Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

ВМС Индии никому не уступают по общему боевому потенциалу

– Каковы основные направления развития ВМС Индии? Существует ли конкретная программа военного кораблестроения?

– Индийский флот действует преимущественно в Индийском океане, поскольку это регион, через который проходит практически вся наша торговля. Торговые пути из Персидского залива через Малаккский пролив ведут в Юго-Восточную Азию, Китай и Японию. Безопасность этих торговых путей жизненно важна для всей мировой экономики, поскольку через них проходит основной трафик нефти. Обеспечение безопасности этих нефтяных перевозок – важнейшая задача индийского флота, причем таким образом мы защищаем интересы не только Индии, но и других стран. Существует также много других задач, которые появляются в результате определенных конфликтов интересов. Флоты всегда находятся в боевой готовности на случай непредвиденных ситуаций, но мы верим, что присутствие ВМС нужно здесь прежде всего для сохранения стабильности, необходимой для мирного развития государств. Для нас важнейший национальный приоритет – это обеспечение безопасного и свободного экономического развития Индии. Поэтому нам необходимо поддерживать мир и стабильность в регионе Индийского океана.

Сегодня, для того чтобы решать эти задачи, мы должны контролировать огромную территорию: от восточного берега Африки, далее вдоль всего побережья Южной Азии до Юго-Восточной Азии и Австралии – это то, что мы считаем регионом Индийского океана. Самой важной задачей для нас является обеспечение адекватного разведывательного потенциала для наблюдения за таким большим регионом. Сейчас мы испытываем определенные затруднения в плане возможностей наблюдения за регионом, поскольку развитие разведывательного потенциала ВМС идет не так быстро, как нам бы того хотелось. Одной из причин несинхронного развития разведывательных возможностей ВМС и их общего боевого потенциала стала задержка поставки самолетов Ил-38 с поисково-прицельной системой «Морской змей» из России. К настоящему моменту мы получили три Ил-38 с системой «Морской змей», остальные ожидаются в ближайшие несколько месяцев. Мы также надеемся приобрести в ближайшем будущем еще несколько самолетов на замену устаревшим моделям, состоящим сейчас на вооружении, после чего мы обретем необходимые возможности разведки и наблюдения. Кроме этого, мы предполагаем – и это другая задача развития ВМС Индии – в обозримом будущем располагать одновременно по крайней мере двумя авианосными группировками. Сейчас у нас есть один авианосец Viraat с авиагруппой из самолетов Sea Harrier, и мы надеемся получить как можно быстрее второй авианосец из России – Vikramaditya с истребителями МиГ-29К на борту. Он должен серьезно прибавить боевой мощи нашей авиационной группировке – жизненно важному для ВМС Индии роду войск.

Мы также ожидаем поступления авианосца индийской конструкции, который строится по проекту Indigenous Aircraft Carrier. От его принятия на вооружение нас отделяет 4-5 лет, в состав его авиагруппы войдут несколько МиГ-29К и истребителей Light Combat Aircraft нашей собственной разработки. Авианосец всегда сопровождает группировка из фрегатов и эсминцев для обеспечения разведки, защиты и увеличения ударной мощи, и мы планируем также закупить корабли этих типов.

Так как мы озабочены будущим, у нас имеется долгосрочный план развития ВМС. Согласно этому плану мы определили магистральное направление на следующие 25 лет и следуем ему. Как вы знаете, развитие страны идет по 5-летним планам и процесс оборонного планирования тоже им подчинен. Соответственно каждый год мы получаем некоторое количество финансовых средств на наше развитие. Таким образом, мы можем заранее определить, каким количеством средств будем располагать, какие типы кораблей нам нужны и какие мы получим.

Здесь есть один важный аспект: развитие наших ВМС не привязано к каким-то угрозам. Мы не говорим, что вот эти и те наши враги и поэтому мы должны быть сильнее их. Мы попросту не знаем, кто будет нашим противником через 15-20 лет.

А ведь строительство кораблей требует годы, а строительство флота – лет 50. Поэтому мы говорим, что нам нужен потенциал. Мы определили необходимый нам потенциал и развиваем его – это противолодочный, противовоздушный, разведывательный потенциал, потенциал авианосной группировки.

Другая область, на которую мы хотим сделать упор – это сетецентрическая концепция ведения боевых действий. Сейчас мы на полпути в развитии нашего проекта по обеспечению бесперебойной передачи информации между боевыми единицами на поле боя – так, чтобы у всех была одинаковая картина ситуации. Одновременное использование всех разведывательных сил позволит лучше разместить боевые единицы и дать им возможность первыми поразить противника.

– Какими будут основные приобретения, которые планирует сделать индийский флот в ближайшие 3-4 года?

– Новый финансовый год начинается 1 апреля. В этом году мы планируем заключить контракт на поставку морских самолетов дальнего действия LRMP, а затем приступить к закупкам фрегатов пр. 17 A. Мы собираемся осуществить заказ на семь фрегатов, причем один или два будут построены за границей с участием наших специалистов. После того как наши инженеры овладеют современными технологиями постройки этих кораблей, дальнейшее строительство будет перенесено на одну из индийских верфей. Это два важнейших проекта. Кроме них, у нас имеется много проектов по строительству вспомогательных сил флота, которые выполняются по плану. Сейчас на верфях Индии идет строительство 36 надводных кораблей и подводных лодок, включая один авианосец, и еще три корабля строятся в России. Вот так выглядит ближайшее будущее.

– Планируют ли индийские ВМС объявить тендер на строительство еще шести подводных лодок и будут ли российские компании приглашены к участию в этом тендере?

– Как я вам уже говорил, у нас имеется долгосрочный план развития наших ВМС. Он включает строительство и надводных кораблей, и подлодок, и самолетов. Согласно этому плану мы должны иметь шесть подводных лодок типа Scorpene, заказ на которые мы уже сделали, а также еще шесть подводных лодок, которые должны прийти на замену ныне стоящим на вооружении субмаринам. Российские компании наверняка примут участие в тендере, но вы должны осознавать, что новая методика закупок вооружений из-за рубежа предполагает очень открытый и транспарентный подход. Вся процедура закупочного процесса будет отражена в Интернете, и каждый должен следовать всем шагам, которые там указаны. Процедура закупок требует предоставления гарантий, что в ходе закупок не будет никаких посредников, что деньги не пойдут какой-то третьей стороне и т.д. И если кто-нибудь предпримет хоть шаг вопреки этой инструкции, он будет внесен в черный список. Тендер открыт абсолютно для всех, каждый, чье предложение будет соответствовать требованиям, которые мы опубликуем в запросах информации, получит запрос предложений. Среди участников мы выберем тех, кто полностью соответствует нашим критериям, каждая из выбранных фирм назовет свою цену, и тот, кто предложит лучшую цену, получит контракт.

– Есть ли интерес у ВМС Индии к расширению сотрудничества с ВМФ России в плане проведения совместных учений, обменов и т.д.? В России бытует мнение, что сегодня индийский флот проводит гораздо больше совместных программ с флотами западных стран?

– Ваше утверждение неверно. Позвольте мне подправить в нем пару вещей. Во-первых, мы взаимодействуем отнюдь не только с флотами западных стран. Индийский флот взаимодействует с флотами, расположенными по всей шкале боевого потенциала. В мире есть ВМС (из тех, с кем мы вместе проводим учения), которые имеют боевой потенциал больше, чем наш, и из взаимодействия с ними мы можем подчерпнуть ценный опыт. А также есть ВМС, которые стоят на шкале потенциала гораздо ниже нас, и уже мы можем передать им ценный опыт. Да, это правда, что у нас есть регулярные совместные учения с США, Великобританией, Францией, Россией, Сингапуром, Оманом, ЮАР, Бразилией. Этим летом у нас будут совместные учения с Бразилией и ЮАР. Мы проводим учения со всеми, кто хочет проводить их с нами. У нас есть также совместные учения MILAN с Австралией и всеми государствами Юго-Восточной Азии. Поэтому неправильно говорить, что мы проводим учения только с флотами западных стран, мы работаем по всей шкале боевого потенциала – от мала до велика.

У любой страны мы можем научиться новому. Возвращаясь к основной части вашего вопроса, было бы очень приятно видеть русские корабли в гостях у нас почаще. Для нас огромное удовольствие участвовать в совместных учениях с российским флотом, которые у нас проводятся раз в два года. Мы бы хотели увеличить их частоту до одного раза в год. Один раз в Индии и один раз в ваших водах в Тихом океане. В действительности наш штаб через морского атташе запросил российский флот увеличить частоту совместных учений еще в октябре 2007 года и до сих пор не получил ответа.

– На какое место вы бы поставили индийские ВМС среди флотов других стран мира по их интегральному потенциалу (корабли, навыки и боевой дух моряков, демонстрация флага, перспективы и т.д.)?

– Экономическое развитие страны – это движущий фактор роста потенциала ее ВМС. И индийский флот не исключение. Когда экономическая мощь страны растет, от ВМС требуется быть более инициативными, чем в противном случае. Ставки очень высоки. Через Индийский океан проходят ежегодно сотни и тысячи кораблей. Поток нефти, идущий через наш океан из Ближнего Востока в Восточную и Юго-Восточную Азию, Европу и Африку, исчисляется миллиардами долларов. Позвольте мне так считать, я думаю, что Индия – это почти островное государство. Я так говорю, потому что мы с трех сторон окружены водой и лишь с двух сторон имеем сухопутные границы. Но даже с теми государствами, с которыми у нас есть границы по суше, мы почти не торгуем, и почти вся наша торговля идет морем. Мы типичная островная нация, и потому важность морских сил для Индии еще больше. Поэтому мы, ВМС Индии, обязаны идти в ногу с экономическим развитием страны.

Поскольку экономический потенциал Индии растет, дружественные страны осознают необходимость роста нашего военно-морского потенциала. Сегодня наш ВВП растет на 9% в год, такой рост у нас давно, и не приходится сомневаться, что он продолжится еще несколько лет.

У нас полное сил население. У нас живет 1 млрд человек, из которых 300 млн относится к образованному среднему классу, и с таким количеством экономических и людских ресурсов Индия получает ответственность за поддержание стабильности, и потому все больше стран обращается к Индии с предложениями о партнерстве, о торговле и т.д. И здесь индийский флот определенно играет важную роль, потому что для ВМС разных стран очень просто налаживать взаимодействие, выстраивать дружеские отношения в торговле и интеллектуальном обмене.

В нашем взаимодействии с флотами других государств (я только что упомянул различные страны, с флотами которых мы взаимодействуем, и я упомянул только несколько, а есть еще учения с нашими ближайшими соседями – Шри-Ланка, Малайзией, Сингапуром, регулярно с Китаем, а с недавних пор и с Японией) мы обнаружили, что никому из них не уступаем по общему боевому потенциалу.

Я бы еще добавил про нашу большую роль в мирное время. У нас значительный потенциал по работе с другими ВМС в миссиях по программе HADR (Humanitarian Assistance and Disaster Relief – гуманитарная помощь и борьба с последствиями стихийных бедствий). Участие в HADR предполагает, что если в каком-то регионе бедствие или проблема, любой из флотов должен быть готов помочь. В дополнение ко всему у нас большие возможности по проведению спасательных операций, предотвращений незаконного оборота наркотиков, оружия, работорговли, пиратства и т.д. Эти задачи требуют от всех флотов работать вместе, и по этой причине мы развиваем близкие рабочие отношения. И я верю, что в этой области мы работаем очень плодотворно.

Суриш Мета, начальник штаба ВМС Индии

Мета Суриш (Mehta Sureesh).

На службе в ВМС Индии с 1967 года, окончил Национальную военную академию, служил летчиком палубной авиации. Впоследствии окончил Штабной колледж оборонительных сил в Веллингтоне, а в 1994 году – Национальный оборонный колледж в Дели. Занимал должности командира фрегатов Beas и Godavari, командира авиабазы морской авиации Garuda, командующего морской авиацией. С 1998 года являлся командующим       Западным флотом. С 2000 года занимал различные должности в центральных структурах командования ВМС Индии, руководил авианосными программами индийского флота, а затем ведал кадровыми вопросами ВМС. С января 2003 года – генеральный директор Береговой охраны Индии, с августа 2004 года – заместитель начальника штаба ВМС. С сентября 2005 года занимал пост командующего Восточным командованием ВМС, 31 октября 2006 года назначен начальником штаба ВМС Индии.

Партнеры