Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Беспилотники в российской армии

Автор: Павел Румянцев 


После Второй Мировой войны прогресс в области электроники, радиотехники и создания автоматизированных систем управления позволил ведущим мировым державам создать к началу 1960-х годов первые образцы беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Практически сразу же, с момента своего появления, БПЛА заняли очень важную нишу в военном деле – ведение воздушной разведки, частично взяв на себя функции самолетов-разведчиков.


Беспилотники, помимо того, что они постепенно открывали для военных «новые горизонты», обладали двумя колоссальными преимуществами – они стоят на порядок дешевле самолета, при этом потеря БПЛА в десятки раз менее болезненна, чем потеря самолета-разведчика с экипажем на борту.

БПЛА в СССР: от расцвета до упадка один шаг

К началу 1970-х годов в США и СССР были созданы массовые образцы тактических БПЛА – AMQ-34 «FireBee» и Ту-141 «Рейс», что открыло новую эпоху в использовании беспилотников. Эти БПЛА могли эффективно вести различные виды воздушной разведки территории противника на глубину в сотни километров, оперативно передавая данные на пункт управления. Были созданы и тактические БПЛА, например, советский Ту-143, позволяющие вести глубокую разведку прифронтовой зоны. Советский Союз при этом в области создания, производства и применения БПЛА занимал ведущие позиции. К примеру, за 16 лет производства, начиная с 1974 года, было выпущено свыше 950 БПЛА «Рейс». К концу 1980-х годов советские общевойсковые армии имели в своем составе целые полки беспилотников, которые обеспечивали им ведение разведки прифронтовой зоны на всю ее глубину.

Распад Советского Союза имел крайне трагические и далеко идущие последствия для всех сфер российского ВПК, в том числе и для производства беспилотной авиации. Во-первых, вследствие тотальной нехватки финансирования произошла стремительная деградация всей мощнейшей группировки БПЛА, и в плане возможностей и средств ведения разведки российская армия откатилась на десятилетия назад. Во-вторых, прекратились и разработки новых беспилотников.

При этом во всем мире происходил невероятно стремительный прогресс в данной области. В армиях западных стран стали массово появляться малогабаритные тактические БПЛА, беспилотники среднего радиуса действия и даже «межконтинентальные» БПЛА, способные совершать полет на дальность в тысячи километров на огромной высоте. Из малогабаритных БПЛА Россия могла похвастаться лишь беспилотником «Пчела», который был создан с целью обеспечения целеуказания для тяжелых реактивных систем залпового огня «Смерч». Притом попытки использования этого БПЛА для ведения разведки во время войн в Чечне и Южной Осетии показали удручающие результаты.

Война в Южной Осетии – «лакмусовая бумажка»

В результате к середине 2000-х годов отставание России от ведущих военных держав в области создания БПЛА достигало 15–20 лет, а российская армия была де факто полностью лишена такого инструмента ведения боевых действий. Результаты этого наглядно продемонстрировала война в Южной Осетии. Для ведения тактической разведки российские подразделения были вынуждены действовать «по старинке», используя разведгруппы.

Отсутствие адекватных средств ведения разведки в ходе данной войны стоило множества человеческих жизней. Так, 9 августа 2008 года попытка деблокирования российских миротворцев (находившихся в окружении в миротворческом городке на окраине Цхинвала) силами батальонно-тактической группы (БТГ) 135-го мотострелкового полка едва не закончилась катастрофой. Ввиду недостатка разведывательных средств утром 9 августа российским войскам не удалось обнаружить развертывание крупной группировки грузинской армии.

В результате деблокирующая группа российских войск неожиданно встретилась с основными силами грузинской армии и сама попала в окружение, а в ходе последующего тяжелейшего боя на улицах Цхинвала с многократно превосходящими силами грузин батальонно-тактическая группа 135-го полка потеряла более 10 человек убитыми и несколько десятков ранеными. Лишь быстрый подход подкреплений, а также оперативное нанесение мощных артиллерийских и авиационных ударов спасло БТГ от полного разгрома.

А ведь будь в распоряжении российских войск в Южной Осетии хотя бы один маленький беспилотник, можно было бы легко осмотреть всю зону боевых действий и без труда раскрыть положение сил противника и, соответственно, избежать столь трагичных последствий и сохранить множество жизней.

Война в Южной Осетии выявила острую необходимость в тотальном обновлении всей системы связи, управления войсками и ведения разведки в российской армии. Именно это стало одной из главных целей стартовавшей практически сразу после войны крупнейшей в современной России военной реформы. В ее ходе армия должна была достичь высокой степени «информатизации» и адаптироваться к ведению так называемых «сетецентрических войн» нового поколения. Одну из ключевых ролей в данной «концепции» играют разведка и передача информации в масштабе времени, близком к реальному. Однако реализация этого невозможна без БПЛА, и на их создание в России были брошены огромные силы.

Уже в 2009 году Россией была приобретена целая партия израильских БПЛА различных классов для изучения и наглядного ознакомления с мировыми достижениями в этой области (Израиль на данный момент – фактически мировой лидер в создании БПЛА и имеет колоссальный опыт их боевого применения), а множество российских компаний стали заниматься беспилотниками, представляя свои проекты на суд военным.

