Торпеды уходят под лёд

Специальные учения ВМС США в Арктике по тестированию торпед с участием атомных подводных лодок

В силу ряда обстоятельств мы являемся свидетелями усиления интересов приполярных стран к Арктике и Северному Ледовитому океану. Наиболее широкие арктические претензии заявляют и реализуют в своих действиях Россия и Канада, имеющие самую протяжённую арктическую границу и наиболее заинтересованные в освоении нефтегазовых ресурсов [15]. Значение Арктики для всех примыкающих к ней стран определяется двумя основными факторами: влиянием на изменения глобального климата и перспективой добычи полезных ископаемых на арктическом шельфе [2].

В 2011 году позицию России сформулировал С. Б. Иванов, в то время первый заместитель председателя правительства, а ныне глава администрации президента РФ: «Ни для кого не секрет, что в последние годы значение данного региона в плане решения долгосрочных политических, экономических, оборонных и социальных задач неуклонно растёт. Именно здесь производится около 20% валового внутреннего продукта России и порядка 22% общероссийского экспорта» [4].

Интерес США к Арктике, в том числе в военном плане, на наш взгляд (он не всегда совпадает с взглядами других специалистов, см., например, [1]), начиная с конца 1950-х годов никогда не ослабевал. Прямым или косвенным доказательством этому служит то обстоятельство, что особое внимание США уделяли и продолжают уделять отработке действий в Северном Ледовитом океане атомных подводных лодок. Считается [18], что главная задача многоцелевых АПЛ ВМС США в Арктике – слежение, а в случае войны – уничтожение российских стратегических подводных ракетоносцев.

С целью изучения районов Арктического бассейна, сбора океанографических данных и отработки слаженности экипажей при плавании в ледовых условиях АПЛ ВМС США ежегодно совершают до четырёх арктических походов. В ходе освоения Арктики выполняются как одиночные, так и групповые походы, а также проводятся специальные учения ICEX (Ice Exercise), SCICEX (Scientific Ice Expeditions) и др. Некоторые из этих учений (SCICEX-99) освещались и в российских источниках (см., например, [17, 18]). Однако важнейшие, с военной точки зрения, учения и испытания пока не освещены. К таким учениям относятся мероприятия по тестированию торпед Mk-48 подводными лодками классов «Seawolf» и «Los Angeles», проведённые в 2003, 2007 и 2009 гг. в море Бофорта у побережья Аляски.

Существуют по крайней мере четыре основные причины, вынуждающие ВМС разных стран осваивать Северный Ледовитый океан:

– возросший политический и экономический интерес к Северному Ледовитому океану как к возможному будущему источнику полезных ископаемых и транзитному маршруту между Западным и Восточным полушариями;

– побережье России, обращённое к Северному Ледовитому океану, является весьма протяжённым, что позволяет рассматривать прилежащую акваторию как обширный, удобный и безопасный район, откуда можно наносить удары ракетами «Tomahawk» или баллистическими ракетами по главным административным и промышленным центрам Российской Федерации в случае начала войны или воору­жённого конфликта [18];

– проведение всестороннего изучения акватории Северного Ледовитого океана, в особенности его дна, представляет собой своеобразную рекогносцировку будущего ТВД: ледяной покров Арктики – это идеальное естественное укрытие, которое в своих целях могут использовать атомные подводные лодки, как многоцелевые, так и стратегические подводные ракетоносцы; в вооружённом противостоянии это относится к обеим сторонам: под «ледяным панцирем» могут патрулировать как российские «стратеги», так и ПЛАРБ других стран [15].

По своим боевым возможностям АПЛ в Арктике могут применять по морским целям (подводные лодки, надводные корабли и суда, береговые сооружения) крылатые ракеты, торпеды и мины. Применение под ледовым покровом торпед, создававшихся для условий морей и океанов со свободной поверхностью, связано с проблематичностью процессов обнаружения, идентификации объекта-цели и самонаведения торпед. Поэтому понятно стремление провести тестирование торпед в подлёдных условиях путём выполнения опытовых стрельб по реальным целям с регистрацией и последующей обработкой данных, характеризующих работу приборов.

