Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Балтийский регион на «театре военно-политических действий» в межвоенный период

Завершение Первой мировой войны подписанием перемирия 11 ноября 1918 г. в Компьенском лесу положило конец неисчислимым страданиям народов Европы. Окончательные условия мирного соглашения были выработаны на Парижской конференции 1919–1920 гг. В апреле 1919 г. был разработан текст договора с Германией, а 28 июня в Версале было подписано мирное соглашение, ставшее основой послевоенного урегулирования.

В текст договора по настоянию Вильсона был помещён Устав Лиги Наций, текст которого также был помещён и в договоры с союзниками Германии. По договору Франции возвращались её земли – Эльзас и Лотарингия, а также передавались угольные шахты Саара, однако этот район на 15 лет переходил под управление Лиги Наций. Германия передавала Польше Познань, часть Верхней Силезии, районы Померании и Восточной Пруссии, которую отделял от территории Германии Польский (Данцигский) коридор, чем открывался выход к Балтийскому морю для Польши. Бельгия получала округ Эйпен, Мальмеди и Морено после плебисцита, Дания – северную часть Шлезвига, Мемель (Клайпеда) переходил в ведение держав-победительниц (в 1923 г. был присоединён к Литве), а Данциг (Гданьск) объявлялся вольным городом под управлением (защитой) Лиги Наций.

По Версальскому договору Германия потеряла 1/7 своей территории и коло­нии, которые достались державам-побе­дительницам. Германии запрещалось содержать армию численностью больше 100 000 человек, иметь авиацию и подводные лодки. Ликвидировался Генеральный штаб и отменялась всеобщая воинская повинность. Предусматривалась также пятнадцатилетняя оккупация войсками Антанты левого берега Рейна и демилитаризация 50-километрового участка на его правом берегу. Значительные потери понесла и Турция. Ей удалось сохранить за собой лишь очень малую часть своих владений. По договору 10 августа 1920 г. она должна была вернуть земли, захваченные в Закавказье, в Восточной Европе и на Ближнем Востоке. В итоге на политической карте мира произошли значительные изменения. В основном они затронули Европу. Распалась огромная и некогда мощная Австро-Венгрия, и на её территории в 1918 г. кроме Австрии и Венгрии образовались независимые государства: Чехословакия, Румыния и Югославия. Россия и Германия, перестав быть монархиями, были урезаны территориально и экономически ослаблены. На бывших западных землях России появились Финляндия, Латвия, Литва, Эстония и Польша. Германская империя де-факто стала республикой. В мире создалась новая военно-политическая обстановка. В этих условиях вновь образовавшиеся страны преследовали свои интересы. Решение этих проблем проходило болезненно. Прежде всего это было связано с переменой мест жительства людей и изменениями, происходившими с отлаженными экономическими связями, возникновением конфессиональных противоречий и др. Следует отметить, что эти проблемы отразились не только во мнениях политиков, специалистов и историков, но и на ментальности народов европейских стран.

На развитие Версальско-Вашингтонской системы в межвоенное двадцатилетие влияло наличие глобальных противоречий. В результате политическая организация мира после Первой мировой войны оказалась слишком уязвимой в силу внутренне присущих Версальско-Вашингтонской системе пороков. Межвоенная система международных отношений прошла несколько кризисных этапов. В 1920-е годы можно выделить два крупнейших кризиса Версальско-Вашингтонской системы, которые привели к её модернизации в Европе (1923–1925) и изменению соотношения сил на Дальнем Востоке (1925–1929). Кризис 1931–1933 гг. положил начало насильственной трансформации системы международных отношений, а в ходе кризиса 1935–1938 гг. обозначилось её крушение. Этот этап ознаменовался тем, что все крупные государства в той или иной степени стали на путь гонки вооружений, готовясь к новой борьбе за передел мира. Это также было вызвано тем, что формирование послевоенной системы международных отношений проходило без учёта интересов СССР. В то же время, опасаясь советско-германского сближения, Великобритания и Франция в середине 1920-х пошли на уступки Германии, что привело к некоторому сглаживанию противоречий в Европе.

Многочисленные трения между Германией и её победителями по вопросам репарационных выплат и выполнения в полном объёме Версальского договора в итоге переросли в острый кризис. Попытка Германии добиться пятилетнего моратория на уплату репараций и получить инвестиции для экономического восстановления не встретила поддержки на Западе. Это привело к отказу Германии от уплаты очередного репарационного взноса. В ответ Франция и Бельгия 11 января 1923 г. оккупировали Рур, а немецкое руководство провозгласило политику пассивного сопротивления. Германия оказалась охвачена острым кризисом, оживились сепаратистские, националистические и социальные движения1. На западе Германии 21 октября 1923 г. при негласной поддержке Франции была провозглашена Рейнская республика, но это эфемерное политическое образование так и не стало реальностью. В конце концов 8 сентября 1926 г. Германия была избрана постоянным членом Совета Лиги Наций2.

