Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

Многофункциональное судно-спасатель катамаранного типа как платформа кораблей будущего

Суда и корабли многокорпусных схем давно доказали своё право на существование, но до относительно недавнего времени области их использования были весьма ограниченны. Катамараны стали весьма популярной схемой для яхт, рыболовецких и вспомогательных судов малого тоннажа и фактически стандартом для скоростных катеров и паромов.

Использование катамаранной схемы для судов общего назначения и боевых кораблей оставалось делом единичных экспериментов. Несмотря на очевидные преимущества использования ка­та­маранной схемы для многих классов судов, консерватизм отрасли и наличие большого количества уже имеющихся проектов и прототипов привели к снижению скорости внедрения нетрадиционных корпусных схем.

Однако в последнее время в данной отрасли мирового судостроения наметился очевидный перелом. Сразу несколько судостроительных компаний объявили о создании судов катамаранного типа для использования в качестве судов обеспечения водолазных и подводно-технических работ, судов для снабжения и обслуживания буровых установок, многофункциональных судов военного и гражданского назначения. Причиной изменений стала совокупность факторов, пришедшихся на последнее десятилетие, в числе основных из которых: развитие судостроительной промышленности и науки, возросшая роль экономической эффективности эксплуатации и положительный опыт применения экспериментальных и арендных многокорпусных судов при решении практических задач ведущими зарубежными военно-морскими силами и флотами. Так, с одной стороны, интенсивные научные исследования, направленные на повышение мореходности и снижение потерь скорости катамаранов [1], а с другой – инновационные практические решения и наработка опыта строительства катамаранов [2] привели к созданию многокорпусных судов океанского класса, использующих одновременно и подводные крыльевые системы, и водомётные движительные установки, и технологии снижения ударных нагрузок на волнении («прокалывание» волны, соединительный мост с центральным «телом» и внутренними подзорами оптимизированной формы).

Лидирующую роль в применении катамаранов «новой волны» играют гражданские пользователи, оценившие в первую очередь их экономическую и технологическую эффективность. Причём сейчас это не только традиционные потребители катамаранов в лице компаний по скоростным пассажирским перевозкам, но и достаточно широко представленные сервисные компании морского нефтегазового сектора, приобретающие суда для снабжения платформ [3] (рис. 1), суда для обеспечения водолазных и подводно-технических работ [4] (рис. 2). Во многом это обусловлено многофункциональностью новых катамаранов, позволяющей с минимальной потерей времени и финансов переконфигурировать на борту контейнеризованное оборудование под актуальные задачи.

В военном флоте процесс внедрения идёт, естественно, меньшими темпами, не считая малотоннажных заказов ВМС Китая, с ходу разместивших заказ на 40 ракетных катеров «Type 022» [5] и ВМС Латвии, заказавших 5 патрульных кораблей типа «Skrunda» [6] (рис. 3) (на базе производящихся с 1999 го­да лоцманских судов типа «Duhnen»). Конечно, интегрирование судов нового типа в существующие системы вооружения, эксплу­атации и применения флотов требует опыт­ной эксплуатации катамаранов. Так, Ве­ликобритания провела опытную эксплуатацию многокорпусного судна «Triton», а США с 2001 года проводят последовательно экспериментальную эксплуатацию катамаранов «HSV – X1 Joint Venture» и «TSV – 1X Spearhead» (арендованы у производителя – австралийской компании Incat в 2001 и 2002 году соответственно), «HSV 2 Swift» (арендован у того же производителя в 2005 году) (рис. 4), «HSV WestPac Express» (арендован у производителя – компании Austal USA), «FSF – 1 Sea Fighter» (раннее наименование LSC-X) (рис. 5). Результаты, полученные в ходе столь широкой опытной эксплуатации указанных судов практически во всех районах мирового океана за более чем десятилетний период (в том числе участие в операциях в Персидском заливе, Средиземноморье (Ливан), устранении последствий ураганов и цунами в Мексиканском заливе, Японии и т. д.), показали высокую эффективность многофункциональных судов катамаранного типа при решении задач как по прямому назначению, так и в смежных областях. Так, по результатам экспериментальной эксплуатации «HSV 2 Swift» в мае 2013 года отправлен в составе 4-го флота в патрулирование зоны Южной и Центральной Америки для борьбы с наркотрафиком вместо фрегатов «Oliver H Perry» как более скоростная, экономичная платформа – носитель контейнеризованного вооружения. Более того, в докладе для конгресса США от 24 мая 2013 года [7] отмечается, что новая генерация многофункциональных катамаранов JHSV (Joint High Speed Vessel – разработаны и производятся на основе опыта эксплуатации судов типа «HSV 2 Swift») может заменить в определённых задачах и суда программы LCS (Littoral combat ship). Это, безусловно, не означает конец программы LCS, но в контексте заказа у одного из основных участников программы LCS, компании Austal USA, 10 многофункциональных катамаранов JHSV (головной «Spreahead» уже проходит испытания) и срочного приобретения в 2012 году у Морской администрации США двух аналогов HSV (Alakai и Huakai), ранее обслуживавших скоростные линии на Гавайях, служит ясным сигналом установившегося тренда.