Кроме того, содержанием учений являлись мониторинг одиночных и совместных действий подводных лодок в целях поиска средств сделать их более безопасными и эффективными, а также испытания эхолотов лоцирования ледового покрова в целях обеспечения безопасности при плавании на малых глубинах от столкновения с подводными торосами и айсбергами. Но наивысшим приоритетом являлось выполнение задачи изучения поведения торпед в условиях водной среды с ледовым покрытием.

Акустические системы торпед работают в Арктике иначе, чем в морской среде со свободной поверхностью. Здесь распространение звука зависит от нерегулярностей, связанных с влиянием отражающей поверхности ледового покрова и изменяющейся солёности воды, вызванной таянием льдов. Опытовые стрельбы позволяют оценить и повысить способность торпед обнаружения и различения цели и льда (реальной и ложной целей).

В учении ICEX-2003 принимала участие одиночная АПЛ «Connecticut» (SSN-22, типа «Seawolf») из состава Атлантического флота. Боекомплект подводной лодки данного типа: 50 ракет «Harpoon», «Tomahawk» и торпед Mk-48, или до 100 мин типа «Mo­bile Mk-67» и «Captor Mk-60». Торпеды Gould Мk-48 предназначены для поражения как надводных целей, так и быстроходных подводных лодок. Торпеда управляется как с передачей команд по проводу, так и без него и использует активную и пассивную систему самонаведения. Кроме того, эти торпеды оборудованы системой многократной атаки, применяемой при потере цели. Торпеда осуществляет самостоятельный захват и атаку цели на дистанции до неё около 3,5 км.

Операция проведена в период с 13 марта до 30 апреля 2003 года, в разгар полярной зимы. Заблаговременно к северу от Prudhoe Bay (Аляска) на льдине был развёрнут лагерь APLIS-03. Следует отметить, что и все последующие учения проводятся в марте – апреле. Очевидно, этот факт имеет своё объяснение. Один из вариантов такого объяснения состоит в том, что в этот период наиболее мощного и устойчивого ледяного покрова обеспечиваются требуемые условия безопасности функционирования лагеря, оборудуемого на льду.

В развёртывании лагеря и в подобных учениях в целом принимает участие давно сложившаяся и достаточно широкая кооперация организаций, в том числе: Arctic Submarine Laboratory (Арктическая лаборатория) ВМС США, Applied Physics Laboratory of the University of Washington (Лаборатория прикладной физики Университета Вашингтона), Naval Undersea Warfare Center (Военно-морской центр подводной войны), Naval Ice Center provided (Военно-морской центр льда), Applied Research Laboratory at Pennsylvania State University (Лаборатория прикладных исследований Университета штата Пенсильвания), обслуживающие подразделения ВМС Тихоокеанского флота США – а также представитель Британского Королевского флота.

Совместная работа специалистов на льдине и экипажа SSN-22 началась утром 17 апреля. В течение двух недель подвод­ная лодка отстреляла 18 торпед, которые были подняты из-подо льда специалистами лагеря.

Как отмечается, тестирование торпед в Арктике в 2003 году было проведено после 13-летнего перерыва (очевидно, последнее тестирование прошло в 1989 или 1990 году). Одновременно была протестирована работа гидроакустической станции AN/BSY-2 совместно с командой из Университета штата Пенсильвания. Наведение торпед Mk-48 и улучшенных торпед Mk-48 Mod 6 ADCAP (Advanced Capability) осуществлялось на искусственные цели, предоставленные Военно-морским центром подводной войны. Однако большинство выпущенных торпед направлялись на собственную торпеду, предварительно выпущенную самой подводной лодкой.

За приледнившейся после прохождения своей дальности торпедой под лёд спускались водолазы, которые направляли её к проруби и закрепляли на ней специальный бандаж со стропами для подъёма вертолётом. После доставки на взлётно-посадочную полосу в лагере торпеды загружались в самолёт и затем доставлялись на берег для дальнейшего анализа.

22 апреля лагерь и подводную лодку посетила делегация высоких чиновников из Вашингтона, включая конгрессменов.

Следующие учения ICEX состоялись в мар­те 2007 г. В них совместно участвовали АПЛ «Alexandria» (SSN-757, типа «Los Angeles») ВМС США и АПЛ «Tireless» (типа «Trafalgar») ВМС Великобритании. АПЛ «Alexandria» всплыла на поверхность в 180 милях от северного побережья Аляски с проламыванием дрейфующего льда толщиной 0,6 м [2]. Однако об использовании торпед в этом учении не сообщается.

Третьи крупные учения ICEX, уже при участии двух АПЛ ВМС США, были проведены примерно в том же районе в 2009 году. Об этом учении известны некоторые представляющие интерес подробности из открытых источников [10–14, 16], в том числе о тестировании новых торпед типа Mk-48 ADCAP.

Учения ICEX-2009 проводились в период с 4 по 31 марта в море Бофорта у побережья Аляски. Накануне учений пресс-секретарь подводных сил Атлантического флота США объявил, что две подводные лодки типа «Los Angeles» ВМС США покинули свои базы и находятся на пути к Аляске, чтобы принять участие в учениях, направленных на проверку подводной тактики в условиях Арктики [5]. В ответ чиновник Тихоокеанского флота РФ заявил, что в ВМФ России будут внимательно следить за американскими военно-морскими учениями у побережья Аляски с участием АПЛ. «Любые действия иностранных подводных лодок в непосредственной близости от морских границ России естественно требуют повышенного контроля с нашей стороны, особенно в свете аварии с участием британской подводной лодкой во время предыдущих учений» [5] (по-видимому, имеются в виду учения ICEX-2007. – М. К., В. П.).

Ясность в цели всех проводимых США учений в Арктике внёс в 2011 году коман­-

дующий подводными силами Атлантического флота ВМС США: «Подводные силы США проводят эти учения в Арктике в целях обеспечения постоянного доступа к этому уникальному региону. Военно-морские силы США выполнили в Арктике более 25 учений, с сооружением по одному ледовому лагерю каждые два года» [6].

Содержание, результаты учений ICEX-2009 и хроника событий изложены ниже.

АПЛ «Annapolis» (SSN-760 типа «Los Angeles, improved») прибыла с Атлантики, т. е. пересекла Северный Ледовитый океан. В ознаменование 109 годовщины подводных сил США и 100-летия экспедиции адмирала Пири и Мэтью Хенсона к Северному полюсу она несла с собой соответствующие флаги, книги и знаки Гарвардского университета и произвела всплытие на поверхность в районе Северного полюса. По возвращении на базу флаги и знаки были переданы Гарвардскому университету «для нынешнего и будущих поколений, в целях научных и образовательных целей».

АПЛ «Helena» (SSN-725, типа «Los Angeles») прибыла с Тихого океана из Сан-Диего, пройдя зимой опасным из-за малых глубин и нависающих торосов льда маршрутом через Берингов пролив. Известно, что Берингов пролив является трудным препятствием, потому что от грунта лодку отделяют только 25 футов (7,5 м) и время от времени ледовые торосы опускаются очень глубоко, что заставляет подводную лодку совершать манёвр уклонения.

Обе подводные лодки приняли участие в учениях ICEX-2009, действуя совместно.

Планирование учений началось ещё в 2008 году. Для обеспечения учений Лабораторией прикладной физики в 2009 году на льдине в море Бофорта был создан лагерь APLIS-2009.

26 февраля отряд логистики прибыл в Prudhoe Bay (Аляска) для создания передовой базы операций. С 27 февраля по 3 марта с помощью самолётов «Cessna-185» с лыжными шасси был осуществлён поиск подходящей льдины в 250-мильной зоне от Prudhoe Bay. Затем самолётами на территорию лагеря были доставлены персонал, всё оборудование и расходные материалы общей массой около 80 т. В период с 4 по 19 марта лагерь был построен и начал функционировать (рис. 3).

Численность персонала лагеря составляла от 52 до 72 человек. Связь с материком обеспечивали самолёты, для которых была оборудована 850-метровая взлётно-посадочная полоса. В районе лагеря персонал перемещался снегоходами и вертолётом. Устойчивый ветер вызывал дрейф лагеря со скоростью около 80 морских миль за неделю (рис. 4).

Центральным сооружением APLIS-2009 был домик управления (bunkroom). Отсюда велось наблюдение за прибытием и убытием самолётов, состоянием погоды и ледового покрова, управление полётами и поддерживалась связь с опорным пунктом в Pru­d­hoe Bay.

