Каспийская петля

Автор: Олег Герасимов 


Распад Советского Союза не прибавил этому миру стабильности, но скорее внес множество противоречий в огромный котел потенциальных конфликтов, основными причинами возникновения которых являются неурегулированные зоны и сферы двухсторонних отношений. 

 

На фотоФлагман Каспийской флотилии ракетный корабль 2 ранга «Татарстан»


Сегодня в СМИ большое внимание уделяется конфликтам на востоке Украины и Ближнем Востоке. И гораздо меньше говорится о потенциально опасной зоне – Каспийском регионе. Это не только само Каспийское море, но и земли, прилегающие к нему. Исторически так сложилось, что эти территории всегда были ареной битв и геополитических интересов различных империй. Оттоманская империя билась с Персией. Российская империя теснила Оттоманскую. И все это «под соусом интересов и интриг» Британии, и не только.

Сегодня в число стран Каспийского региона входят: Российская Федерация, Казахстан, Туркменистан, Иран и Азербайджан.

Чем так важен этот регион?

Во-первых, это достаточно большие запасы углеводородного сырья, расположенные в различных зонах Каспийского моря. По некоторым оценкам, разведанные и доказанные потенциальные запасы нефти составляют 50 млрд баррелей, а природного газа – свыше 8 трлн кубометров.

Подтвержденные нефтяные ресурсы Каспийского региона

  • Подтвержденные нефтяные ресурсы Каспийского региона

Во-вторых, это огромные морские биоресурсы, составляющие, ни много ни мало, порядка 3 млн т. Причем именно здесь находятся 90% мировых запасов осетровых рыб.

В-третьих, это разветвленная сеть морских и сухопутных трубопроводных маршрутов, являющихся неотъемлемой частью евразийской транспортной сети.

Потенциальный транспортный коридор «Север – Юг»

  • Потенциальный транспортный коридор «Север – Юг»

В-четвертых, этот регион рассматривается как неотъемлемая часть стратегического транспортного коридора «Север – Юг». И хотя строительство канала через территорию Ирана сегодня может показаться фантастическим проектом, как знать, что будет завтра?

Ключевое направление – обеспечение безопасности в регионе

Все государства Каспийского региона пытаются сформировать устойчивую базу социально-экономического развития. И потенциал для этого есть – если бы не одно «но». На ситуацию в регионе в целом огромное влияние оказывают внерегиональные игроки. Это, прежде всего, США, ЕС, Китай и Турция. Учитывая важность этого региона как кладовой нефти и газа, здесь активно работают многие мировые нефтяные гиганты: «Chevron», «Exxon Mobil» (США), «British Petroleum», «British Gas» (Великобритания), «Shell» (Великобритания/Нидерланды), «Total» (Франция), «Eni» (Италия), «CNPC» (Китай) и др. Все эти компании активно участвуют в нефтегазовых проектах в Азербайджане, Казахстане и Туркменистане.

Однако все эти «внешние игроки» не ограничиваются лишь экономическими формами воздействия на регион. Собственно говоря, ситуация давно уже вышла из экономической плоскости, плавно перейдя в политическую. Эти игроки активно используют противоречия, имеющие место среди прикаспийских государств. Применяется старый проверенный принцип: «Разделяй и властвуй».

США в большей степени заинтересованы в контроле над странами – владельцами энергоресурсов и потоками транспортировки этих ресурсов, нежели в самой добыче нефти и газа. В рамках военно-технического сотрудничества они активно развивают программу «Каспийский страж» (The Caspian Guard Initiative). К 2022 году США планируют окончательно реализовать свое влияние на Евразийское пространство через Каспийское море и Персидский залив. Учитывая возросшую в мире террористическую активность, борьбу с ИГИЛ и гражданскую войну в Сирии, чему США немало способствовали, Вашингтон в ближайшие годы будет занимать очень удобную позицию для воздействия на Каспийский регион.

ЕС – традиционный покупатель каспийских углеводородов. В основном его политика формируется в рамках создания энергетических и транспортных проектов. Однако тенденция последних десяти лет указывает на то, что в отношении прикаспийских государств наметились и политические аспекты сотрудничества. Стремление сформировать Транскаспийский – Трансчерноморский энергетический коридор для транспортировки каспийского энергосырья (проект Nabucco) – яркий тому пример.