Анализ отечественного рынка предложения и применения судов катамаранного типа показывает, что кроме теоретических обоснований эффективности применения судов катамаранного типа [8], наличия предложений проектных организаций [9] и ограниченного количества предприятий, строящих [10, 11] (рис. 6) и эксплуатирующих [12] (рис. 7) суда катамаранного типа (причём исключительно малотоннажные), активности практически нет, особенно в целях ВМФ РФ. Между тем всё сказанное выше о состоянии мирового сегмента данного рынка свидетельствует о том, что вопросу судов катамаранного типа необходимо уделить пристальное внимание. Представляется, что прикладным вопросом, служащим толчком для апробации и широкого внедрения судов катамаранного типа в отечественном ВМФ, может стать создание многофункционального судна-катамарана для обеспечения водолазных, подводно-технических, аварийно-спасательных и гидрографических работ. Учитывая протяжённость морских коммуникаций, мелководные районы, ограниченное количество пунктов базирования, наличие скоростного, мореходного и при этом мелкоси­дя­щего многофункционального судна-спасателя катамаранного типа заметно повысит безопасность на море, как в прибрежной зоне, так и в районах открытого моря. Такой катамаран спасатель будет служить своеобразным соединительным звеном между рейдовыми водолазными катерами (строящиеся ОАО «Тетис Про» РВК катамаранного типа для ВМФ РФ и РВК пр. А-160 Госморспасслужбы России) и океанскими спасателями (пр. 21300 ВМФ РФ и пр. MPSV07 / пр. SDS08 Госморспасслужбы России – построены в 2010–2012 годах в рамках реализации федеральных целевых программ, подпрограмм «Морской транспорт» ФЦП «Модернизация транспортной системы (2002–2010 гг.)» и ФЦП «Развитие транспортной системы России (2010–2015 гг)»).

В круг задач данного многофункционального судна-спасателя катамаранного типа целесообразно ввести обеспечение:

  • работ телеуправляемых необитаемых подводных аппаратов (ТНПА) осмотрового и рабочего классов;

  • работ автономных необитаемых подводных аппаратов (АНПА);

  • работ автономных необитаемых подводных аппаратов с динамическими принципами обеспечения движения (глайдеров);

  • полётов беспилотных летательных аппаратов (БПЛА);

  • работ автономных и привязных обитаемых подводных аппаратов (ОПА);

  • работ жёстких водолазных скафандров (ЖВС);

  • водолазных работ;

  • поисково-обследовательских работ;

  • аварийно-спасательных работ;

  • подводно-технических работ;

  • ликвидации разливов нефти (ЛАРН);

  • энергетического снабжения;

  • морских научно-исследовательских работ;

  • морских инженерных изысканий;

  • гидрографических работ;

  • противопожарных функций;

  • развозки экипажей морских инженерных сооружений.

Что касается особенностей исполнения многофункционального судна-спасателя катамаранного типа, следует отметить, что для решения указанных задач и обеспечения функционирования спасательного и подводно-технического оборудования, проведения водолазных спусков, работы телеуправляемых аппаратов и швартовки к морским инженерным сооружениям требуется установка системы динамического позиционирования классом не ни­же DYNPOS II (DP 2). Необходимо также принять во внимание потребность в размещении спецперсонала, не входящего в со­став постоянного экипажа и задействованного на эксплуатации функциональных подсистем. Численность спецперсонала может составлять от 10 до 20–25 человек. По существующей практике, для судна-катамарана длиной 50–60 м уровень авто­матизации должен позволять нормальную эксплуатацию постоянным экипажем 10–12 человек. Наличие моста, соединяющего корпуса катамарана, даёт возможность лёгкого и экономически эффективного обустройства систем, механизмов и приспособлений для работы функциональных подсистем, задействованных в обеспечении ПТР, и работ различных подводных и опускных аппаратов. Для судна традиционной однокорпусной компоновки даже относительно небольшая шахта (moonpool) – сложный и затратный элемент конструкции, т. к. шахта и устройства/механизмы её обслуживания занимают существенные объёмы на всех палубах судна; также определённую трудность представляет обустройство закрытий. Широко используемые устройства типа слипов на судах однокорпусной компоновки вынуждают терять значительную часть подпалуб­ного объёма в кормовой части судна, заставляя переносить машины и механизмы ближе к носу. На катамаранах выполнение слипа не оказывает существенного негативного влияния, более того: есть возможность создания много­функционального спуско-подъёмного уст­ройства в виде слипа / погружной горизонтальной платформы, которая может быть использована в том или ином режиме. Многофункциональность судна-спасателя катамаранного типа обеспечит увеличение площади рабочей палубы (являющейся ключевой характеристикой для описания эффективности судов обеспечения) до 2,5 раз по сравнению с однокорпусными судами, что позволит размещать сменные контейнеризованные модули оборудования в зависимости от стоящих задач, а в особый период – и модули контейнеризованного вооружения.

Таким образом, достаточно реально, что создание многофункционального судна-спасателя катамаранного типа обеспе­чит создание универсальной платформы, на базе которой, получив опыт эксплуатации, в дальнейшем без значительных затрат возможно создание судов различных классов, а в перспективе – малобюджетных боевых многофункциональных кораблей, что представляется крайне актуальным.

Борис Гайкович, заместитель генерального директора ЗАО «НПП ПТ «Океанос», доцент кафедры Океанотехники и морских
технологий СПбГМТУ, член реестра экспертов по нефтегазовому оборудованию Российской Федерации, канд. техн. наук

Партнеры