С помощью системы подлёдных датчиков акустического диапазона и системы звукоподводной связи осуществлялась координация положения подводных лодок и их проводка к областям тонкого льда, когда необходимо было всплытие.

Учение ICEX-2009 продолжалось две недели. Его целью была отработка тактики применения АПЛ, проверка их боевых возможностей и работоспособности торпед в условиях Арктики [7]. «Речь идёт о гарантированном доступе подводных лодок во всей Арктике,– сказал коммандер D. Brunk, командир АПЛ «Helena».– Подводные лодки выполнили различные тактические действия, взаимные­ скоротечные атаки, испытали работу гидролокаторов и произвели друг по другу пробные торпедные пуски. Информация, полученная при проведении учений ICEX, имеет важное значение для ледоколов и исключительно важное значение – для подводных сил».

Во время учения АПЛ «Annapolis» совершила всплытие на поверхность вблизи лагеря через лёд толщиной 90 см. На американских подводных лодках для проламывания льда предназначена в первую очередь рубка, выполненная из специальных сортов стали. Начиная с АПЛ SSN-751 «San Juan» для упрощения всплытия во льдах с рубки АПЛ типа «Los Angeles» убрали горизонтальные рули, перенеся их в носовую оконечность и сделав убирающимися. Теперь они отсутствуют и на последующих типах многоцелевых подводных лодок «Seawolf» и «Virginia».

Однако в Северном Ледовитом океане можно всплывать не только с помощью проламывания льда рубкой и корпусом. В результате постоянных подвижек льда в акватории часто образуются полыньи (это русское слово используют и в других странах), в которых без затруднений может всплыть подводная лодка традиционным способом с дифферентом на корму, что и продемонстрировала в ходе учения АПЛ «Helena» (она ещё имеет рубочные горизонтальные рули, рис. 9). «То, что действительно удивило меня в Ледовитом океане, так это постоянное изменение обстановки,– отмечал коммандер D. Brunk.– Многие думают, что это просто неподвижная масса льда, но на самом деле лёд всегда в движении. Только что был сплошной лёд – и вот уже открытая вода».

Температура воздуха составляла –35 °С, но при сильном ветре создавалось ощущение понижения температуры до –50 °С. Но в один прекрасный день погода стала мягкой: ветер прекратился, а температура поднялась до –18 °С.

Персонал лагеря провёл на льдине 30 суток [8]. Его деятельность состояла в сопровождении испытательных стрельб обеих подвод­ных лодок путём поиска выпущенных торпед после прохождения ими своих траекторий и всплытия под лёд. Наблюдение за подводными лодками и торпедами осуществлялось с помощью акустических датчиков, установленных на льду. Как только в торпеде заканчивалось топливо, она всплывала под лёд, принимая вертикальное положение, и включала акустический маяк. Акустические датчики на льду фиксировали сигналы маяка, и место торпеды определялось по GPS. Далее осуществлялся подъём торпед с помощью водолазов и вертолёта. Таким способом в ходе учения ICEX-2009 были подняты 16 торпед.

По свидетельству участников экспедиции, работы проводились в экстремальных условиях и сопровождались опасностями со стороны изменяющихся условий окружающей среды. Толщина льда в местах подъёма торпед обычно составляла 1,2–1,8 м. Самый тонкий лёд имел толщину около 16 см, самый мощный – до 3,6 м (отмечалось, что несколько десятилетий назад такой мощный лёд был наиболее характерным для этого района).

Подъём торпед из-подо льда осуществлялся командой из шести водолазов [9]. Подъём каждой торпеды занимал 3–4 часа, а иногда и полный рабочий день, в зависимости от погодных и ледовых условий. При тонком и ровном ледовом покрове операция поиска и подъёма торпед проходила быстрее, при торосистом и толстом льде – значительно дольше.

Технология подъёма была следующей. Установки «Melter», работающие на дизельном топливе, нагревали морскую воду до температуры 55 °С и подавали её насосами на перфорированное кольцо диаметром около 90 см, действующее как «ледяной нож». Температура воды могла варьироваться в зависимости­ от типа льда: летний лёд таял медленнее, новый зимний лёд – быстрее. Скорость прохождения ледового покрова составляла около 30 см за 20 минут. Непрерывная подача горячей воды в образующуюся кольцевую прорезь во льду позволяла избежать повторного смерзания выплавляемой ледяной шайбы с окружающим льдом (рис. 10, 11).

