Завоюет ли рынки «Карманный ВЧ»

Необходимость шифрования информации, передаваемой по техническим каналам связи, появилась задолго до того, как Александр Белл изобрёл телефон, а Александр Попов и Гульельмо Маркони – беспроволочный телеграф. В те давние годы достаточным казалось наличие специалистов-шифровальщиков, делавших свою работу фактически вручную. Однако в современном мире высоких скоростей и постоянного сокращения времени, отпущенного на принятие решений, без специального оборудования не обойтись. А плотно вошедшие в нашу жизнь мобильная связь и Интернет только расширили сферу применения оборудования спецсвязи.

В Советском Союзе закрытая система телефонной связи (ЗАС), использующая высокие частоты (ВЧ), была организована в 1930-е годы, изначально для оперативной связи органов ОГПУ. Впоследствии её оценили советское и партийное руководство и вооружённые силы. В годы Второй мировой войны ВЧ-связь оказалась незаменимой для руководства фронтами и армиями. Официальной датой создания правительственной связи принято считать 1 июня 1931 года.

Здесь нельзя не вспомнить отца-основателя отрасли, теоретика и практика Владимира Александровича Котельникова, чья деятельность по созданию засекреченной связи обогатила не только отечественную, но и мировую науку и технику. В частности, именно он предложил использовать в аппаратуре засекречивания более сложные, чем до него (но технически осуществимые уже в ту пору), способы преобразования сигнала. К примеру, наряду с перестановкой частотных полос с инверсией он предложил применять временные перестановки 100-миллисекундных отрезков речи.

Эта технология имела высокую стойкость к дешифровке вплоть до развития и широкого распространения современных компьютеров. Что касается самих принципов квантовой криптографии и знаменитых теорем Котельникова, то они остаются актуальными и сегодня, когда новые технологии позволили уйти от громоздкой и неудобной в оперативном применении засекречивающей аппаратуры.

К сожалению, технический прогресс работает не только на системы безопасности, но и против них. В настоящее время не только спецслужбы разных государств (разведки и контрразведки), но и корпорации, и криминальные структуры осуществляют тотальное прослушивание и перехват информации как в Интернетe, так и в сетях GSM. Нелегальные доходы от этой деятельности (не считая промышленного шпионажа) составляют по экспертным оценкам 2 млрд долл. в год и продолжают увеличиваться.

Главная проблема сегодня состоит в том, что существующие телекоммуникации имеют весьма слабые системы защиты, что и позволяет криминалитету сравнительно просто и недорого перехватывать, прослушивать и даже фальсифицировать информацию. Неудивительно, что теперь сиcтемы спецсвязи используют не только государственные структуры (такие как МВД, ФСБ, ФСО, ВС), но и банки, крупные финансово-промышленные группы и даже сравнительно небольшие предприятия, как работающие с гостайной, так и просто высоко ценящие свою корпоративную безопасность. Операторы связи, в свою очередь, предлагают им сравнительно недорогое обслуживание: тариф составляет 500–600 рублей в месяц.

Оборудование на этом рынке имеется как импортное, предлагаемое всемирно известными фирмами, так и отечественное. Упомянуть стоит первый в мире криптосмартфон «Анкорт А-7», разработанный ЗАО «Анкорт», и криптотелефон «SMP-Атлас М-539» – детище ФГУП «Научно-технический центр „Атлас“» ФСБ РФ. Такое оборудование стоит в пределах 100 000 рублей и обеспечивает необходимый уровень шифрования телефонных переговоров и передачи данных. Разумеется, подобными телефонами должны обладать обе стороны – в одностороннем шифровании никакого смысла нет.

В связи с тем, что среди нынешних олигархов и высших госчиновников довольно много так называемых силовиков, и на дорогое оборудование такого уровня имеется спрос (по всей видимости, выросший из престижности ВЧ-связи и «вертушек» у государственных и партийных деятелей старшего поколения).

Так или иначе, но именно в РФ, специалистами той же самой компании «Анкорт» создан самый дорогой в мире бриллиантовый криптосмартфон стоимостью 1,3 млн долл., способный затмить суперпрестижные телефоны Vertu не только стоимостью.

Как утверждают производители, особенностью работы их Stealth-шифратора является то, что зашифрованную с его помощью информацию невозможно ни расшифровать, ни перехватить стандартными средствами. Впрочем, это относится и к телефонам стоимостью «всего» 80 000 долл.

Но было бы неверным свести современное оборудование спецсвязи исключительно к подобного рода дорогим мобильным игрушкам. Сегодня системы позволяют надёжно шифровать голосовые переговоры и передачу данных, как в традиционных проводных сетях, так и при передаче их через Интернет. Помимо этого в арсенале спецслужб и корпоративных служб безопасности особняком стоят подавители GSM/CDMA/GPS/WiFi, позволяющие обезопасить организацию от несанкционированного «слива» информации или других подобных неприятностей.

Особое место в системе обеспечения безопасности занимают различные блокираторы и подавители взрывных устройств и радиовзрывателей, как стационарные, так и автомобильные. Нелишними в арсенале служб безопасности будут также детекторы и подавители разного рода прослушивающих устройств (жучков), видеокамер и прочего шпионского оборудования. И, разумеется, само это оборудование. Ну а говорить о том, что производители всех этих спецгаджетов постоянно конкурируют между собой, пытаясь обмануть детекторы, и наоборот, производя наиболее надёжные и чувствительные поисковые системы, пожалуй, даже излишне.

Эксперты подчёркивают, что широкое применение цифровых технологий сделало подчас невозможным обнаружение звукозаписывающих устройств (если они не ведут радиопередачу) и их подавление бесшумными электромагнитными помехами. Поэтому разработан и уже применяется на практике принцип «акустика против акустики». Суть его заключается в том, что устройство формирует акустическую помеху из самой речи тех, кто ведёт переговоры. Оно повторяет эти слова, случайным образом их искажает и подмешивает к исходным. В результате при любой записи получается разговор, лишённый смысла и не подлежащий восстановлению с помощью современных компьютерных средств. Участники беседы слышат и понимают друг друга благодаря тому, что органы слуха человека гораздо совершеннее любых самых суперсовременных устройств и с лёгкостью отсекают эту помеху (хотя кто-то в первые минуты такой «спецбеседы» и испытывает небольшой дискомфорт).

Разумеется, такие системы вряд ли заинтересуют широкого потребителя. Но отечественные производители пока и не работают на обеспечение массового спроса, традиционно ограничиваясь госзаказами, работой с крупными корпорациями и обслуживанием VIP-клиентов. В то время как использование таких несложных и надёжных технологий, как цифровая подпись, отдаётся на откуп иностранным производителям. 

Эксперты считают, что, с одной стороны, в этот рынок действительно не так просто войти. Но с другой – предупреждают, что совершенно неразвитый сегодня сектор цифровых подписей ждёт столь же бурный рост, как и у интернет-технологий, мобильной связи и безналичных расчётов с применением банковских карт. В своё время российские компании совершенно упустили из виду эти быстро растущие сегменты рынка – просто из-за того, что никто не ожидал «всеобщей мобилизации» на фоне имиджа «новорусских понтов с мобилами» и, наоборот, «волосатых сумасшедших программистов».

Виктор Николаев

Партнеры