А. Розенберг в программной книге «Будущий путь немецкой внешней политики», опубликованной в 1927 г., писал: «Германия предлагает Англии – в случае, если последняя обеспечит Германии прикрытие тыла на Западе и свободу рук на Востоке,– уничтожение антиколониализма и большевизма в Центральной Европе». Через несколько лет в книге «Кризис и новый порядок в Европе» Розенберг пояснял, что, по его мнению, все западноевропейские страны могут спокойно заниматься экспансией, не мешая друг другу. При этом Германии должна быть отдана на откуп Восточная и Юго-Восточная Европа. Однако это была только первая часть плана Розенберга, вторая заключалась в распространении влияния Германии на Прибалтийские и Скандинавские страны. Третья часть его плана – завоевание России: «Дать германскому крестьянину свободу на Востоке (Россия) – вот основная предпосылка возрождения нашей нации. Колонизация восточной зоны – наша первоочередная задача»3. В последующие годы эти планы развивали другие высшие руководители Третьего рейха. Направление движения указал А. Гитлер в «Майн кампф»: «Приняв решение раздобыть новые земли в Европе, мы могли получить их в общем и целом только за счёт России. Немецкий меч должен был бы завоевать землю немецкому плугу и тем обеспечить хлеб насущный немецкой нации». Газета Геринга «Nazional Zeitung» 1 июня 1934 г. в статье «Великое экономическое пространство Балтики» писала: «Мы должны снова начать там, где четыре столетия назад прервалась старая, связанная с определенной территорией, торговля Ганзы... Страны Балтики имеют одну и ту же судьбу. Юго-восточная часть Европы должна снова войти в контакт с северо-восточной, с районом Северного моря и Балтикой. Круг должен быть однажды замкнут над Россией»4.

Такой подход вызывал обоснованные опасения. Накануне прихода НСДАП к власти А. И. Деникин в своих мемуарах «Очерки русской смуты» отмечал: «Политическая обстановка нисколько не изменилась. Немцы по-прежнему ведут борьбу против русской государственности: явно – в Прибалтике, Малороссии, на Кавказе; тайно – среди русских партий, применяя старые бесчестные приемы. Версальский мир не закончил борьбу, а лишь

приостановил её и углубил непримиримые противоречия между двумя политическими группировками»5. Еще в 1918 г. руководство Советской России по этому же поводу отмечало, что германское правительство «всеми силами стремится к союзу с англо-французскими империалистами. Мы знаем, что правительство Вильсона

засыпали телеграммами с просьбой о том, чтобы оставить немецкие войска в Польше, на Украине, Эстляндии и Лифляндии»6. А в начале 1920-х годов в германских военных кругах муссировалась идея нападения на Советский Союз в союзе с державами Запада. По их мнению, только «война с СССР обещает Германии поддержку остальных держав»7. Но настоящий план был разработан другим немецким генералом: он вошёл в историю как «План Гофмана» 1922 г. Основной тезис Гофмана гласил: «Ни одна из европейских держав не может уступить другой преимущественное влияние на будущую Россию. Таким образом, решение задачи возможно только путём объединения крупных европейских государств, особенно Франции, Англии и Германии. Эти объединённые державы должны путём совместной военной интервенции свергнуть Советскую власть и экономически восстановить Россию в интересах английских, французских и немецких экономических сил. При всём этом было бы ценно финансовое и экономическое участие Соединённых Штатов Америки. В русском экономическом районе следует обе­спечить особые интересы Соединённых Штатов Америки»8. Эти планы были официально доведены до сведения Великобритании и Франции. Во Франции о них знали Рош, Бриан, Мильеран, Вейган. Под эгидой Детердинга, бывшего хозяина нефтяного треста «Ройял Датч Шелл», потерявшего свои владения в Баку, в Лондоне в 1926–1927 гг. состоялись две конференции, посвящённые «Плану Гофмана»: «Большевизм следует ликвидировать» – таков был лозунг Гофмана в Лондоне. Группа Гофмана – Рехберга стала первым источником средств национал-социалистического движения и Гитлера.

Обратимся к проблемам Балтийского региона, непосредственно к Восточной Балтике. Следует отметить, что ещё до завершения работы парижских конференций и заключения вышеуказанных договоров на территориях, простиравшихся между восточными границами Германской империи и западными границами бывшей Российской империи, произошли изменения границ. Это было вызвано активной деятельностью правительств вновь образованных в этих пределах государств: Польши, Эстонии, Латвии, Литвы, Финляндии. Еще 8 декабря 1919 г. Верховный совет Антанты принял «Декларацию по поводу временной восточной границы Польши», согласно которой пограничная линия проходила в средней части по реке Буг, от Гродно через Брест и далее по Галиции. Эта линия проходила так, что практически все земли с преобладанием польского населения находились на западе, а непольского (литовского, белорусского и украинского) – на востоке. Но «Деклара­ция» была проигнорирована польской стороной, упорно отклонявшей и предложения советского правительства о мире и установлении разумных границ (январь 1920 г.). В апреле 1920 г. поляки возобновили наступление из Украины и 8 мая захватили Киев. Когда Красная Армия перешла в контрнаступление, обеспокоенное сложившейся ситуацией польское правительство отправило с просьбой о посредничестве представителя в бельгийский город Спа, где Верховный совет Антанты рассматривал вопросы, связанные с германскими репарациями.

По поручению британского премьер-ми­нистра Д. Ллойд Джорджа лорд Керзон отправил 11 июля в Москву наркому иностранных дел Г. В. Чичерину ноту с предложением заключить перемирие между Польшей и Советской Россией и отвести войска по обе стороны от линии, временно установленной на Мирной конференции в качестве восточной границы, до которой Польше было предоставлено право учреждать свою администрацию. Эта линия проходила примерно через Гродно, Яловку, Немиров, Брест-Литовск, Дорогуск, Устилуг, восточнее Грубешова, через Крылов и далее на запад от Равы-Русской, восточнее Перемышля до Карпат. Красная Армия продолжала наступление, но в середине августа, после сражения под Варшавой, оказавшись без резервов и боеприпасов, вынуждена была отступить. Советско-польская граница была установлена по Рижскому мирному договору 1921 г. и проходила значительно восточнее «линии Керзона». Следует отметить, что в ходе Ялтинской конференции (февраль 1945 г.) её участники официально признали, что «линия Керзона» должна стать восточной границей Польши9. Весной 1921 г., в период правительственного кризиса в Герма­нии, поляки 3 мая 1921 г. военным путём осуществили захват Верхней Силезии. Союзники предупредили Берлин, что вмешательство рейхсвера будет означать войну. В итоге к октябрю 1921 г. Польше отошла значительная часть Верхней Силезии с 80 % всей промышленности и основной частью угольных запасов10. В октябре 1920 г. Польша военной силой захватила Вильно и Виленскую область у Литвы, тем самым нарушив Сувалкский договор11. 15 марта 1923 г. конференция послов Великобритании, Франции, Италии и Японии признала право Польши на столицу Литвы Вильно (Вильнюс) и Виленский край12.

Но принятые международной комиссией решения «превратили повседневную жизнь населения в тяжкое бремя, посеяв семена недовольства. В городах оказались разделены водопроводные сооружения, а рабочим по пути на работу приходилось по два-три раза в день пересекать границу, поскольку они повсеместно жили не там, где располагались их заводы и фабрики. Но главное, как отмечал Дирксен, в чём полякам удалось добиться успеха,– это в присвоении объектов, которые они жаждали заполучить: заводов, больниц и шахт. Вот в соответствии с этим принципом и проводилась граница»13.

Действительно, такие подходы со стороны соседнего государства кроме негативного отношения ничего другого вызвать не могли. В этом плане достаточно точную оценку дал И. В. Сталин, выступая на XVII съезде ВКП(б) в январе 1934 г.: «Во время империалистической войны также хотели уничтожить одну из великих держав Германию и поживиться за её счёт. А что из этого вышло? Германию они не уничтожили, но посеяли в Германии такую ненависть к победителям и создали такую богатую почву для реванша, что до сих пор не могут, да, пожалуй, не скоро ещё смогут расхлебать ту отвратительную кашу, которую сами же заварили»14.

Следующей проблемой стал т. н. Польский коридор (Данцигский коридор), полученный Польшей по Версальскому мирному договору 1919 г. и предоставивший Польше доступ к Балтийскому морю15. Германия, сохраняя под своей властью польские земли к востоку и западу от Польского коридора, держала под контролем выход Польши к морю. В 1938 г. нацистское правительство Германии выдвинуло проект о присоединении к Германии Гданьска («Вольный город Данциг» под управлением Лиги Наций) и предоставлении ей права постройки экстерриториальных путей сообщения через Польский коридор. Польское правительство отказалось удовлетворить притязания нацистского руководства Германии, что послужило одним из предлогов нападения фашистской Германии на Польшу 1 сентября 1939 г. Кроме того, численность немецкого населения коридора составляла 200 000 человек, т. е. 19,1 % всего населения. Это также стало значительным поводом для стимуляции немецкого национализма и реваншистских амбиций в самой Германии.

