Государственный оборонный заказ России: тенденции последних лет

Основные положения

• За последние пять лет государственный оборонный заказ (ГОЗ) вырос в России почти в три раза, существенно превысив уровень военного экспорта, который ранее являлся основой выживания для российского ОПК.

• Министерство обороны РФ начало серийные закупки вооружений и военной техники, увеличило финансирование НИОКР, перешло к подписанию среднесрочных (трёхлетних) контрактов.

• Между тем, многие проблемы ГОЗ ещё не решены (тот же индекс-дефлятор), при этом военное ведомство ужесточило свою позицию по отношению к национальной промышленности, начав импорт иностранных ВВТ.

Определение

В этой статье под государственным оборонным заказом мы понимаем общую сумму расходов федерального бюджета РФ на ремонт и модернизацию имеющихся вооружений и военной техники (ВВТ), на закупку новых ВВТ, а также на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР) только в интересах российских Вооружённых Сил. Иными словами, госзаказ других силовых ведомств не принимается во внимание.

Общая ситуация

Быстрый рост государственного оборонного заказа России начался в 2005 г., когда он увеличился почти на треть по сравнению с предшествующим годом, составив 148 млрд руб. Через год была утверждена Государственная программа вооружения на период 2007–2015 гг. (ГПВ-2015). Благодаря нарастающему военному финансированию (рис. 1) она стала первой подобной программой в России, которая действительно стала исполняться. Этот факт позволил промышленности приступить к выстраиванию более-менее долгосрочных производственных планов.

В целом можно утверждать, что сегодня ГОЗ является определяющим фактором для российского ОПК и служит одним из действенных инструментов промышленной политики государства. С 2005 г. объём ГОЗ превышает объём военного экспорта страны (рис. 2), и это первая предпосылка к формированию в России устойчивой работы всех предприятий ОПК, а не только тех, что ориентированы на экспорт. Общеизвестно, что до середины 2000-х гг. стабильное экономическое положение демонстрировали только те предприятия, чья продукция была востребована за рубежом, а остальные едва держались на плаву.

Точная номенклатура вооружений, закупаемых в рамках ГПВ-2015, неизвестна, однако в 2006 г. руководство Министерства обороны России озвучило общие запланированные показатели. «Программа включает оснащение 200 соединений и частей. Вооружённые Силы РФ получат около 3000 единиц нового вооружения различного назначения и более 5000 модернизированного вооружения различного назначения. Сухопутные и Воздушно-десантные войска будут перевооружены на новое, модернизированное вооружение. А это более 300 батальонов, несколько ракетных бригад. В ВВС и ПВО поступят больше тысячи боевых комплексов фронтовой и армейской авиации. В ВМФ будут осуществлены поставки нескольких десятков кораблей, подводных лодок, в том числе пяти стратегических ракетоносцев»1.

В ценах 2005 г. на ГПВ-2015 планировалось выделить 4,94 трлн руб., из которых для Министерства обороны предназначалось 4,51 трлн руб. (91 %)2. Из общей суммы 63 % планировалось потратить на закупку новых ВВТ3, на НИОКР закладывалось ещё 20 % бюджета программы4.

Судя по всему, ГПВ-2015 с точки зрения объёмов финансирования делится на два этапа: 2007–2010 гг. и 2011–2015 гг., так как по многим видам ВВТ предполагается резко нарастить закупки именно после 2010 г. Кроме того, допускается, что в 2011 г. программа будет подвергнута корректировке. Об этом говорят последние события по подготовке и утверждению Государственной программы вооружения на период 2011–2020 гг., которая, очевидно, построена на основе «второй части» ГПВ-2015, но является «дополненной и расширенной» с учётом новых реалий, таких как «новый облик» Вооружённых Сил РФ и осмысление результатов войны с Грузией в августе 2008 г.

Важным нововведением ГПВ-2015 стал переход на трёхлетние контракты. Между тем, фактическое исполнение этих контрактов столкнулось с рядом трудностей, вызванных, в первую очередь, ущербностью механизма ценообразования с пресловутым индексом-дефлятором, что делало такие контракты для промышленности заведомо убыточными. Таким образом, несмотря на общую правильность идеи перехода к среднесрочной контрактации закупок, на практике она сталкивается с рядом традиционных неразрешённых моментов. К традиционным проблемам также относятся высокие ставки кредитования и отсутствие влияния у головного подрядчика на ценообразование у производителей второго уровня кооперации.