В отличие от США, Китай занимает на Каспии очень аккуратную, я бы сказал, «мягкую» позицию. Спящий Дракон активно вливает инвестиции как в добывающие отрасли, так и в транспортную инфраструктуру этого региона. В целом Китай воспринимает Каспий не только как источник получения сырья, но и как перспективный Среднеазиатский рынок. Уже идет реализация проекта «Экономический пояс Шелкового пути».

Вопросы собственной безопасности для Китая в этом регионе так же остры, как и для прикаспийских государств, поэтому Пекин рассматривает создание «опорных баз» в этом регионе.

Экономический пояс Шелкового пути

  • Экономический пояс Шелкового пути

Турция активно развивает военно-техническое сотрудничество с Азербайджаном и Туркменистаном. Помимо этого, она поддерживает Азербайджан в его противостоянии с Арменией, категорически отказываясь признать геноцид армян в начале ХХ века. Ведется также и активная игра на противоречиях Азербайджана и Туркменистана из-за спорных месторождений углеводородов. Проведение политики «нового османизма» не может не сказаться на стабилизации региона.

Предотвратить негативные последствия такого соперничества возможно, только если пять прикаспийских государств выработают совместную оптимальную стратегию в отношении региона. Но на сегодняшний день, по моему мнению, это архисложная задача.

Кто на море всех сильнее?

В последние годы общая военно-политическая обстановка в Каспийском регионе находится в постоянном напряжении из-за ряда проблем:

  • военное присутствие США и НАТО в Афганистане и Ираке, а также сложные взаимоотношения между Западом и Ираном из-за его ядерной программы;
  • нарастающая конкуренция между Россией и Западом в сфере поставок каспийского газа на зарубежные рынки;
  • кризис на Украине, серьезно обостривший отношения между Россией и Западом;
  • существующие в Каспийском регионе политические режимы – ни один из них ныне не устраивает Запад, поэтому все они могут стать целями для проведения «цветных революций»;
  • резкое обострение в этом году ситуации в Нагорном Карабахе, которое привело к прямому вооруженному столкновению между Азербайджаном и Арменией.

В этих условиях прикаспийские страны продолжают активно наращивать свой военно-морской потенциал.

Что ж, пробежимся по военно-морским силам прикаспийских государств. За основу их будем рассматривать корабли 2 и 3 ранга.

ВМФ России

Каспийская флотилия (порты Астрахань и Махачкала) Военно-морского флота России за последние годы кардинально изменила свой облик.

Вместо списанных старых ракетных и артиллерийских катеров на смену пришли малые артиллерийские корабли проекта 21630 («Астрахань», «Волгодонск» и «Махачкала»), малые ракетные корабли проекта 21631 («Град Свияжск», «Углич» и «Великий Устюг») и ракетные корабли 2 ранга («Татарстан» и «Дагестан»). А на замену десантным кораблям и катерам на воздушной подушке пришли десантные катера типа «Серна» и «Дюгонь». В планах руководства ВМФ усиление группировки десантных средств катерами на воздушной подушке типа «Мурена» (проект 12061). Подобные им уже находятся в составе ВМС Южной Кореи.

Слабым местом Каспийской флотилии является минно-тральная группировка. Очевидно, что имеющихся двух базовых и пяти рейдовых тральщиков явно недостаточно для обеспечения противоминной обороны.

Несмотря ни на что, на Каспии удалось «собрать в кулак» достаточно серьезную группировку носителей ударного ракетного оружия. Это вышеперечисленные «Татарстан», «Дагестан», «Град Свияжск», «Углич» и «Великий Устюг». Все, кроме «Татарстана» (оснащен комплексом КР «Уран», дальность действия которого не превышает 130 км), несут на борту крылатые ракеты комплекса «Калибр-НК». Противокорабельная ракета этого комплекса 3М-54 имеет дальность действия до 350 км, что в три раза превышает дальность действия ракет вероятного противника. Ракета 3М-14 (этого же комплекса) предназаначена для поражения стационарных наземных целей и имеет гарантированную дальность полета 1500 км.

Демонстрация силы этой корабельной группировки, когда в 2015 году был нанесен ряд ракетных ударов по позициям ИГИЛ в Сирии, показала всю эффективность этого ракетного комплекса.

ВМС Казахстана

Военно-морские силы Казахстана располагаются в портах Актау, Атырау и Баутино. Основными боевыми единицами являются ракетно-артиллерийские катера проекта 0250 («Казахстан», «Орал», «Сарыарка») и патрульные катера проекта 0300 («Сардар», «Сақшы», «Жеңіс», «Семсер», «Сарбаз»). Эти катера вполне подходят для патрульной службы и охраны экономической зоны, но абсолютно не способны к полноценным боевым действиям на море в связи с отсутствием управляемого ракетного оружия.

