Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Мистраль надежды нашей

Неожиданно возникшее намерение Министерства обороны РФ закупить во Франции универсальные десантные корабли типа «Мистраль» наделало много шума не только в отечественной, но и в зарубежной прессе. Для нашей страны с её традициями военно-морского флота и судостроения заявление о возможном приобретении этих кораблей стало сенсацией и вот уже почти два года является предметом дискуссий на страницах печатных и электронных СМИ. Главных вопросов, по сути, два: зачем нужны отечественному флоту универсальные десантные корабли и почему их планируется закупить во Франции. В связи с этим интересно вкратце узнать, что вообще из себя представляют вертолётонесущие корабли и универсальные десантные корабли в частности.

Крейсера-вертолётоносцы

Возникновение крейсеров-вертолётоносцев было вызвано бурным развитием подводного флота после Второй мировой войны. Подводная скорость лодки выросла настолько, что одиночный корабль просто не мог её преследовать, не теряя гидроакустического контакта, а появившиеся к началу 1960-х атомные подводные лодки, в том числе ракетные, уже физически обогнали надводные корабли по скорости. Это обусловило необходимость усиления противолодочной обороны, и одним из путей решения стали специальные вертолётонесущие корабли, способные вести эффективный поиск подводных лодок на большом удалении от берега. Разница в скорости корабля и подводной лодки при этом уже не имела большого значения. Способность вертолётов к зависанию давала выгоды по сравнению с самолётами, как собственно при поиске подводных лодок, так и удобством базирования на корабле.

В США первыми вертолётоносцами стали переоборудованные авианосцы времён войны; это были три бывших авианосца типа «Эссекс». Их авиагруппа была дополнена противолодочными вертолётами, добавлено оборудование для их ремонта и обслуживания. В остальном корабли остались без изменений. Они не превратились в чисто вертолётные корабли, сохранив противолодочные самолёты. В дальнейшем состав авиагруппы варьировался, и их стали обозначать CVS (англ. Carrier, aViation, anti-Submarine). Подобное переоборудование прошли и британские лёгкие авианосцы.

Первым противолодочным вертолётоносцем специальной постройки стал французский крейсер «Жанна д’Арк», вступивший в строй в 1964 г. и способный также действовать в качестве десантного вертолётоносца и учебного корабля. В том же году итальянский флот получил два крейсера типа «Кайо Дуильо», а позднее – их увеличенную версию «Витторио Венето». Последний мог принимать на борт до 9 противолодочных вертолётов. Поскольку они несли ракетное оружие, их классифицировали как ракетные крейсера-вертолётоносцы. Британский флот в 1964–1969 гг. перестроил три чисто артиллерийских крейсера типа «Тигр» в крейсера-вертолётоносцы, принимавшие по 4 вертолёта.

В Японии роль противолодочных вертолётоносцев выполняли эскадренные миноносцы-вертолётоносцы типа «Харуна», а затем «Сиранэ», по два каждого типа. Они несли на себе по 3 вертолёта. В 2009 г. вступил в строй противолодочный вертолётоносец со сплошной полётной палубой типа «Хиюга», а в марте 2011 г. – второй корабль этого проекта «Исэ». Корабли способны нести как вертолёты (до 11), так и самолёты, и по своим характеристикам сопоставимы с лёгкими авианосцами, такими как итальянский «Джузеппе Гарибальди».

В Советском Союзе в начале 1960-х гг. борьба с атомными ракетоносцами стала приоритетной задачей для надводного флота, а одной из важнейших систем вооружения надводных кораблей стали противолодочные вертолёты, обладающие исключительно высокой поисковой производительностью.

Первым советским вертолётонесущим крейсером стал противолодочный крейсер «Москва» (проект 1123), в основу компоновки которого была положена та же схема, что и при создании французского крейсера-вертолётоносца «Жанна д’Арк» и итальянских крейсеров-вертолётоносцев «Андреа Дориа» и «Кайо Дуильо»: в кормовой части оборудована полётная палуба, на носовой части размещалось ракетно-артиллерийское и торпедное вооружение, предназначенное для поражения воздушных, надводных и подводных целей.

Головной корабль проекта 1123 противолодочный крейсер «Москва» был построен в 1967 г. на Черноморском судостроительном заводе в г. Николаеве. Он был рассчитан на базирование авиагруппы из 14 противолодочных вертолётов Ка-25. Спустя два года на том же заводе был построен второй аналогичный крейсер «Ленинград». Корабли развивали наибольшую скорость хода в 29 узлов, дальность плавания ходом 18 узлов составляла 6000 миль, полное водоизмещение корабля 15 280 т.

К концу 1960-х опыт эксплуатации «Москвы» и «Ленинграда» показал, что авиагруппа из 14 противолодочных вертолётов недостаточна для решения боевых задач в полном объёме, и в июле 1970 г. был заложен головной корабль противолодочных крейсеров с авиационным вооружением нового проекта 1143 под названием «Киев». Главной особенностью этого проекта стала традиционная для обычных авианосцев угловая полётная палуба. Крейсера проекта 1143 имели дальность плавания 6900 миль на скорости хода 18,6 узлов, наибольшую скорость хода 30,5 узлов, полное водоизмещение 44 500 т.

Вместе с «Киевом», всего с 1975 по 1982 г. были введены в строй 3 корабля проекта 1143, вторым и третьим кораблём были соответственно «Минск» и «Новороссийск».

Четвёртый крейсер «Харьков» строился по проекту 11434, в котором были учтены все изменения, внесённые в базовый проект 1143 при постройке первых трёх кораблей серии. Он вступил в строй в декабре 1987 г. уже под названием «Баку», которое в октябре 1990 г. вновь изменили – на «Адмирал флота Советского Союза Горшков».

Авиагруппа крейсера проекта 11434 предусматривала следующий состав: 14 истребителей вертикального взлёта и посадки Як-41М (Як-141), 6 штурмовиков Як-38М, 10 противолодочных вертолётов Ка-27ПЛ, 2 поисково-спасательных вертолёта Ка-25ПС и 4 вертолёта дальнего радиолокационного обнаружения Ка-31. Как видно, ударную мощь авиагруппы должны были составлять истребители Як-141, которые в перспективе должны были заменить Як-38М как на первых трёх авианесущих крейсерах проекта 1143, так и на крейсерах проекта 11434. Однако Як-141 так и не был доведён до уровня готовности к серийному производству, а устаревшие морально и физически Як-38М в 1991 г. были сняты с вооружения. Таким образом, построенные в расчёте на базирование на них самолётов вертикального взлёта и посадки, эти корабли оказались без основной составляющей авиационного вооружения, что и определило их дальнейшую судьбу. Первые три крейсера – «Киев», прослуживший 18 лет, «Минск» (15 лет) и «Новороссийск» (11 лет) – были исключены из состава ВМФ в июне 1993 г. и проданы за рубеж для демонтажа. Что касается четвёртого авианесущего крейсера, то в январе 2004 г. «Адмирал Горшков» был продан ВМС Индии. Под новым названием «Викрамадитья» (санскр. «Победоносец») корабль всё ещё проходит глубокую реконструкцию на мощностях ОАО «Производственное объединение „Северное машиностроительное предприятие“» в Северо­двинске, после которой он должен поменять назначение и стать полноценным лёгким авианосцем.

Проект 1143 и его варианты, так же как и проект 1123 крейсеров-вертолётоносцев типа «Москва», был разработан Невским ПКБ.