Наконец, новой тенденцией ГОЗ, получившей в СМИ неоднозначную оценку, стал рост закупок ВВТ у зарубежных производителей. К настоящему моменту велись единичные закупки в интересах Сухопутных войск, но потенциальное приобретение нескольких универсальных десантных кораблей типа Mistral может резко повысить долю иностранных вооружений в Российской армии.

В августе 2009 г. российское правительство обозначило новые приоритеты военного строительства. В число ключевых вошли развитие стратегического ядерного потенциала, средств ракетно-космической обороны, оснащение войск современными ударными комплексами, системами управления, разведки и связи, а также укрепление военной инфраструктуры5. Отчасти перемены в приоритетах были вызваны российско-грузинской войной 2008 г., в результате чего в ГОЗ-2010 попало такое направление, как «обеспечение работ по усилению контингента наших Вооружённых Сил и строительство соответствующей военной инфраструктуры на важнейших стратегических направлениях, включая Южное, и модернизация Черноморского флота»6.

Стратегические ядерные силы

Приоритет финансирования стратегических ядерных сил (СЯС) в России никогда не подвергался сомнению. Однако на протяжении 2000-х гг. относительная доля СЯС в расходах на оборону снижалась, что, очевидно, связано не со снижением приоритета СЯС, а с ростом абсолютного бюджета МО. Если в 1999–2000 гг. на СЯС уходило порядка 95 % объёма ГОЗ, то в 2007 г. на «ядерные» цели было потрачено только 23 % средств. Вероятно, в последующие годы эта цифра оставалась на том же уровне, что косвенно подтверждается тем, что ГПВ-2015 предполагает выделение порядка 20 % средств на закупку ВВТ для стратегических ядерных сил7.

Основными закупочными программами для РВСН являются программы по закупке межконтинентальных баллистических ракет (МБР) РТ-2ПМ2 «Тополь-М» и РС-24 «Ярс» (разработка которой была завершена в рамках ГПВ-2015). В 2007–2009 гг. было закуплено 24 МБР «Тополь-М» (в том числе 15 мобильных) и 3 первые серийные мобильные МБР «Ярс». Кроме того, продолжалось финансирование работ по поддержанию в боевом составе ракетных комплексов предыдущего поколения: Р-36М/М2, УР-100НУТТХ и РТ-2ПМ. Очевидно, что к 2015–2017 гг. объём средств на поддержание в строю старых систем будет снижаться, что в случае сохранения нынешнего уровня закупок новых МБР может означать снижение доли расходов на Ракетные войска стратегического назначения. В то же время, вероятно, увеличится доля морской ядерной составляющей. Сейчас основными активно финансируемыми программами являются строительство ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН) пр. 955 и разработка главного оружия для них – баллистической ракеты «Булава-30». Несмотря на то что стапельный период строительства головного РПКСН пр. 955 «Юрий Долгорукий» был успешно завершён в 2008 г. и с 2009 г. лодка проходит испытания, программа остаётся в подвешенном состоянии из-за неудачных пусков «Булавы». Между тем, ведётся строительство серийных РПКСН пр. 955А «Александр Невский» и «Владимир Мономах», начато фактическое строительство четвёртого РПКСН этого проекта «Святитель Николай».

Параллельно со строительством РПКСН четвёртого поколения ведётся активная работа по модернизации РПКСН предыдущих проектов 667БДРМ и 667БДР, которые составляют основу морских стратегических ядерных сил. В 2007–2009 гг. был закончен ремонт двух РПКСН пр. 667БДРМ и 667БДР, а также произведена закупка для них порядка 20 баллистических ракет Р-29РМУ-2 «Синева», причём их производство ведётся на основе долгосрочного контракта. Так, по состоянию на начало 2008 г. ОАО «Красноярский машиностроительный завод» имело заказ на производство ракет «Синева» до 2014 г.8

Авиационная компонента СЯС также получала финансирование, и основной программой здесь стала закупка и модернизация стратегических бомбардировщиков Ту-160. В 2007–2010 гг. ВВС закупили 1 новый бомбардировщик, достроенный из задела, и модернизировали 3 строевых Ту-160. Одновременно проводился ремонт стратегических бомбардировщиков Ту-95МС. Также, вероятно, в данный период закончились испытания новой крылатой ракеты.9

Таким образом, с учетом масштаба проводимых работ можно констатировать, что в СЯС наибольшим приоритетом пользуется морская компонента, и основные средства ГОЗ выделяются на неё. В случае успешного окончания испытаний «Булавы» расходы на морские стратегические вооружения могут даже возрасти, так как придется закупать бое­комплект для строящихся РПКСН – по 16–20 ракет на каждый крейсер, а кроме того, очевидно, ускорятся темпы достройки строящихся РПКСН.