Изменить ситуацию в лучшую сторону могла бы покупка у России ракетно-артиллерийских кораблей «Торнадо» (проект 21632). Активно обсуждалась приемка серии из шести единиц. Но, к сожалению, дальше переговоров дело не сдвинулось. Скорее всего, руководство Казахстана отпугнула высокая стоимость этих кораблей.

ВМС Туркмении

ВМС Туркмении (порт Туркменбаши) сегодня активно обновляются. Руководство пошло по пути «минимальные затраты – максимальная эффективность».

Основные ударные боевые единицы – два ракетных катера проекта 12418 («Edermen» и «Gayratly»).

Оба больших ракетных катера несут на борту по 16 крылатых ракет комплекса «Уран-Э» (дальность полета до 120 км), что делает их очень грозным вооружением на Каспии.

С 2010 года Туркмения совместно с Турцией реализует контракт по постройке быстроходных патрульных катеров типа NTPB. На сегодняшний день построено восемь единиц данного проекта (по неподтвержденной информации, строятся еще два катера).

Хотелось бы подробнее остановиться еще на одном любопытном проекте. В 2015 году турецкая судостроительная компания Dearsan Shipyard заключила контракт на поставку ВМС Туркмении шести малых 33-метровых ракетных катеров нового проекта.

Катера, заказанные для ВМС Туркмении, имеют длину корпуса 33,05 м, ширину 7,1 м и осадку 1,4 м. Главная энергетическая установка включает два дизельных двигателя MTU M93L с двумя водометами, скорость полного хода достигает 43 уз, а дальность плавания – 350 миль на скорости 35 уз. Вооружение катеров включает две пусковые установки легкого противокорабельного ракетного комплекса MBDA Marte Mk 2/N и одну баковую 25-мм дистанционно управляемую артиллерийскую установку Aselsan STOP с электронно-оптической системой управления огнем Aselsan ASELFLIR. И хотя дальность действия противокорабельных ракет не превышает 30 км, на сегодняшний день эти «москиты» являются достаточно грозной силой на Каспии.

ВМС Азербайджана

Военно-морские силы Азербайджана (порт Баку) отличает то, что корабельный состав их достаточно многочисленный, но морально устаревший.

Флагман флота, СКР «G-121 Гусары» (бывший СКР проекта 159А «СКР-16 Бакинец»), был построен еще в 1967 году. Три ракетных катера проекта 205П ракетными называются лишь условно. Крылатые ракеты комплекса «Термит» были демонтированы с них еще в 1990-х.

В составе ВМС Азербайджана есть и сторожевые катера, и минные тральщики, и десантные корабли. Но новые проекты стали поступать только недавно. В 2014 году был открыт новый судостроительный завод Береговой охраны Государственной пограничной службы Азербайджана, построенный в бакинском поселке Тюркан. Это послужило толчком для строительства ракетных катеров проекта «Shaldag Mk V» и OPV 62 («Saar 62»).Оба катера спроектированы в Израиле.

Катера типа «Shaldag Mk V» вооружены баковой дистанционно управляемой автоматической установкой Rafael Typhoon (предположительно, использующей одну 23-мм автоматическую пушку 2А14 от установки ЗУ-23-2), двумя дистанционно управляемыми установками Rafael Mini c 12,7-мм пулеметами, двумя 7,62-мм пулеметами и четырехзарядной установкой управляемого ракетного комплекса. Предположительно, это может быть пусковая установка ракетного комплекса Rafael Spike-NLOS.

Строящиеся для береговой охраны Азербайджана корабли проекта OPV 62 имеют полное водоизмещение 470 т, длину 61,79 м, ширину 7,62 м и осадку 2,77 м. Трехвальная дизельная энергетическая установка обеспечивает скорость полного хода 32 уз. Дальность плавания 13-узловым ходом достигает 5000 миль, 16-узловым – 3200 миль. Построено таковых шесть единиц.

