Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Стратегия безопасности России. Новое? Забытое? Старое?

13 мая 2009 года Президент РФ подписал новую «Стратегию национальной безопасности до 2012 года». Этот исторический факт для нашего издания комментирует главный редактор журнала Moscow Defense Brief Михаил Барабанов.

Зрим в корень!

– Насколько, на Ваш взгляд, данный документ отличается от предыдущей «Стратегии», принятой еще в 1997 году? В чем, на Ваш взгляд, заключена главная задача данного документа?

– Особенностью новой «Стратегии» является демонстративное стремление ее разработчиков отойти от ориентации на традиционные «силовые» аспекты национальной безопасности и сделать упор на социальной и социально-политической направленности. Декларируется, что национальная безопасность России должна обеспечиваться по формуле «безопасность через развитие». То есть основой национальной безопасности считается достижение в ходе устойчивого развития стратегических национальных приоритетов, в числе которых национальная оборона, государственная и общественная безопасность, а также приоритеты устойчивого социально-экономического развития государства – повышение качества жизни российских граждан, экономический рост, наука, технологии, образование, здравоохранение и культура, экология и рациональное природопользование. «Стратегия» при этом считается увязанной с принятой ранее «Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года». Конечной целью провозглашается становление России в качестве конкурентоспособного государства с высокотехнологичной промышленностью, современным оборонным потенциалом, достойным качеством и уровнем жизни народа, активной внешнеполитической позицией.

При этом в первым пункте «Стратегии» весьма оптимистично заявляется, что «Россия преодолела последствия системного политического и социально-экономического кризиса конца XX века: остановила падение уровня и качества жизни российских граждан, устояла под напором национализма, сепаратизма и международного терроризма, предотвратила дискредитацию конституционного строя, сохранила суверенитет и территориальную целостность, восстановила возможности по наращиванию своей конкурентоспособности и отстаиванию национальных интересов в качестве ключевого субъекта формирующихся многополярных международных отношений».

Безопасность: вовне и извне

– Стратегия определяется в документе как «официально признанная система стратегических приоритетов, целей и мер в области внутренней и внешней политики, определяющих состояние национальной безопасности и уровень устойчивого развития государства на долгосрочную перспективу»...

– Во внешнеполитической части «Стратегия» по сути конституирует внешнюю политику президентств Путина и Медведева, стремящуюся к комбинации широкой международной интеграции с усилением мощи России как самостоятельного игрока на мировой сцене. «Стратегия» подчеркивает приверженность России процессам глобализации. Основными внешними угрозами для России декларируются «вероятные рецидивы односторонних силовых подходов в международных отношениях», «противоречия между основными участниками мировой политики», «угроза распространения оружия массового уничтожения», а также борьба за энергоресурсы, «глобальное информационное противоборство», «развитие националистических настроений, ксенофобии, сепаратизма и насильственного экстремизма». Особо выделяются угрозы стратегической стабильности в виде «несостоятельности существующей глобальной и региональной архитектуры, ориентированной, особенно в Евроатлантическом регионе, только на Организацию Североатлантического договора», а также размещения в Европе элементов американской глобальной ПРО. Планы НАТО по приближению военной инфраструктуры к границам России объявляются «недопустимыми».

– Тем не менее политика взаимоотношений должна определяться…

– Рекомендации по проведению внешней политики России до 2020 года и по отношению к ведущим мировым игрокам сводятся в «Стратегии» к сохранению нынешней политической линии и не несут ничего принципиально нового. В отношениях с США главными целями называются «достижение новых договоренностей в сфере разоружения и контроля над вооружениями, укрепление мер доверия, а также решение вопросов нераспространения оружия массового уничтожения, наращивания антитеррористического сотрудничества, урегулирования региональных конфликтов».

Пласты национальной обороны

В разделе «Национальная оборона» провозглашается, что стратегические цели совершенствования национальной обороны России состоят в предотвращении глобальных и региональных войн и конфликтов, а также в осуществлении стратегического сдерживания в интересах обеспечения военной безопасности страны. Особый упор авторами доктрины в данном разделе делается на подчеркивании необходимости развития элементов «мягкой силы» в противовес чисто военным элементам.

Основными угрозами военной безопасности России, согласно «Стратегии», являются: «политика ряда ведущих зарубежных стран, направленная на достижение преобладающего превосходства в военной сфере, прежде всего в стратегических ядерных силах, путем развития высокоточных, информационных и других высокотехнологичных средств ведения вооруженной борьбы, стратегических вооружений в неядерном оснащении, формирования в одностороннем порядке глобальной системы противоракетной обороны и милитаризации околоземного космического пространства». Фактически тем самым в неявном виде основным источником военной опасности для России называются США.

Главной задачей укрепления национальной обороны России в среднесрочной перспективе в «Стратегии» называется продолжение всеобъемлющей военной реформы. Целью этой реформы обозначается «переход к качественно новому облику Вооруженных сил Российской Федерации с сохранением потенциала стратегических ядерных сил за счет совершенствования организационно-штатной структуры и системы территориального базирования войск и сил, наращивания количества частей постоянной готовности».

– В «Стратегии» подчеркивается стремление к сокращению ядерного оружия и достижению новых договоренностей в области стратегических ядерных вооружений. А что будет на самом деле?

– Не следует делать выводов о якобы готовности России снизить роль ядерного оружия в обеспечении безопасности страны. Тем более что «разоруженческие» инвективы в «Стратегии» балансируются ссылками на «взаимность» и желание делать соответствующие шаги подчеркнуто «без ущерба для международной безопасности и стратегической стабильности». При этом сохраняются требования к ядерному паритету с США. В целом принятая «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» не вносит никаких серьезных корректив в осуществляемую внешнюю и оборонную политику России и фактически призвана дать конституциональное оформление проводимой де-факто режимом Путина-Медведева политики. Как обычно в России, не столько стратегия является руководством для реальности, сколько наоборот, повседневность определяет стратегию. При этом, как характерно для медведевского стиля, делается попытка упаковать осуществляемую политику в максимально современные и демократические формы, стилистически близкие западной риторике.

Партнеры