Перспективы и проблемы современной российской медицины катастроф

Ещё в конце ХХ столетия в России начала формироваться особая медицинская отрасль, направленная на экстренную помощь гражданам в случаях крупных техногенных аварий, последствий военных и гуманитарных конфликтов, стихийных бедствий.

От Чернобыля до Спитака

Собственно говоря, важность этого направления была ясна уже после аварии 1986 года на Чернобыльской АЭС. Тогда не существовало специальных служб медицины катастроф, тем не менее отечественная школа военной медицины была достаточно сильной, оперативность подразделений военно-медицинских служб – довольно высокой (по тем временам), а гражданская оборона преподавалась повсеместно, начиная со школ. К тому же считалось, что гражданские медики регулярно проходят обучение и переобучение по той же гражданской обороне (ГО).

Трагические последствия Чернобыля стали иллюстрацией в том числе и того, что при таком полном охвате населения и медиков ГО он был во многом формальным, организация экстренных мер упиралась в несогласованность различных административных звеньев, закрытость информации, не говоря уже о дефиците должного оснащения, транспорта, медикаментов, средств связи и т. д. Такая же ситуация сложилась и после землетрясения в Спитаке.

Вместе с тем зарубежный опыт, в том числе в «благополучных» странах, уже тогда существовал, и когда после падения СССР стала формироваться российская медицина катастроф – этот опыт был использован. Однако особенности российских условий заставляют постоянно искать решения, применимые к этим условиям.

Трасса без вертолётных площадок

Под медициной катастроф принято понимать область медицины, задачей которой является организация оказания экстренной и специализированной медицинской помощи пострадавшим в чрезвычайных ситуациях (в условиях массового появления пострадавших или заболевших), где складывается ситуация «один врач – много больных».

Впрочем, у понятия «чрезвычайная ситуация» (ЧС) есть градации: ЧС считается внезапно возникшее событие, в результате которого два или больше человек погибли либо три или больше человек пострадали/заболели и находятся в тяжёлом состоянии. ЧС бывают локального (1–10 пострадавших), территориального (10–50 пострадавших), регионального (50–500 пострадавших), федерального (более 500 пострадавших) и международного уровня.

Существует понятие «чрезвычайная ситуация в медицине» – положение, когда органы здравоохранения (различного уровня) не справляются на месте с наплывом пострадавших. В условиях России это иногда означает, что учреждений здравоохранения поблизости от места ЧС просто нет, а транспортный доступ медиков к этому месту усложнён.

Так было во время печально известного крушения «Невского экспресса», когда в катастрофе погибли 26 человек, а за медицинской помощью обратились, по разным данным, от 92 до 130 человек. Тогда самолёт с врачами Центроспаса и медицинским оборудованием приземлился на авиабазе Хотилово в Тверской области только через 6 часов после катастрофы, а медики из Великого Новгорода, Валдая и Твери доехали с трудом – по скверным дорогам. Они столкнулись с множеством проблем, от отсутствия должного количества обезболивающих препаратов до полной несогласованности различных служб.

Кстати, тогда ни один пациент не попал в клинику № 1 Всероссийского центра экстренной и радиационной медицины МЧС РФ, казалось бы, специально предназначенную для подобных ситуаций. Не был задействован и специальный вертолёт, переданный Северо-Западному региональному центру МЧС.

В 2010 году под впечатлением от этих событий главный военный эксперт МЧС Павел Плат вылетел на вертолёте из Москвы в Петербург вместе с группой экспертов. Путешествие было с множеством остановок. МЧС провело серию проверок строительства вертолётных площадок вдоль автомобильной и железной дороги Москва – Петербург. Несколько таких площадок должны были появиться уже к 2011 году. На каждой должно было быть по две винтокрылых машины и штат пилотов. Эти площадки не функционируют по сей день.

Между тем опыт военной и гражданской медицины, например в скандинавских странах (прежде всего в Норвегии), доказывает важность организации медицинского авиасообщения – при ЧС, в случае тяжёлых ранений и заболеваний действует правило «золотого часа», в течение которого может быть оказана помощь, дающая пострадавшему шанс. Вместе с тем, к примеру, в Ленинградской области даже оснащённых реанимобилей – по два-три на большие районы.

В Выборге, правда, собираются строить вертолётную площадку, а на трассе «Скандинавия» (Петербург – Финляндия) – современный травматологический центр (в основном, в связи с большим количеством ДТП на самой трассе и близостью горнолыжных курортов с соответствующим травматизмом). Но транспортная и логистическая составляющие по-прежнему остаются самым тяжёлым фактором.

Структура в регионах и центре

Что касается организационной структуры медицины катастроф, то соответствующие центры давно созданы во всех регионах РФ. Эта служба находится в подчинении Минздрава, но работает во взаимодействии с МЧС. Оперативное подразделение, задействованное при крупных ЧС,– Центральный аэромобильный спасательный отряд «Центроспас» МЧС РФ – к службе медицины катастроф не относится и ей не подчиняется. Он оснащён современным медоборудованием, ему придан аэромобильный госпиталь.

Сотрудники других подразделений МЧС, привлекаемые к ЧС, лицензий на медицинское обслуживание населения не имеют, они могут оказывать только первую помощь. Кроме того, в распоряжение МЧС недавно переданы реанимационно-противошоковые группы (РПГ) в составе военизированных горноспасательных частей (ВГСЧ), которые, например, оказывают помощь шахтёрам. Раньше ВГСЧ были в ведении Минпромторга, Ростехнадзора и Минэнерго.

Всероссийский центр медицины катастроф (ВЦМК) «Защита» МЗСР РФ основан в 1993 году. В его составе – полевой многопрофильный госпиталь и отдел авиамедицинской эвакуации. Последний, как сказано в нормативных документах, решает задачи, связанные с оказанием помощи и транспортировкой больных и пострадавших по воздуху на территории РФ и за рубежом, участвует в гуманитарных операциях совместно с Пограничной службой ФСБ и МЧС РФ.

Есть Территориальные центры медицины катастроф (ТЦМК) – учреждения областного подчинения и Региональные центры медицины катастроф (РЦМК) – в субъектах РФ, где нет деления на области (республика, автономный край и т. п.). В Москве – свой отдельный центр медицины катастроф, Научно-практический центр экстренной медицинской помощи (ЦЭМП).

Службы скорой и неотложной помощи (как и службы МЧС) также не входят в ведение медицины катастроф. Есть еще Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА) – правопреемник 3-го Главного управления Минздрава СССР (к ФМБА, в частности, прикреплено население «атомградов»; оно обеспечивает ВПК, атомную и космическую отрасли, но часто привлекается и к другим операциям). Только в учреждениях ФМБА могут оказать помощь при лучевых поражениях и отравлениях боевыми ОВ.

При возникновении ЧС постоянно создаются разные дублирующие штабы, поэтому в случаях экстренных ситуаций почти всегда неясно, кто и кому подчиняется и кто какие функции выполняет.

Метеорит дважды не падает?

Сама служба медицины катастроф не имеет даже своей собственной цветографической схемы на санитарных автомобилях (а также выделенных радиочастот). Разумеется, она еще молода по сравнению, например, с МаДА (Маген Давид Адом) – аналогичной израильской национальной медслужбой, у которой есть даже свой банк крови (в качестве медицинского общества она существовала еще до возникновения государства Израиль).

При ЧС положение часто осложняется тем, что стационарные медучреждения могут быть разрушены. Важно обеспечение мобильными или временно развёртываемыми госпиталями, их энерго-, тепло- и водоснабжение. Нужны средства защиты и комплекты спецодежды для медперсонала. Отечественная промышленность выпускает всё это оснащение для военных и гражданских нужд, но его часто оказывается недостаточно.

Медикам медицины катастроф приходится одновременно решать многоплановые задачи. К основным поражениям, с которыми имеет дело отрасль, относятся: травмы разной степени тяжести, ожоги, отравления,

лучевая болезнь, инфекционные заболевания и синдром длительного сдавливания (в отдельных случаях, например при землетрясении рядом с ядерным объектом, необходимо учитывать возможность сразу всех этих поражений).

В зоне ЧС служба должна проводить медицинскую разведку, сортировку пострадавших, их эвакуацию, организацию совместно с местными органами власти аварийно-спасательных работ с целью не допустить увеличения числа пострадавших: пожаротушение, разминирование, обеззараживание и т. д.

Конечно, такие тяжёлые случаи всё же происходят не часто. Однако у медицины катастроф основная сложность в том, что катастрофы, будь то крупное ДТП с несколькими тяжелоранеными или недавнее падение метеорита в Челябинске, никогда не являются «плановыми». Поэтому к числу первоочередных задач, которые следует решить, относятся совершенствование средств связи и координации (тем более что далеко не везде в России доступен даже мобильный сигнал).

Не менее важны контроль поддержания готовности медицинских учреждений и формирований к работе в условиях ЧС, а также прогнозирование возникновения ЧС и планирование действий по ликвидации медицинских последствий ЧС. Минимизации последствий служит также своевременное оповещение населения.

Поскольку, как мы знаем по событиям в Крымске, власти не всегда считают нужным этим озаботиться, врачи часто говорят о необходимости вести просветительскую работу среди населения. Это необходимо для того, чтобы люди обладали базовыми навыками для первоначального оказания помощи самим себе и близким – знали, что делать в случае пожара, наводнения, теракта и т. д., как оказаться в безопасном месте, как не допустить перегрева, переохлаждения, потери крови. Необходимы также теоретические и практические занятия для военнослужащих, создание учебно-тренировочных баз – ведь именно военных часто бросают в районы ЧС.

В петербургском Военно-медицинском музее работает выставка «Медицина катастроф» (в том числе в виртуальном режиме: http://milmed.spb.ru/medicinakatastrof.html). Она рассказывает об истории и современности организации оказания медицинской помощи при ЧС. Посетители выставки могут на специальных тренажёрах освоить навыки оказания первой медицинской помощи во время катастроф, аварий и стихийных бедствий. Здесь представлены средства химической и радиационной разведки, различные средства индивидуальной защиты, транспортировки пострадавших, современные медицинские укладки, используемые гражданскими и военными медиками для оказания неотложной помощи пострадавшим: лекарственные средства, медицинские инструменты, перевязочный материал и т. д.

Борис Никонов

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры