающая современными системами высокоточного вооружения, попросту бессильна против высокотехнологичного противника. Так, операция «Буря в пустыне» наглядно для всех продемонстрировала роль, которую теперь играет управляемое высокоточное оружие. А массированное применение высокоточного оружия в ходе операции сил НАТО в Югославии наглядно показало, что его широкое использование способствует снижению уровня случайных потерь среди мирного населения. Ведь ни в Ираке, ни в Югославии не применялись ковровые бомбардировки неуправляемыми бомбами.

Для чего же нам ГЛОНАСС?

В июле на полигоне ГЛИЦ им. В. П. Чкалова в городе Ахтубинске (Астраханская область) запланированы испытания ракет С-24 и С-25, оснащённых специальными комплектами с головками самонаведения (ГСН) и накладками на рули управления. Вполне возможно, что если испытания пройдут успешно, то комплекты наведения ГЛОНАСС в 2014 году начнут массово поступать на авиабазы: фронтовая и вертолётная авиация ВВС РФ целиком перейдёт на высокоточное оружие.

Пока что неуправляемые ракеты (НУР) С-24 и С-25 остаются основным оружием штурмовой и бомбардировочной авиации России. Новые ГСН, использующие систему ГЛОНАСС, переведут эти ракеты в класс высокоточного­ оружия, способного поражать малые цели с точностью до 1 м. Собственно говоря, именно для военных нужд и была создана система ГЛОНАСС. Можно сколько угодно подшучивать над неуклюжими попытками её применения в изделиях гражданской тематики, однако использовать для наведения высокоточного оружия ту же GPS-навигацию было бы неосмотрительно, во всяком случае до того момента, пока Россия не вступит в НАТО.

Прицельный комплект позволяет использовать два режима: лазерный и смешанный. И именно во втором случае пуск и сопровождение до цели осуществляются по спутнику. Эксперты особо подчёркивают, что оборудование это предельно просто в управлении, причём его можно устанавливать­ на ракеты непосредственно на авиабазах силами штатного технического персонала.

Отрадно слышать, что высокоточное оружие всё-таки принимается на вооружение российской армии. Потому что нередко прогрессивные разработки наших инженеров интересуют только экспортных потребителей. Например, противотанковый ракетный комплекс ближнего действия «Метис-М-1», который вот уже лет десять выпускают в историческом городе русских оружейников Туле. На вооружение российская армия его так и не принимает. Разработчики жалуются на бюрократические проволочки: никто не отказывает, но дело практически не двигается. В то время как на экспорт за это время отправлено уже больше 4000 комплектов.

Впрочем, бывают и мотивированные претензии в адрес разработчиков. Так, ряд военных специалистов скептически относятся к новой модификации противотанкового ракетного комплекса (ПТРК) «Корнет», разработанной Тульским конструкторским бюро приборостроения. Эта ракета способна преследовать и уничтожать танки в автоматическом режиме, аналогично американской «Джавелин» и израильской «Спайк». Напомним, что до сих пор российскими комплексами приходится управлять вручную с помощью джойстика на пульте. Новая система работает по принципу «выстрелил и забыл», хотя оператор всё же может скорректировать траекторию – в случае такой необходимости.

Казалось бы, что ещё нужно военным? Но, оказывается, российская ракета в полёте наводится не самостоятельно, а всё равно управляется с пусковой установки (правда, не вручную, а автоматически). Так что речь идёт, к сожалению, не о третьем поколении ПТРК, а всего лишь о модернизации комплекса второго поколения. Конечно, сами конструкторы говорят, что сознательно поставили систему самонаведения не на ракету, а на пусковую установку. Вопервых, ракеты с автономной тепловой головкой могут отклониться на мощный тепловой источник: уже горящий танк, здание и т. д. – в то время как «Корнет» бьёт туда, куда поставил метку оператор. Вовторых, это сделано для удешевления всей системы: автономная головка самонаведения – одноразовая, она погибает вместе с ракетой. А у «Корнета» – остаётся в пусковой установке. Поэтому, дескать, российская установка в несколько раз дешевле американской или израильской. Но, так или иначе, всем понятно, что пока «Корнет» автономно выйти на цель не может и в лучшем случае станет лишь переходным вариантом до появления действительно самонаводящихся отечественных ПТУР.

Борис Никонов

Партнеры