Основа основ – БПЛА «Орлан-10»

Первоочередной задачей было создание малогабаритных тактических БПЛА. Напоминающие поделки авиамодельных кружков, эти беспилотники легко транспортируются в разобранном виде силами одного-двух человек, запускаются с небольшой катапульты и могут приземлиться практически в любом месте, достаточно лишь небольшого «пятачка». Они могут применяться даже небольшими войсковыми подразделениями (на уровне роты), снабжая их информацией в реальном времени. При этом они способны «висеть» в воздухе часами и осматривать все пространство в радиусе нескольких десятков километров. Главные их минусы – это возможность подавления линий передачи информации средствами РЭБ, а также высокая уязвимость перед огнем малокалиберной зенитной артиллерии.

К началу 2010-х годов российскими компаниями было представлено множество моделей БПЛА, однако в конечном итоге на этап государственных испытаний вышли три образца. Из них все виды испытаний полностью прошел только БПЛА «Орлан-10», который поступил на вооружение и в серийное производство в 2013 году. В настоящий момент выпущено свыше 200 единиц данных беспилотников, а роты БПЛА, укомплектованные ими, созданы в большинстве общевойсковых бригад и дивизий российской армии. Создание и массовое оснащение армии «Орланами-10» фактически вновь вывело Россию на мировой уровень в области создания БПЛА.

«Орлан-10» очень впечатлил военных еще на испытаниях. Он весит всего 14 килограммов, летает со скоростью 100–150 км/ч и способен осмотреть зону боевых действий на глубину до 120 километров, продолжительность же полета может достигать 16 часов. Самое главное, «Орлан-10» интегрирован в единую систему управления тактического звена (ЕСУ ТЗ) и в режиме реального времени может транслировать информацию о противнике на все боевые машины, оснащенные системами ЕСУ ТЗ, – танки, артиллерию, БМП, БТР и т.д. При этом передача информации осуществляется по высокозащищенному шифрованному каналу связи.
БПЛА способен осуществлять корректировку огня артиллерии (в частности, модернизированных САУ «Мста-С» и САУ нового поколения «Коалиция»), иметь множество вариантов полезной нагрузки.

Так, например, эти беспилотники могут использоваться для ведения радиотехнической разведки и даже осуществлять подавление тактических средств радиосвязи противника. И помимо всего прочего, сами «Орланы-10» способны объединяться в общую сеть, что многократно повышает их и без того высокую эффективность. «Орланы-10» неизменно показывают высочайшие результаты на крупномасштабных учениях и проверках боеготовности российской армии, они вели успешное наблюдение за перемещениями украинских войск в прилегающей к российской границе зоне во время войны на востоке Украины в 2014 году, а в настоящий момент Россия успешно применяет их в ходе воздушной операции в Сирии.

Догнать и перегнать

Производство беспилотников в России растет из года в год, и за последние несколько лет их количество в российской армии увеличилось в разы. Помимо создания самих БПЛА, непрерывно отрабатываются различные способы и концепции их применения. Можно с уверенностью говорить, что Россия всего за несколько лет сумела в значительной степени преодолеть почти 20-летнее отставание в области создания малогабаритных БПЛА и успешно освоила концепцию «сетецентрических» войн.

Тем не менее, в области развития БПЛА у российских конструкторов и инженеров все еще имеется огромное количество работы. Несмотря на безусловные успехи в области создания БПЛА малой дальности и «ручных» БПЛА, в России на данный момент практически нет беспилотников средней дальности, не говоря уже о большой дальности, как нет и ударных БПЛА. К примеру, американский «Рипер» может нести свыше тонны боевой нагрузки и до четырех противотанковых ракет «Хеллфайр», либо такое же количество управляемых бомб типа JDAM.

В настоящий момент в России интенсивно разрабатывается БПЛА «Дозор-600», аналог американского ударного «Предейтора». Ведутся работы и над перспективными БПЛА большой дальности. К примеру, казанским ОКБ «Сокол» совместно с компанией «Транзас» создан прототип тяжелого БПЛА «Альтиус». Опытный образец уже построен на Казанском авиационном заводе и даже случайно «засветился» на Google-картах. По имеющимся сведениям, этот БПЛА при массе в пять тонн сможет совершать полет на дальность до 10 тысяч километров и будет оснащен всеми видами электронных разведывательных средств.

Вряд ли стоит ожидать появления тяжелых БПЛА на вооружении российской армии ранее 2020-х годов. Можно с уверенностью сказать, что их появление откроет просто колоссальные возможности, причем в самых разных областях. Так, к примеру, давно существуют проекты беспилотного самолета дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО), созданного на базе тяжелого БПЛА. По оценкам специалистов, всего 20–25 таких беспилотников способны круглосуточно обеспечивать сплошное радиолокационное поле над всей гигантской территорией России (пока же отсутствие сплошного радиолокационного поля над страной является очень серьезной проблемой). Возможно, такие беспилотники найдут применение и на палубе будущего российского авианосца.

Вряд ли стоит сомневаться, что пройдет еще несколько лет, и Россия вновь станет одним из мировых лидеров в области создания БПЛА, а их массовое использование в ходе возможных войн будущего позволит сберечь жизни огромному количеству солдат и позволит российской армии воевать еще более эффективно. 

 

Партнеры