Перспективы контроля над ядерными вооружениями

Эксперты «Ватфор» дали комментарий о перспективах российско-американских отношений в области контроля над ядерными вооружениями для «Ведомостей» на фоне заявлений со стороны США о необходимости в разработке нового договора на замену СНВ.

С материалом «Ведомостей» можно ознакомиться по ссылке. А мы публикуем авторскую версию:

Переговоры всегда могут быть продуктивными при наличии политической воли найти взаимоприемлемые решения, однако опять же по политическим причинам их легко пустить под откос на любом этапе. При этом даже в случае отсутствия немедленных результатов перезапуск диалога по стратегической стабильности позволит России и США сверить часы, обменяться озабоченностями, а возможно, и поискать пути для разрешения отдельных противоречий, которые не потребуют нового «большого» договора.

Польза от соглашений в сфере контроля над вооружениями, и в особенности если мы говорим о стратегическом ядерном оружии, является безусловной и не зависит от «текущего момента». Такие соглашения являются отличным инструментом укрепления национальной безопасности путем получения более полной информации о силах и планах противника, а также возможности оптимизации соответствующим образом собственного военного строительства. Поэтому здесь мнение однозначное — по определению должны быть заинтересованы обе стороны, однако нельзя исключать риторических упражнений, направленных на укрепление переговорной позиции. Опять же, заниматься такими упражнениями будут все причастные, да и непричастные тоже.

Пакет проблемных вопросов в целом понятен — продолжение процесса по стратегическим наступательными вооружениям, попытка выйти на договоренности по нестратегическому ядерному оружию (здесь больше интерес у США, однако традиционная позиция России заключается в необходимости вывода американских свободнопадающих ядерных бомб из Европы; впрочем, на фоне разговоров о передаче Белоруссии систем двойного назначения тут могут быть нюансы, как говорится), рассмотрения комплекса проблем, связанных с неядерным стратегическим оружием, а также новых средств доставки.

В целом, параметры и подходы соответствующих переговоров были практически формализованы в ходе процесса, запущенного по итогам президентского саммита в Женеве, велось даже формирование рабочих групп, суть которых условно можно было свести к «потенциалам» и «принципам».

Отдельно стоит вопрос по третьим ядерным странам, хотя бы в формате «ядерной пятерки». В заявлении Байдена упомянут Китай и его «ответственность» как таковой страны по включению в условные «переговоры» (видимо, все же, некий отдельный процесс, как заявлялось американской стороной ранее), однако с формальной точки зрения странно делать исключения для Великобритании и Франции, также обладающих ядерными арсеналами и ведущими их модернизацию.

Как представляется, диалог в любом случае будет способствовать снижению ядерных опасностей, а в случае заключения соглашения можно будет говорить о прорыве, не меньше. При этом надежды на успех в краткосрочной перспективе остаются достаточно призрачными, разве что неминуемое приближение 2026-го года может создать дополнительный стимул для договоренностей. Впрочем, таковые могут принять различные форматы, в том числе и скоординированных односторонних инициатив.

Дмитрий Стефанович, Ватфор

Партнеры