Космические войска

В области закупок для Космических войск можно констатировать стабильное положение. Последние годы Космические войска проводят примерно равное количество пусков ракет-носителей. Номенклатура запускаемых спутников довольно обширна: в ней имеются спутники разведки, связи, ретрансляционные, предупреждения о ракетном нападении и навигации. В то же время значительные финансовые ресурсы выделяются на разработку ракеты-носителя нового типа «Ангара» (в том числе наземной инфраструктуры для нее), однако сроки готовности постоянно переносятся. Как представляется, резкого роста расходов на Космические войска в относительных цифрах ожидать не следует.

Кроме спутников, в соответствии с концепцией военно-космической обороны до 2016 г. планируется принять на вооружение новые РЛС системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) «Воронеж-ДМ», загоризонтные РЛС «Контейнер», «Небо», «Подлёт» и «Резонанс», работы по которым также финансируются10. В 2007–2008 гг. руководство Космических войск подтвердило курс на отказ от использования РЛС СПРН, расположенных вне территории России, и по мере отказа от них на территории России планируется развернуть ещё 2 РЛС СПРН – «ближе к Уралу и на Дальнем Востоке»11. В общей сложности МО планирует закупить 5 или 6 РЛС СПРН «ВоронежДМ» с целью создания полного радиолокационного поля над территорией России к 2015 г.12

Военно-воздушные силы

В области закупок для ВВС в последние годы происходит, пожалуй, наиболее динамичное развитие. Именно на 2007–2010 гг. пришлось окончание постройки первых опытных экземпляров российского истребителя пятого поколения Т-50 и начало его лётных испытаний. Очевидно, что финансирование этой программы продолжится и она, вероятно, будет оставаться самой затратной для ВВС, возможно, её стоимость даже увеличится вместе с началом производства предсерийных самолётов в 2012 г.

Кроме того, ВВС активно наращивают закупки новой техники. Так, в 2008–2009 гг. были заключены контракты на поставку 130 самолётов. Из них следует отметить крупнейший в постсоветское время контракт на поставку 48 истребителей Су-35С, 4 Су30М2 и 12 Су27СМ3 на общую сумму 80 млрд руб. Вторым по объёму стал контракт на закупку 32 фронтовых бомбардировщиков Су-34 стоимостью 33,6 млрд руб.

В период действия ГПВ-2015 впервые после почти 15-летнего перерыва новая авиационная техника стала передаваться в ВВС. В 2007–2009 гг. в войска было поставлено порядка 40 новых самолётов, однако большая часть из них (31) пришлась на истребители МиГ-29СМТ/УБТ, выкупленные МО после отказа от них Алжира. Эта сделка стоимостью 25 млрд руб., судя по всему, не была предусмотрена ГПВ-2015 и фактически стала «сверхплановой» закупкой ВВС. Начались также закупки вертолётов: промышленность выпустила около 40 вертолётов для нужд российских Вооружённых Сил, включая около 20 новейших боевых вертолётов Ми-28Н. В 2010 г. к этому числу должны добавиться ещё 27 самолётов и больше 50 вертолётов (включая 8 Ми-28Н и 6 Ка-52А)13.

На рассматриваемый период пришлось и серийное производство новой ЗРС С-400. В 2007–2009 гг. в войска было передано 2 дивизиона С-400 и ещё 5 предполагается поставить в 2010 г. Кроме того, были завершены испытания ЗРПК «Панцирь-С1», а с 2009 г. начались поставки серийных комплексов в войска.

Активно осуществлялись ремонт и модернизация авиационной техники. Основными программами стали модернизация истребителей Су-27 до уровня Су-27СМ, фронтового бомбардировщика Су-24М до уровня Су24М2 и штурмовиков Су-25 до уровня Су25СМ. Также велись работы по модернизации истребителей МиГ-31Б и ряда самолётов специального назначения и военно-транспортной авиации, но объёмы этих работ были незна­чительны.