Азербайджанские корабли проекта OPV 62 («Saar 62») имеют достаточно мощное вооружение, основой которого является восьмизарядная пусковая установка корабельного ракетного комплекса Rafael MLS NLOS с управляемыми ракетами Rafael Spike-NLOS с дальностью стрельбы до 25 км (суммарный запас ракет на корабле составляет 20 единиц). Азербайджан стал стартовым заказчиком ракетного комплекса Rafael MLS NLOS. Также на корабле установлены баковая дистанционно управляемая автоматическая артиллерийская установка Rafael Typhoon (использующая одну 23-мм автоматическую пушку 2А14 от установки ЗУ-23-2), две дистанционно управляемые установки Rafael Mini Typhoon c 12,7-мм пулеметами М2НВ, а также два 12,7-мм и два 7,62-мм пулемета на ручных турелях. В кормовой части корабля имеется взлетно-посадочная площадка для легкого вертолета. Установлено современное радиоэлектронное оборудование израильского производства, включая комбинированную РЛС обнаружения и управления огнем IAI Elta SGRS EL/M-2228X, электронно-оптическую систему обнаружения и управления огнем Rafael Toplite и комплекс выстреливаемых помех Rafael Wizard.

Стоит отметить, кроме того, что в Центре в Тюркане для ВМС Азербайджана при содействии Israel Shipyards планируется также постройка двух 72-метровых ракетных корветов проекта «Saar 72», головной из которых должен быть введен в строй в 2017 году. Длина нового корабля составит 72 м (против 61,7), а водоизмещение вырастет почти вдвое, с 450 до 800 т. Увеличение размеров корабля позволит разместить как вертолетный ангар, так и другое вооружение. На «Saar S-72» будут размещены восемь ракет для поражения наземных целей и надводных кораблей, артустановка калибром 76 мм, зенитно-ракетный комплекс, пусковая установка пассивных помех, а также системы радиоэлектронной разведки. Установка двух дизельных двигателей MTU 16V 1163M94 в сочетании с двумя гребными винтами должна, по заверениям разработчиков, обеспечить скорость до 30 уз (55 км/ч). Экипаж корвета составит 50 человек, автономность плавания – 21 день при дальности хода в 5500 км на скорости в 18 уз. На борту также смогут разместиться 20 бойцов специальных подразделений.

ВМС Ирана

Несмотря на то, что основные силы находятся в зоне Персидского залива, ВМС Ирана также наращивают свою группировку и в Каспийском море. На Каспийском море Исламская республика имеет три военно-морских базы, одна из которых используется в учебных целях.

Основу военной мощи иранского флота на Каспии составляют ракетные катера проектов «Houdong» китайского производства, «Kaman» немецкого и «Sina» собственной разработки. Главное вооружение всех этих катеров – китайские противокорабельные ракеты YJ-82.

До недавнего времени характерная особенность иранской флотилии состояла в отсутствии крупных кораблей. Однако в 2015 году на Каспии был введен в строй фрегат «Damavand». По характеристикам это скорее корвет. Имея водоизмещение 1500 т, он несет на борту восемь противокорабельных ракет Noor/Ghader (иранская копия C-802 и ее модернизированный вариант с увеличенной дальностью). Корабль обладает всеми видами вооружения и является универсальным.

Нельзя не учитывать еще один вид вооружения ВМС Ирана. Это подводные лодки проектов «Ghadir», «Qaaem», «Fateh» и «Nahang». Все они относятся к диверсионно-штурмовым средствам и при необходимости достаточно легко могут перебазироваться на Каспий.

Подводя вкратце итоги, отметим следующее:

  • в последние пять лет все страны Каспийского региона активно модернизируют и наращивают свои ВМС;
  • до распада СССР на Каспии не было кораблей и катеров с управляющим ракетным вооружением. Сегодня практически все новые корабли (катера) стран Каспийского региона способны нести на борту управляемые крылатые ракеты, а также зенитно-ракетные комплексы;
  • наличие на борту ракетного корабля 2 ранга «Дагестан» и малых ракетных кораблей «Град Свияжск», «Углич» и «Великий Устюг» комплекса крылатых ракет «Калибр-НК» создает подавляющее превосходство нашей группировки над любым флотом региона.

Заключение

Для России Каспийский регион имеет ключевое стратегическое значение, в первую очередь в плане обеспечения национальной безопасности. Поэтому крайне важно сохранить свое влияние в этом регионе, учитывая как энергетический, так и геополитический фактор.

Хотелось бы сделать акцент на том, что классическое международное право будет выполняться не только при взаимном уважении и учете национальных интересов сторон, но и тогда, когда конфликтующие стороны идут на разумный компромисс. К сожалению, путь к разумному компромиссу очень долгий и тернистый.

Партнеры