Водолазы-дайверы были одеты в тёплые герметичные костюмы (морская вода имела температуру около 2 °С), не защищавшие от холода пальцы рук и ног, что сокращало время пребывания в воде (рис. 12).

Водолазы работали в парах, поддерживая с помощью специальных масок AGA связь друг с другом и с персоналом на льду. Прозрачность воды была очень высокой, так что обнаружение торпеды после погружения в прорубь проблем не составляло. Чтобы водолазы могли вручную перемещать торпеду к проруби в условиях торосистого льда, необходимо было уменьшить её положительную плавучесть. Для этого водолаз прикреплял к торпеде тросик, по которому с поверхности льда спускали несколько­ металлических грузил (рис. 13).

Доставив торпеду к проруби, водолазы удаляли тросик с грузилами, и торпеда поднималась в проруби своей носовой оконечностью (рис. 14, 15).

Затем водолазы крепили на торпеде бандаж со стропами, с помощью которых торпеду поднимали из проруби вертолётом (рис. 16–18).

Через ту же прорубь из воды поднимались водолазы, и вертолёт доставлял их в лагерь вместе с торпедой. Затем торпеды самолётом отправлялись в опорный пункт лагеря в Prudhoe Bay, а оттуда – в Военно-морской центр подводной войны для детального анализа (рис. 19).

21–22 марта лагерь и подводные лодки посетили начальник военно-морских операций адмирал Гари Рафхед (ночь он провёл на SSN-760) и другие официальные лица (рис. 20). Отзываясь об учениях, он сказал: «Это даёт нам возможность проверить наши боевые системы, наши навигационные системы, наши системы связи, поэтому необходимо продолжать работать в этой очень сложной обстановке. Придя сюда, являясь составной частью не только военно-морских сил, но и всей научной общественности, мы действительно помогаем не только ВМС, но и другим организациям». Он выразил удовлетворение результатами учений и сказал, что подобные экспедиции в Арктике будут проводиться каждые два года.

В 2011 году в том же море Бофорта были проведены очередные учения – ICEX-2011. В открытых источниках нет сведений о том, было ли продолжено тестирование оружия. Сообщалось, что в этот раз была выполнена «проверка работоспособ­ности и боевых возможностей подводных лодок в условиях Арктики», проведены испытания сонаров, предназначенных для точного измерения толщины льда и обнаружения торосов под водой, испытана новейшая система связи для подводных лодок производства компании Rayton, позволяющая командирам кораблей поддерживать практически постоянную связь с командо­ва­нием и между собой. Учения явились очередным шагом отработки экипажами подводных лодок ВМС США реальных действий в Северном Ледовитом океане.

Итак, в настоящее время Арктика является одним из регионов, привлекающих наиболее пристальное внимание ВМС США. «В 2010 финансовом году началась реализация Арктической „дорожной карты“ ВМС США, представляющей собой хронологический перечень действий, целей и желательных для ВМС результатов, которые должны быть достигнуты в Арктическом регионе» [3].

В августе 2012 года организация Heritage Foundation опубликовала статью «Безопасность Арктики: пять принципов формирования политики США». В статье рассматриваются принципы, которыми должно руководствоваться правительство США при формировании своего политического курса в Арктическом регионе, и предлагаются направления реализации этих принципов. Указывается, что «рост числа стран, которые стремятся начать работать в этом регионе… представляет для США как очередные вызовы, так и очередные возможности… США должны соответствующим образом организовать свои усилия в области безопасности применительно к Арктическому региону. Решения и инвестиции, сделанные сейчас, будут в значительной степени определять способность США противостоять тем вызовам, которые проявятся в Арктике в будущем… Для того чтобы установить и сохранить суверенитет, необходимо существенно развивать возможности в области безопасности по линии как военных структур, так и гражданских властей. В последующие годы интерес США к вопросам безопасности в Арктике будет только возрастать. Поскольку другие страны направляют свои ресурсы и активы в этот регион, чтобы этим гарантировать свои национальные интересы, США не могут себе позволить опоздать…» [3].

Михаил Комаров, доктор военных наук, профессор
Владимир Поленин, доктор военных наук, профессор

Партнеры