Исходя из ставящихся перед ними задач, сфера применения таких кораблей в основном оборонительная. Специализированные вертолётонесущие крейсера хорошо справляются с задачами преследования и уничтожения лодок, район действия которых примерно известен. В то же время резкий рост боевых возможностей атомных ракетных подводных лодок, особенно в плане дальности стрельбы баллистическими ракетами, привёл к заметному снижению эффективности данного типа кораблей. В Советском Союзе надводным кораблём противолодочной обороны для удалённых районов постепенно становится большой противолодочный корабль в разных вариантах. Также со временем противолодочное вооружение стали получать все советские надводные корабли, независимо от класса.

Универсальные десантные корабли

Что касается универсальных десантных кораблей, то они как отдельный класс появились не сразу.

В годы Второй мировой войны все десантные операции традиционно заключались в высадке основных сил морской пехоты с кораблей на урез воды. Исторически, в силу театра военных действий, наибольшим опытом в сфере амфибийных операций и создания кораблей для них обладали США. Основными типами кораблей тогда были танкодесантные корабли (Landing Ship Tank), предназначенные для высадки танков и бронетехники на необорудованное побережье, и десантные корабли-доки (Landing Ship Dock), которые высаживали технику и людей на десантных катерах. Уже тогда было выяснено, что лобовая атака укреплённого побережья требует колоссальных усилий и сопряжена с большими потерями даже при подавляющем огневом превосходстве. Кроме того, участков побережья, пригодных для проведения таких лобовых атак, во всём мире не так много. Поэтому, с учётом некоторого положительного опыта воздушных десантов в ближний тыл противника, обороняющего побережье (высадка на о. Сицилия в 1943 г. и в Нормандии в 1944 г.), было принято решение начать отрабатывать так называемый «вертикальный охват». Суть этого метода заключалась в «захвате» по воздуху с тыла всех основных оборонительных сооружений на берегу с последующей спокойной высадкой на этот участок побережья сил поддержки десанта морской пехоты. Появление в 1950-х гг. вертолётов сделало эту концепцию реально осуществимой. Именно в конце 1950-х – начале 1960-х в составе десантных сил ВМФ США и Великобритании появились первые десантные вертолётоносцы, в задачу которых и входило проведение «вертикального охвата». Первой американской специально сооружённой серией десантных вертолётоносцев стала «Иводзима» (Landing Platform Helicopter). Дальнейшая интеграция классов кораблей привела к созданию в США в 1970-х гг. на базе десантных вертолётоносцев и десантных кораблей-доков универсальных кораблей типа «Тарава» (Landing Helicopter Assault/Attack), которые стали конкретным воплощением концепции «вертикального охвата» и, по сути, стандартом для всех подобных кораблей в будущем.

Универсальные десантные корабли (УДК) типа «Тарава» построены на верфи Ingalls West фирмы Litton Systems в г. Паскагула (Мексиканский залив). Всего с 1973 по 1978 г. было спущено на воду 5 кораблей, постройка велась с учётом последних достижений науки и техники в области кораблестроения.

По мнению американских специалистов, универсальные десантные корабли смогут длительное время находиться в передовых районах в высокой степени готовности и участвовать в стратегических и оперативных десантных операциях (по американской классификации – «вторжение и захват»), а также в высадке десанта тактического характера («рейд»). В период проведения десантной операции универсальные десантные корабли предназначаются в основном для выполнения следующих задач:

• высадка десанта с корабля на берег с помощью вертолётов и десантных катеров;

• непосредственная авиационная поддержка высадки десанта и его действий на берегу с помощью вертолётов и самолётов с вертикальным или укороченным взлётом и посадкой;

• управление силами десанта;

• эвакуация раненых и оказание медицинской помощи;

• материально-техническое обеспечение сил десанта.

Корабли типа «Тарава» предназначены для действий в составе десантного маневренного соединения. Каждый такой корабль и 2 танкодесантных корабля способны обеспечить переброску батальонной десантной группы морской пехоты с тяжёлыми боевыми машинами и предметами материально-технического обеспечения. Оснащение корабля различным радиоэлектронным оборудованием и средствами связи позволяет использовать его в качестве штабного для управления разнородными силами в морской десантной операции. Вооружение его универсальными артиллерийскими установками и зенитными ракетными системами ближнего действия даёт возможность вести борьбу с низколетящими целями и оказывать десанту огневую поддержку.

Штатный состав авиагруппы предусматривает наличие на борту 16 вертолётов CH-46E, 6 вертолётов CH-53E и 4 вертолётов UH-1N. Максимальное число принимаемых на борт десантно-транспортных вертолётов составляет 43 единицы.

Также в зависимости от поставленной боевой задачи на универсальных десантных кораблях типа «Тарава» могут базироваться до 20 истребителей с вертикальным или укороченным взлётом и посадкой Harrier AV-8A, способных обеспечить эффективную огневую поддержку десанта, а также лёгкие (6,8 т) самолёты типа OV-10A, предназначенные для разведки, сопровождения вертолётов и нанесения ударов по наземным целям. Не исключается возможность базирования на корабле 2–3 лёгких противолодочных вертолётов системы LAMPS.

Длина полётной палубы кораблей типа «Тарава» достигает 250 м. Наибольшая скорость хода 24 узла, дальность плавания ходом 20 узлов составляет 10 000 миль. Полное водоизмещение 40 000 т.

Следует также отметить, что, по оценке американских военно-морских специалистов, затраты на постройку и эксплуатацию в течение 20 лет одного универсального десантного корабля типа «Тарава» эквивалентны аналогичным расходам на десантный вертолётоносец и десантно-вертолётный ко-

рабль-док вместе взятым. Однако по боевой эффективности «Тарава» превосходит последние: по вместимости ангара для вертолётов – в 1,5 раза, количеству взлётно-посадочных площадок – в 1,6, по количеству перевозимых транспортных средств десан-та – в 1,1, по количеству боеприпасов десанта – в 1,2, по весу грузов десанта – в 1,7, по темпам высадки десанта – в 1,15 раза2.

Дальнейшим развитием концепции универсальных десантных кораблей стали корабли типа «Уосп». Они были разработаны по заказу командования ВМС США для замены 7 десантных кораблей типа «Иводзима» и дополнения серии из 5 универсальных кораблей типа «Тарава». Всего было построено 8 кораблей на той же верфи в г. Паскагула.

Корабли этого типа были созданы специально для обеспечения транспортировки морем и высадки на необорудованное побережье полностью укомплектованного экспедиционного батальона морской пехоты (около 1900 человек), управления силами десанта и оказания ему авиационной поддержки силами эскадрильи самолётов с вертикальным взлётом. По сравнению с типом «Тарава», «Уосп» обладает большим водоизмещением (полное составляет 40 500 т), увеличенной длиной, возросшей авиагруппой.

В Советском Союзе к концу 1960-х гг. десантные корабли по своему техническому уровню соответствовали зарубежным аналогам и даже превосходили их по некоторым элементам. В частности, это касается более надёжного устройства средств выгрузки боевой техники десанта на берег. Но если в США начала активно разрабатываться концепция «вертикального охвата», то в отечественном ВМФ развитие десантных кораблей продолжалось по старым концептуальным взглядам. С одной стороны, это было обусловлено второстепенностью десантных действий для ВМФ на фоне доминирования сухопутных операций, а с другой, традиционным пренебрежением и недоверием руководства ВМФ к авиации вообще и к корабельной в частности3.

Поэтому в то время как в США начали закладывать и спускать на воду первые универсальные десантные корабли из серии «Тарава», в СССР первым десантным кораблём нового поколения стал большой десантный корабль (БДК) проекта 1171 «Воронежский комсомолец», не имевший авиагруппы вообще. Проект 1171 был разработан Невским ПКБ в середине 1960-х; с 1966 по 1975 г. на судостроительном заводе «Янтарь» в Калининграде было построено всего 14 кораблей из этой серии.

В следующем проекте отечественного БДК Главком ВМФ СССР адмирал С. Г. Горшков следовал прежним концептуальным положениям – непосредственная высадка десанта на урез воды4. Тактико-техническое задание на проектирование БДК серии 1174 «Носорог» было выдано Невскому ПКБ в 1964 г. Однако в процессе проектирования по указанию Главкома вносились изменения: была предусмотрена доковая камера и обеспечена возможность десантирования личного состава подразделений морской пехоты вертолётами. Все эти изменения вносились Главкомом как раз под впечатлением программы строительства УДК «Тарава», и для советского ВМФ также стало уже очевидным, что будущее в десантных операциях – за «вертикальным охватом». В результате обычный танкодесантный корабль превратился в оригинальный десантно-вертолётный корабль-док: в отличие от других аналогичных кораблей, он мог высаживать десант и технику непосредственно на необорудованное побережье и на воду. Доступность берегов составляла: для носовой сходни 17 %, для десантно-высадочных средств (десантные катера и десантные катера на воздушной подушке) – больше 40%, для вертолётов – 100 %5.

Другим, уже негативным, следствием постоянного вмешательства руководства ВМФ в процесс проектирования и постройки корабля стало то, что головной корабль проекта 1174 «Иван Рогов» был построен только в 1978 г. – спустя 14 лет после проектирования. Всего с 1978 по 1989 г. на ССЗ «Янтарь» было построено 3 корабля: «Александр Николаев» вступил в строй в 1982 г., «Митрофан Москаленко» – в 1989 г.

Сам же корабль в результате всех изменений приобрёл тяжеловесный внешний вид из-за относительно малого размера корпуса и громадной надстройки, т. к. принятый изначально прототип – БДК проекта 1171 – не менялся.

Авиационная группа корабля – 4 вертолёта Ка-29, полное водоизмещение 14060 т, дальность плавания ходом 18 узлов составляет около 4000 миль, максимальная скорость хода 21 узел.

Недостатки БДК проекта 1174 были очевидны, поэтому по указанию Главкома ВМФ Невским ПКБ на протяжении всех 1980-х велось проектирование полноценного УДК по типу американского «Тарава», но с меньшим водоизмещением (проект 11780). Проекту не суждено было воплотиться в жизнь. Отсутствие свободных производственных мощностей (на ЧСЗ в это время был заложен первый советский авианосец), подковёрные интриги и идейные войны между Генштабом и Главкомом ВМФ Горшковым не позволили начать строительство полноценных УДК.

Предполагалась постройка двух кораблей – «Херсон» и «Кременчуг». Стандартное водоизмещение корабля проекта 11780 составляло 25 000 т, максимальная скорость хода 30 узлов, дальность плавания на скорости хода 18 узлов – 8000 миль. Авиагруппа в десантном варианте включала 12 вертолётов Ка-29, в противолодочном – 25 вертолётов Ка-27.

Рассмотрев вкратце историю вертолётонесущих кораблей и спектр боевых задач, для которых они создавались, можно более объективно порассуждать о «Мистрале».

Проект «Мистраль»

Проект универсального десантного корабля типа «Мистраль» разработан французским военным судостроительным объединением DCNS в 1990-е гг. В настоящее время в состав ВМФ Франции входят два корабля такого типа, «Мистраль» и «Тоннер».

Полное водоизмещение «Мистраля» составляет 21 300 т при длине 192 м, ширине 32 м и осадке 6,2 м. Корабль способен развивать скорость до 19 узлов, а дальность его хода составляет 11 000 миль. «Мистраль» способен перевозить до 60 бронетранспортёров, или 450 десантников (при оперативной переброске до 900 десантников) плюс 13 танков, или 70 автомобилей. В авианосную группу корабля могут входить до 16 ударных вертолётов Eurocopter Tiger или до 12 многоцелевых NHI NH90. Корабль вооружён двумя ЗРК Simbad, двумя 30-миллиметровыми пушками и четырьмя пулемётами калибра 12,7 мм.

Схема ходовой установки «Мистраля» до этого применялась только в гражданском судостроении. Она состоит из дизельных двигателей и генераторов, которые обеспечивают электричеством все дополнительные системы корабля. Вместо гребных валов используется пара винторулевых колонок, способных вращаться на все 360 градусов и играющих, что ясно из названия, роль не только винтов, но и рулей. Такая схема позволяет увеличить полезный объём внутри судна.

На корабле установлена боевая информационно-управляющая система SENIT 9 и система обмена данными и управления разнородными силами SIC-21.

Запутанная история вокруг возможной покупки Россией французских кораблей типа «Мистраль» началась в октябре 2008 г. На проходившем в парижском пригороде Ле-Бурже 21-м международном военно-морском салоне «Euronaval 2008» Главком ВМФ Владимир Высоцкий впервые заявил о намерении закупить у Франции такие десантные корабли.

До сих пор тянется долгий период переговоров, о детальном содержании которых мало что известно, не говоря об истинных мотивах приобретения кораблей такого типа и именно во Франции. В прессе постоянно появлялись высказывания командования Вооружённых Сил России и высшего руководства страны, которые, с одной стороны, в какой-то мере проливали свет на причины такого решения, а с другой, не выдерживали критики экспертов. Если попытаться обобщить такие высказывания, то аргументы в пользу покупки «Мистралей» получаются следующие:

•технологическая отсталость отечественного ВПК, его неспособность производить весь спектр необходимых вооружений на высококачественном уровне;

• отечественный ВПК должен быть открыт для международной конкуренции;

• военные угрозы: например, нерешённый со стороны Японии территориальный спор вокруг Курильских островов, положение Калининграда как анклава.  

С такими аргументами сложно согласиться.

Если говорить о какой-то технологической отсталости отечественного ВПК и, в частности, о судостроительных технологиях, здесь хочется вспомнить советский проект 11780, строительство которого не началось по политическим причинам, а не потому, что нет соответствующих технологий. У российской Объединённой судостроительной корпорации (ОСК) есть собственные производственные мощности, способные решить задачу строительства УДК: «Адмиралтейские верфи» (Санкт-Петербург), «Янтарь» (Калининград), «Звезда» (Большой Камень, Приморье). Помимо этого, известно, что в апреле 2010 г. между ОСК и «Черноморским судостроительным заводом», на котором предполагалась закладка советского УДК, был подписан договор о сотрудничестве.

Что касается конкуренции для отечественной военной промышленности, то это справедливо лишь отчасти и когда речь идёт о конкуренции между предприятиями, но если государство будет конкурировать с собственным ВПК, то положению последнего не позавидуешь. Предпочтение зарубежным разработкам может быть оправданным при отсутствии отечественных аналогов – но, опять же, есть проект 11780 Невского ПКБ, который, как и «Мистраль» во Франции, да и все подобные корабли, создавался по типу американского «Таравы». Понятно, что путь импорта вооружений проще и легче, но также очевидно, что отечественный ВПК и конструкторская школа без амбициозных заказов будут просто деградировать и вырождаться.

А если говорить о территориальных претензиях Японии и положении Калининграда как анклава, то эти проблемы существуют давно, и коль скоро воспринимать их как реальные военные угрозы, то возникает вопрос: почему эти военные угрозы не учитывались до сих пор в государственном оборонном заказе и военно-морской доктрине?

Последовательным развитие событий вокруг возможной покупки «Мистралей» также не назовёшь.

С самого начала руководство ВМФ проявляло настойчивый интерес именно к французским десантным кораблям, а не вообще к кораблям подобного класса. В ноябре 2009 г. «Мистраль» ВМС Франции прибыл в Петербург с рекламно-деловыми целями, а в декабре «Балтийский завод» посетила делегация Минобороны и судостроительной промышленности Франции с целью оценки производственных возможностей для лицензионной постройки кораблей типа «Мистраль». Тем временем руководство ВМФ РФ сообщало, что Россия ведёт переговоры с Голландией и Испанией о возможности приобретения для отечественного ВМФ корабля типа французского вертолётоносца «Мистраль». Однако смеем предположить, что переговоров в том виде и объёме, как они ведутся с французской стороной, не было, имели место лишь ознакомительные встречи, которые в прессе почти не освещались. Так, в марте 2010 г. испанская газета «El Pais» написала, что высокопоставленная российская военная делегация посетила судоверфь в Ферроле (область Ла-Корунья), чтобы ознакомиться с кораблём «Хуан Карлос I».

Тем не менее, контракт на покупку «Мистралей» до сих пор не подписан, и когда состоится его подписание, в настоящий момент никто сказать не может – переговоры связаны с большими разногласиями.

Одним из основных камней преткновения считается вопрос объёма передаваемых технологий. Вначале были опасения, что Франция как член НАТО не сможет поставить корабли с технической начинкой, включая боевую навигацию – эксперты выделяют прежде всего информационно-управляющую систему SENIT 9 и систему обмена данными и управления разнородными силами SIC-21. Без них «Мистраль» не представляет большой ценности. Однако в октябре 2010 г. директор французской государственной компании военного кораблестроения DCNS, производителя «Мистралей», Пьер Легро сообщил РИА Новости, что предприятие не ограничено в передаче технологий России, но корабли будут отличаться от французских аналогов. В свою очередь, пресс-секретарь ВМС Франции Юг Д’Аржантре сообщил, также РИА Новости, что все системы, установленные на борту кораблей типа «Мистраль», сделаны во Франции, а не в США или других странах НАТО.

Другим источником разногласий является вопрос цены. Следует отметить, что за время переговоров первоначальная схема строительства «1 корабль во Франции – 3–4 в России» изменилась на «2 корабля во Франции – 2 в России». Если контракт на поставку двух судов класса «Мистраль» для собственных нужд ВМС Франции составлял 685 млн евро, то цена кораблей по российскому заказу с ходом переговоров неуклонно росла и в настоящее время фактически вдвое превышает обычную стоимость «Мистралей». Так, в декабре 2010 г. источник, близкий к переговорному процессу, сообщил РИА Новости, что стоимость строительства первого корабля типа «Мистраль» на французских верфях составит 720 млн евро. А в марте 2011 г. первый заместитель министра обороны России Владимир Поповкин заявлял, что стоимость контракта на покупку двух готовых вертолётоносцев и лицензий на строительство двух таких кораблей в России оценивается не меньше чем в 1,5 млрд евро. Одним из основных факторов такого, по сути, неприличного роста стоимости называют изменения в техническом задании, постоянно вносимые Минобороны РФ. Речь идёт об укреплении взлётной палубы для посадки тяжёлых российских вертолётов, укреплении корпуса корабля для плавания в северных широтах, системах кондиционирования воздуха во внутренних помещениях корабля при температурах за бортом до минус 20–30 градусов.

Наконец, одним из ярких событий всей неразберихи вокруг «Мистралей» стал международный закрытый тендер на поставку универсальных десантных кораблей для ВМФ России. На фоне долгих и эксклюзивных переговоров с французами его объявило Министерство обороны в октябре 2010 г. Сами переговоры до объявления результатов тендера были приостановлены, а в официальных заявлениях отмечалось, что тендер носит формальный характер и, главным образом, служит для определения субподрядчика на территории России. Помимо французского объединения DCNS, производящего «Мистрали», в конкурсе приняли участие: испанское судостроительное объединение Navantia с УДК типа «Хуан Карлос I»; немецкая компания TKMS с проектом корабля серии MDH200 (вместо предполагавшегося ранее голландского УДК «Йохан Де Витт»); южно-корейская компания Daewoo Shipbuilding and Marine Engineering (DSME) c УДК «Докдо». А также ОСК, предложившая в качестве субподрядчиков свои три предприятия: «Адмиралтейские верфи» (Санкт-Петербург), «Янтарь» (Калининград) и «Звезда» (Большой Камень, Приморье). В конце декабря предсказуемые итоги тендера были озвучены – это «Мистраль», а субподрядчиком строительства российских «Мистралей» выступят «Адмиралтейские верфи» с новыми производственными мощностями на о. Котлин, которые только планируется возводить.

В январе 2011 г. во французском городе Сен-Назер, на верфях компании STX, на которых будут строиться вертолётоносцы, вице-премьер РФ Игорь Сечин и министр обороны Франции Ален Жюппе подписали соглашение в области строительства десантных кораблей-доков типа «Мистраль» для России. Однако в нём не оговариваются ни порядок цен, ни сроки, ни количество, ни комплектация закупаемых для России кораблей.

Итак, вся история, связанная с намерениями Минобороны России закупить «Мистрали», выглядит очень запутанной, особенно с учётом того, что французский проект является далеко не единственным на рынке.

Конкуренты «Мистраля»

С экономической точки зрения, очень привлекательным выглядел южно-корейский проект.

Летом 2010 г. ОАО «Объединённая судостроительная корпорация» (ОСК) сообщала, что готова построить корейский аналог французского вертолётоносца «Мистраль» на своих верфях за три года. «Докдо» компании DSME предполагалось возводить на совместном предприятии «Звезда – DSME» (Большой Камень, Приморье). Условия сделки изначально были другие: вместо закупки кораблей за рубежом Россия могла сразу начать строительство кораблей на своей верфи по лицензии. Не говоря о стоимости одного «Докдо», которая составляет 450 млн долларов, а не 720 млн евро, как в случае с «Мистралем».

Полное водоизмещение «Докдо» 19 000 т, длина 200 м, ширина 32 м, дальность плавания 10 000 миль при скорости хода 18 узлов. Десантовместимость 720 десантников и 6 танков, или 7 амфибий, или 10 грузовиков. Авиагруппа включает до 10 вертолётов UH-60.

Очевидно, что южнокорейский УДК не только дешевле «Мистраля», но и имеет ряд тактико-технических преимуществ по скорости хода и десантовместимости.

Испанский «Хуан Карлос I» по сравнению с «Докдо» и «Мистралем» является более крупным кораблём и по своим возможностям соответствует уже авианосцам. Полное водоизмещение «Хуана Карлоса I» составляет 27 000 т, длина 230 м, ширина 32 м, осадка 6 м, максимальная скорость хода 21 узел, максимальная дальность плавания 9000 миль при скорости хода 15 узлов. В ангаре под верхней палубой могут размещаться

12 вертолётов NH90, либо 8 вертолётов CH-47, либо 7 самолётов вертикального взлёта и посадки F-35B или AV-8B Harrier II – для облегчения взлёта последних корабль оснащён носовым трамплином. С учётом размещения на палубе корабль вмещает до 30 летательных аппаратов. Десантовместимость составляет 900 десантников и 77 единиц техники.

Что касается стоимости, то правительству Испании «Хуан Кар-лос I» обошёлся в 360 млн евро6 и был передан ВМС в июне 2010 г. Следует также отметить, что УДК типа «Хуан Карлос I» уже выигрывал международный тендер у «Мистраля»: в 2007 г. Австралия заключила контракт на поставку двух таких кораблей.

Пока номер готовился к печати, событие, о котором так долго говорили и которого так долго ждали, свершилось – Франция и Россия подписали контракт на продажу четырёх вертолётоносцев «Мистраль». Два первых вертолётоносца будут построены на французских верфях в Сен-Назере. При этом лицензии и техдокументация на отдельные корабельные системы французской стороной по контракту переданы не будут.

Илья Буравлев

Партнеры