Военно-морской флот

За последние годы ВМФ удалось завершить строительство ряда «долгостроев», которые находились на стапелях еще с советских времён, а также заложить корабли новых проектов. Так, в 2010 г. наконец удалось спустить на воду многоцелевую атомную подвод­ную лодку (АПЛ) пр. 885 «Северо­двинск», что является этапным моментом в ходе реализации программы, а в 2009 г. – заложить однотипную АПЛ «Казань». В 2010 г. после почти шести лет испытаний была передана флоту головная дизель-электрическая подводная лодка (ДЭПЛ) пр. 677 «Санкт-Петербург», в 2008 г. Северный флот пополнился опытной подводной лодкой пр. 20120 «Саров». В рамках одного из недавно обозначенных приоритетов ГОЗ – усиление Черноморского флота, в августе 2010 г. была заложена ДЭПЛ пр. 06363 «Новороссийск» и до конца года ожидается закладка ещё двух однотипных кораблей.

При этом закупочная политика ВМФ получила большую известность благодаря обсуждению возможности закупки до четырёх французских универсальных десантных кораблей (УДК) типа Mistral. В случае подписания контракта он может стать крупнейшим для ВМФ, не считая программы строительства РПКСН (стоимость четырёх УДК оценивается в 2 млрд долл.), а также беспрецедентным случаем в отношении закупки столь дорогостоящей зарубежной техники.

В области надводного флота также следует отметить положительную динамику. Был достроен фрегат пр. 11540 «Ярослав Мудрый» (строительство которого началось еще в 1986 г.) и введён в строй головной корвет пр. 20380 «Стерегущий», а также спущен на воду первый серийный корвет того же проекта «Сообразительный». Продолжалось строительство головного фрегата пр. 22350 «Адмирал флота Советского Союза Горшков», в 2009 г. была произведена закладка однотипного фрегата «Адмирал флота Касатонов». Вероятно, до конца 2010 г. будет осуществлена закладка трёх фрегатов на основе модифицированного пр. 11356 для нужд Черноморского флота. Кроме того, в 2007–2009 гг. флот пополнился одним морским тральщиком пр. 02668 и пятью десантными катерами. В августе 2010 г. произошла закладка малого ракетного корабля пр. 21631 «Град Свияжск», который станет головным в серии из пяти подобных кораблей.

Наряду с крупными боевыми единицами велось строительство вспомогательных кораблей и катеров, которых было построено не меньше 10.

ВМФ также активно проводил ремонты подводных лодок и надводных кораблей. Не считая стратегических ракетоносцев, в 2007–2009 гг. был произведён ремонт четырёх АПЛ и одной ДЭПЛ, а также нескольких кораб­лей первого и второго рангов, включая тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов». Впрочем, в 2009 г. средства на ремонт кораблей были сокращены, что не замедлило сказаться на темпах ремонта, в частности, АПЛ пр. 949А и 971 Северного флота.

Сухопутные войска

Сухопутные войска за рассматриваемый период не испытали серьёзных потрясений в области закупочной политики и финансирования. Анализ динамики закупок военной техники показывает, что сухопутные войска продолжают планомерное перевооружение на танки Т-90А (закуплено порядка 156 танков) и модернизированные Т-72БА (около 100 единиц), а также отработанные образцы военной техники, такие как БТР-80, БМП-3 и БМД-3/4 (в общей сложности закуплено несколько сот образцов различных бронированных машин). В небольших количествах производилась закупка новых бронеавтомобилей «Тигр» и «Дозор». Также примерно на одинаковом уровне остаются ежегодные закупки автомобильной техники и закупки/ремонт артиллерийских орудий. При этом с наибольшими затруднениями идет закупка новых оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М»: за три года в войска поступило порядка двух дивизионов этих комплексов.

Из специфики закупочной политики Сухопутных войск следует отметить отказ руководства МО от финансирования ряда НИОКР (разработка танка нового поколения «объект 195», самоходной артиллерийской системы «Коалиция-СВ»), а также первые закупки образцов вооружений и комплектующих иностранного производства. В частности, израильских беспилотных летательных аппаратов, французских тепловизоров Thales Catherine и итальянских лёгких бронированных машин Iveco LMV.

Андрей Фролов

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры