БМП-3: скорость, манёвр, огонь!

Боевая машина пехоты БМП-3 обладает уникальным сочетанием боевых и технических характеристик. Превосходя зарубежные аналоги, она ещё как минимум десять лет будет оставаться лучшей из всех известных машин этого класса. О том, как разрабатывалась БМП-3, рассказывает ее создатель – главный конструктор СКБ Курганского машиностроительного завода с 1974 по 1989 г., генерал-майор в отставке, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РФ, кавалер орденов Ленина и Трудового Красного Знамени Александр Благонравов.

В НАЧАЛЕ ТРУДНЫХ ДЕЛ

Инициатором разработки БМП-3 было Министерство оборонной промышленности. Для того чтобы надолго обеспечить новой машине уверенное превосходство над зарубежными аналогами, нужно было резко усилить все три основные боевые свойства: огневую мощь, защиту и подвижность.

В соответствии с существовавшей в 1970-х годах военной доктриной основное боевое применение БМП планировалось на Западном театре военных действий, где, в случае нашего наступления, были бы обширные зоны затопления. Значит, БМП должна быть плавающей, причем плавающей более быстро, чем БМП-1 или БМП-2.

Однако изначально никаких тактико-технических требований (ТТТ) от Минобороны к БМП-3 не существовало. СКБ совместно с ВНИИ «Трансмаш» должно было эти требования разработать и предъявить заказчику, чтобы он выдвинул их как свои. Забегая вперед, скажу, что машина уже прошла заводские испытания и бегала по кубинскому полигону, а ТТТ всё еще не были подписаны. И только в августе 1983 г. ГБТУ их подписало.

Работа над БМП-3 всерьёз началась в 1977 г. Существенное повышение уровня броневой защиты для плавающей машины было наиболее сложной задачей. Лобовая броня БМП-2 пробивается из автоматической пушки американской БМП с большой дальности. Для того чтобы защитить лобовую проекцию машины от этой пушки, требовалось значительно увеличить вес лобовой брони. Но при традиционной компоновке БМП, когда двигатель и трансмиссия расположены спереди, сделать это было нельзя: машина будет плавать носом вниз.

Моя концепция была такова: хорошо защитить лобовую часть, и не с помощью МТО, а настоящей бронёй. А боковая броня должна была защищать экипаж от огня стрелкового оружия с любой дистанции. Я предложил вариант с поперечным расположением двигателя и размещением обслуживающих систем в малоценных объёмах надгусеничных ниш. Бюро компоновки СКБ под руководством В. А. Зиновьева предлагало вариант продольного расположения двигателя и его систем по оси машины с коридорами для десанта по сторонам. Проходы для десанта получались по 60 см – слишком узкие. Я же хотел моторно-трансмиссионный блок расположить сзади и поперёк, так чтобы через него можно было переступать.

Я понял, что надо создавать макетную комиссию под председательством заказчика. Сделали в опытном цехе из фанеры два макета задней части машины – два варианта. Комиссия рассмотрела их с точки зрения входа/выхода и размещения экипажа. Что внутри – это было не важно. Председателем был полковник из НТК (научно-танковый комитет) ГБТУ П. И. Кириченко. Комиссия оценивала удобства входа, выхода и размещения десанта. В результате был утверждён вариант с поперечным расположением двигателя.

ВНИИ «Трансмаш» был против моей концепции, но права у главного конструктора были достаточно большие. Его можно было снять, но заставить делать что-то против его желания никто не мог. Однажды на коллегии министр Финогенов стал мне необоснованно высказывать претензии, причём в очень грубой форме. Мне ничего не оставалось как сказать: «Если вам не нравится, как я работаю, можете меня уволить». Все, конечно, были ошеломлены. Крику было много, но работать я продолжал.

...И ВМЕСТО СЕРДЦА – ПЛАМЕННЫЙ МОТОР

По ранее принятым решениям на ЧТЗ разрабатывался двигатель 2В-06, который планировался к уста¬новке на БМП. Ознакомление с состоянием дел на ЧТЗ показало, что проект двигателя нуждается в серьёзной переработке по сокращению габаритов и веса. Пришлось искать другой вариант.

Однажды, встретившись с Борисом Григорьевичем Егоровым, главным конструктором Барнаульского завода «Трансмаш», я рассказал ему, каким представляю двигатель на новой машине: он должен быть низким, чтобы через него можно было перешагивать. Егоров сказал: сделаем. И мы в здании Министерства оборонной промышленности на подоконнике в коридоре написали решение.

В короткие сроки в Барнауле был разработан и изготовлен двигатель УТД-29 – специально под принятую мною компоновку. По всем характеристикам этот безнаддувный мотор не уступал заявленным, но тогда ещё не выполненным характеристикам двигателя 2В-06. А в компоновке МТО он имел преимущества, так как в пустотах его габаритного объёма размещалась часть других узлов МТО. Этот двигатель был принят для установки на новую БМП. Это вызвало бурный протест со стороны головного НИИ, НИИ двигателей, 46-го НИИ Министерства обороны и, наконец, ВПК (военно-промышленной комиссии), принявшей ранее решение о применении двигателей только с турбонаддувом.

Меня вызывали на ВПК, предупреждали, что не допустят установку такого двигателя. Пришлось прорабатывать вариант и с мотором 2В-06. МТО получилось длиннее и выше, надо было ставить проме¬жуточный редуктор – машина выглядела значительно хуже. Но без этих проработок нам не давали ходу. В конце концов, мы доказали, что двигатель УТД-29 для БМП-3 лучше, чем 2В-06.

ВАЖНЕЕ ВСЕГО – ОРУЖИЕ

Хотя я по своей узкой специализа¬ции – трансмиссионщик, мне при¬ходилось 80 % своего времени тратить на вооружение.

Пока создавалась БМП-3, ругани и нападок довелось пережить дос¬таточно. На коллегии Министерства, в ВПК, в ЦК КПСС приходилось защищать машину. Прие¬дешь, бывало, на совещание в Министерство, на котором присутствуют и представители ВНИИ «Трансмаш», которые тоже предлагали свои варианты по БМП,– их человек семь, а я один. Приходилось отбиваться. Это была по¬стоянная война.

Вопрос выбора комплекса вооружения решался сложно. Уже шли конструкторские испытания опытных образцов, но ТТТ ещё не были утверждены заказчиком, поэтому руководители НИИ и КБ, подключённые к этой работе, могли высказывать предложения, совершенно не совпадающие с проектом. Так, ВНИИ «Трансмаш», головной по бронетанковой технике, предлагал в качестве основного вооружения 76-мм пушку средней баллистики; ЦНИИТМ, головной по вооружению, – 45-мм автоматическую пушку. Тульское КБП, наш соисполнитель по вооружению, разработало новое 100-мм орудие, стреляющее осколочно-фугасными снарядами, и ПТУР, запускаемую через ствол орудия с управлением по лазерному лучу.

В результате министр приказал руководителям всех упомянутых организаций собраться в Кургане и не разъезжаться до тех пор, пока не будет найдено решение, делаю¬щее скачок в огневой мощи очевидным. Собравшись в Кургане, мы в течение трёх недель обдумывали, обсуждали различные варианты. Решение по вооружению было найдено совместно СКБ КМЗ и Тульским КБП и поддержано представителем ЦНИИТМ. Оно состояло в том, чтобы в одной строенной установке, размещённой в башне, объединить 100-мм орудие – пусковую установку, 30-мм автоматическую пушку и пулемёт.

ИСПЫТАНИЯ И ИСПЫТАТЕЛИ

В 1984 г. в Кубинке проводились объёмные испытания на стойкость шин опорных катков. На асфальтобетонной трассе средняя скорость новой машины получилась 73,4 км/ч. А расчётная кинематическая скорость – 71,8 км/ч. То есть получалось, что двигатель явно не догружался, работал на полмощности. Это свидетельствовало о малых потерях мощности ходовой части. Шины испытания выдержали.

Мы специально разработали механизм предохранения двигателя от заброса, чтобы можно было спускаться с гор, не пользуясь тормозами. Первый раз попробовали в Армении, у меня чуть сердце не выскочило от волнения: угол спуска не очень крутой – 17 градусов, но не было естественной ловушки. Однако всё прошло благополучно. А в горах Гиндукуша нашли естественный котлован, спуск ровный метров 200, никуда не улетишь. Машина стала спускаться на первой передаче – видно было, как гусеницы поддергивались нашим механизмом. Ускорения не было, БМП двигалась в среднем равномерно.

В 1986 г. испытания в Туркмении проходили непросто. Стояла жара более 40 градусов. Нам надо было убедиться, что пыль машине не страшна. Танк Т-80 ходил здесь с пароходной трубой, чтобы пыль не хватать. А наша БМП-3 бегала без всякой трубы, воздухоочистка работала нормально. Но после испытаний мы воздухозаборник переместили, установив его за башней.

Испытания, проводимые на различных полигонах, в горных условиях и на море, машина прошла успешно и была принята на вооружение сухопутных войск и войск морской пехоты под индексом «БМП-3».

Мне хотелось добиться того, чтобы новая машина сохраняла своё превосходство над зарубежными аналогами длительное время – минимум лет 15. Прошло 15 лет, и действительно, превосходство БМП-3 сохранилось. Никто даже близко не подошёл. Задача, которую я ставил лично перед собой, вы¬полнена. Но если бы не было таких хороших разработчиков, какие работали в нашем СКБ, не было бы таких великолепных машин.

Весной 1987 г., когда после моего доклада на коллегии Министерства обороны БМП-3 была принята на вооружение, я, помню, устало шагал по мартовской Москве, и на душе у меня было ощущение необычайной лёгкости, будто свали¬лась с плеч огромная привычная ноша.

История создания БМП-3

В начальный период перестройки завод не ощущал уменьшения объёма производства, наоборот – наблюдался рост. Существовали заказы Ми¬нистерства обороны, экспортные заказы, и предприятие работало с прежними темпами, получая финансирование из государственного бюджета. Много машин отправлялось за границу. Заводу платили за БМП по цене основного заказчика. На экспорт и в то время было, в какой-то мере, выгодно работать: заводу доставалась весьма объёмная экспортная выручка.

При всех своих хороших показателях, БМП-2 не давала нашим войскам существенного преимущества над зарубежными БМП. ЦК КПСС и Совет Министров СССР постановлением №1043-361 от 16 декабря 1976 г. обязали исполнителей приступить к созданию совершенно новой боевой машины пехоты БМП-3. СКБ Курганского машиностроительного завода было определено основным разработчиком, а в помощь ему подключены ряд специализированных институтов и КБ. Создание БМП-3 – это коллективный творческий труд мно¬гих организаций.

Разработчиком вооружения и системы управления огнём стало тульское КБП, возглавляемое А. Г. Шипуновым – ныне академиком, Героем Соци¬алистического Труда, Генеральным конструктором и начальником КБ приборостроения. Вместе с ним тесно работали доктора технических наук С. М. Березин и А. П. Грязев.

Для координации работ был создан Совет главных конструкторов, который возглавил Александр Александрович Благонравов, главный конструктор СКБ КМЗ. Он имел опыт научного сотрудника Бронетанковой академии и свои научные труды умело воплотил в решение практических задач по созданию нового поколения БМП. Одним из научных и конструкторских достижений А. А. Благонравова стало создание гидромеханической трансмиссии с гидрообъёмным механизмом поворота, применённой на БМП-3. Курганские конструкторы и их коллеги из других КБ под руководством А. А. Благонравова опередили западных конструкторов на многие годы. Неслучайно БМП-3 до сих пор счита¬ется лучшей в мире машиной своего класса.

В 1978 г. была изготовлена первая опытная БМП-3. В результате дальнейших доработок система вооружения новой машины претерпела сущест¬венные изменения, и в 1986 г. БМП-3 успешно прошла государственные испытания. Согласно Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР №179 от 8 июля 1987 г. завод приступил к серийному изготовлению БМП-3, одновременно не снижая объёмы производства БМП-2.

Американская БМП «Брэдли» в начале разработки, которая длилась больше 15 лет, имела вес 13 т и положительный запас плавучести, а в конце – 23 т и отрицательный запас плавучести. Она может тихо плавать на тихой воде только при поднятии дополнительного ограждения по периметру корпуса.

Сегодня предприятие предлагает модернизированную версию БМП-3, а также модернизацию ранее поставленных машин. Комплекс мероприятий по модернизации включает в себя установку:

– прицела наводчика нового поколения и дополнительного тепловизионного прицела с тепловизионным модулем фирмы Sagem или Thomson;

– дополнительных броневых экранов;

– более мощного двигателя УТД-32;

– системы автоматического переключения передач;

– информационно-управляющей системы шасси;

–кондиционера.

Характеристики боевой машины пехоты БМП-3

Боевая машина пехоты БМП-3 удачно сочетает в себе превосходную мобильность, высочайшую огневую мощь и надёжную защиту и одинаково хорошо подходит для выполнения специальных операций и ведения общевойскового боя.

Стратегическая мобильность машины обеспечивается возможностью перевозки транспортными самолетами, морскими десантными кораблями, возможностью авиадесантирования и самостоятельного входа/выхода из десантного корабля. Тактическая мобильность обеспечивается достаточным запасом хода по топливу, высокой проходимостью, высокой максимальной и средней скоростью, способностью преодолевать без подготовки водные препятствия и долгое время находиться в воде без какой-либо дополнительной подготовки.

Автоматизированная система управления огнем и мощный комплекс вооружения, включающий 100-мм орудие-пусковую установку ПТУР, 30-мм автоматическую пушку и три 7,62-мм пулемёта, позволяют вести стрельбу одинаково эффективно как с воды, так и после выхода на сушу.

Броневой корпус и башня БМП-3 изготавливаются из алюминиевых сплавов. Наиболее уязвимые места защищены разнесенной бронёй, обеспечивающей уровень баллистической защищённости, отвечающий современным требованиям к машинам данного класса.

По совокупности показателей огневой мощи, подвижности и защищённости с учетом возможных областей применения, принимая во внимание высокие эксплуатационные характеристики и высокий уровень сервисного обслуживания, БМП-3 представляется наилучшим выбором в качестве универсальной машины для специальных операций, сил быстрого реагирования и огневой поддержки пехоты.

Шасси БМП-3 может быть использовано для установки различных систем вооружения как российского, так и зарубежного производства, включая артиллерийские системы, системы ПВО, а также многоцелевые ракетные комплексы.

Модернизированная боевая машина пехоты БМП-3

Опыт эксплуатации БМП-3 в различных регионах мира, а также современные требования, предъявляемые к боевым машинам пехоты, обусловили необходимость проведения комплексной модернизации БМП-3. Изменения, вносимые в конструкцию машины, направлены на улучшение огневой мощи, подвижности, защищенности и эргономичности и включают, в частности, применение автоматической системы управления огнём, состоящей из основного прицела оператора-наводчика «СОЖ» со встроенным лазерным дальномером и каналом управления ПТУР, прицельного комплекса «Весна-К» с тепловизионной камерой и автомата сопровождения цели АСТ-Б, обеспечивающей распознавание цели и ведение прицельной стрельбы на больших дальностях и скоростях движения, снижающей время поражения цели и значительно повышающей эффективность стрельбы на плаву. Применение в составе системы дневно-ночного прибора наблюдения командира ТКН-АИ с активно-импульсной подсветкой увеличивает в 3 раза дальность обнаружения цели командиром в условиях плохой видимости. На модернизированной БМП-3 установлен механизм заряжания ПТУР, уменьшающий время заряжания до 10 с. В состав боекомплекта модернизированной БМП-3 также введены новые боеприпасы, с обладающие улучшенными характеристиками, повышающими точностью стрельбы.

Подвижность машины улучшена за счет применения нового двигателя УТД-32Т с турбонаддувом (мощность 660 л. с.), полностью адаптированного к эксплуатации в условиях жаркого климата. Различные комплексы защиты («Арена-Э», «Штора-1», комплект динамической защиты), предлагаемые для  установки на модернизированной БМП-3, обеспечивают эффективную защиту машины от управляемых и неуправляемых противотанковых ракет и противотанковых гранат, противотанковых управляемых ракет с полуавтоматической командной системой, использующих лазерную подсветку цели, от артиллерийского вооружения, имеющего систему управления огнём с лазерным дальномером, и противотанковых кумулятивных зарядов.

Модернизированная БМП-3 оборудована информационно-управляющей системой шасси (ИУСШ-688), позволяющей автоматизировать некоторые функции, ранее выполнявшиеся механиком-водителем, повысить надёжность работы узлов и агрегатов шасси, контролировать их техническое состояние.

Боевая машина пехоты БМП-3Ф

Боевая машина пехоты БМП-3Ф является одной из модификаций БМП-3, предназначенной для оснащения подразделений быстрого реагирования и морской пехоты, действующих без поддержки основных сил на враждебной территории, в прибрежных акваториях. 

В конструкцию БМП-3Ф по сравнению с БМП-3 внесены изменения, увеличивающие запас плавучести и остойчивость машины. Исключено оборудование для самоокапывания, установлена телескопическая воздухозаборная труба и облегчённый волноотражательный щиток, а также введены волноотражательные щитки на башне.

БМП-3Ф обладает высокой манёвренностью на плаву и имеет возможность движения при уровне волнения в 3 балла, а также может вести стрельбу с необходимой точностью при уровне волнения до 2 баллов. Время непрерывного нахождения машины в воде увеличено до 7 часов при работающем двигателе, что обеспечивает безопасность и надёжность эксплуатации БМП-3Ф в различных условиях на всех этапах её применения на море. Конструкция машины позволяет БМП-3Ф выходить на берег в условиях прибойной волны и буксировать однотипное изделие. Благодаря превосходной мобильности, защите и огневой мощи в сочетании с исключительной надёжностью, БМП-3Ф стала одним из лучших образцов плавающей боевой машины.

Партнеры