Проблема Мемеля (Клайпеды), порта на Балтийском море, входившего в Восточную Пруссию, являлась одной из ключевых в отношениях с Литвой. Но 15 февраля 1920 г. Антанта официально взяла Мемель под свой контроль. Управление городом осуществлялось Советом послов Антанты, в состав которого входили представители Франции, Великобритании, Италии и Японии. Совет назначал верховного комиссара, который базировался в Мемеле. Местное самоуправление осуществлялось представительным органом – ландтагом. Еще во время Первой мировой войны литовцы под разными предлогами требовали восстановления территории по этнографическим границам. В 1914 г., на конгрессах, прошедших в Чикаго и Нью-Йорке, представители литовской эмигрантской диаспоры в США публично призвали к объединению Литвы с Прусской Литвой. Аналогичные решения были приняты на конференциях литовцев, состоявшихся в 1917 г. – 20 сентября в Вильнюсе и 16 октября в Воронеже. И хотя на здании префектуры висели флаги стран Антанты, директория (управление), городской совет и административный суд состояли преимущественно из немцев. В администрации и различных учреждениях, опиравшихся в своей работе на немецкое законодательство, немцы начали активно травить литовцев, проталкивая всеми методами идею свободного города Мемель. В 1922 г. состоялся референдум, на котором около 90 % населения Мемельской области высказалось за объявление Мемеля «вольным городом» аналогично Данцигу. К началу 1923 г. значительно обострились отношения между Францией и Германией. Франция начала вести секретные переговоры с Польшей, планируя передать полякам Мемельский край. К этому времени Польша владела Вильнюсом (Вильно) и большой частью литовской территории. Переход Мемельского края под власть Польши поставил бы Литву в очень сложное положение, поэтому 10 января 1923 г. литовские власти инспирировали восстание.

К Мемелю из Литвы были направлены полторы тысячи литовских ополченцев – переодетые полицейские, солдаты регулярной армии и члены военизированной организации шаулисов (стрелков – лит.). Литовцам противостояли 200 французских альпийских стрелков (немецкие полицейские сопротивления не оказали), бои за город шли пять дней, в ходе штурма погибли 12 литовцев, 2 француза и один немецкий полицейский. Франция направила в Мемель военную эскадру. Великобритания также послала в Мемель крейсер «Кэйлдон». Начавшиеся 25 января переговоры с литовскими повстанцами не имели успеха­. 2 февраля британский крейсер высадил на берег десантную партию для взаимодействия с французским пехотным батальоном, составлявшим гарнизон Мемеля. Одновременно Литве был выдвинут ультиматум с требованием возвращения Мемельского края в руки верховного комиссара Антанты. При этом Антанта обещала, что в случае принятия ультиматума Мемельский край затем будет передан Литве. Литва приняла ультиматум, после чего 16 февраля Совет послов Антанты принял решение передать Мемельский край Литве16. Но позднее, когда гитлеровская экспансия в Европе уже набрала ход, 22 марта 1939 г. Германия предъявила Литве ультиматум с требованием возвратить Клайпедский край, который Литва была вынуждена принять.

Многочисленные территориальные изменения вызвали в Германии реваншистские настроения. Реализация идей нацистского руководства Германии о присоединении территорий, отошедших от неё в результате Парижских конференций, начала воплощаться в середине 1930-х. В итоге эти территориальные проблемы разрослись в международный кризис, вследствие которого была развязана Вторая мировая война 1939–1945 гг.

Память о многомиллионных жертвах и страданиях народов европейских стран в годы Второй мировой войны привела руководителей этих стран к необходимости обсуждения проблем нерушимости послевоенных границ. 1 августа 1975 г. в Хельсинки был подписан Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе представителями 35 государств – США, Канады и всех стран Европы, кроме Албании. Государства, подписавшие этот акт, заявили о своей решимости уважать и применять в отношении каждого из них со всеми другими государствами-участниками, независимо от их политических, экономических и социальных систем, от их размеров, географического положения и уровня экономического развития, следующие десять принципов:

• суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету;

• неприменение силы или угрозы силой;

• нерушимость границ;

• территориальная целостность государств;

• мирное урегулирование споров;

• невмешательство во внутренние дела;

• уважение прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений;

• равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой;

• сотрудничество между государствами;

• добросовестное выполнение обязательств по международному праву.

Этот акт закрепил де-юре итоги Второй мировой войны и создал правовую основу того европейского порядка международных отношений, в котором мы живём. Однако в Европе по-прежнему остаются очаги напряжённости.

В настоящее время необходима консолидация всех государств по преодолению имеющихся противоречий и устранению их в будущем. Необходимо эффективно использовать имеющиеся инструменты международного регулирования, в первую очередь ООН, обеспечивающую глобальную стабильность в мире. Необходимо исключить применение вооружённых сил на основе национальных решений, повысить эффективность политических инструментов разрешения кризисных ситуаций.

Сергей Ковалёв, канд. ист. наук

Партнеры