Перспективные экспедиционные формирования ВМФ России

Освоение пространств и ресурсов Мирового океана – одно из главных направлений развития мировой цивилизации в текущем столетии. Сущность национальной политики ведущих морских держав и большинства государств мирового сообщества в обозримом будущем составят самостоятельная деятельность и сотрудничество в освоении Мирового океана, а также неизбежное соперничество на этом пути.

ВМФ является главной составляющей и основой морского потенциала РФ, одним из инструментов внешней политики государства и предназначен для обеспечения защиты интересов РФ и её союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений [1].

По взглядам многих специалистов, в настоящее время назрела необходимость применения для защиты национальных интересов в Мировом океане так называемых экспедиционных формирований (сил, войск).

Экспедиционные силы – это часть ВС государства (коалиции государств), переброшенные морским путём или по воздуху в определённый район Мирового океана (на территорию другого государства) для выполнения военно-политических и стратегических задач: захвата или защиты территории, овладения важными районами, содействия союзным армиям и т. п.

Экспедиционные формирования РФ могут представлять собой контингенты сил (войск), специально созданных из соединений, частей (кораблей) и подразделений, выделенных из состава видов (родов сил) ВС для выполнения определённых задач, в том числе ведения военных действий, за пределами государства (на территориях зарубежных стран), как правило, в отдалённых районах Мирового океана.

Целесообразность создания и применения экспедиционных формирований РФ в ближайшей и относительно отдалённой перспективе обусловлена следующими причинами:

1) возможным возникновением угрозы на­цио­нальным интересам страны за пределами территории России и необходимостью их во­оружённой защиты;

2) выполнением союзнических обязательств или необходимостью оказания военной помощи дружественному государству;

3) выполнением соответствующих резолюций СБ ООН или решений в рамках региональных международных договоров по безопасности и сотрудничеству (СНГ, ОБСЕ, ОДКБ, ШОС);

4) возникновением чрезвычайных обстоятельств, требующих принятия срочных мер (поисково-спасательные действия, эвакуация населения и граждан РФ при стихийных бедствиях, техногенных авариях, гуманитарных катастрофах и т. п.).

Создание в ВМФ России экспедиционных формирований полностью соответствует положениям Морской доктрины Российской Федерации на период до 2020 года о военно-морском присутствии в оперативно важных районах Мирового океана для выполнения задач в области военно-морской деятельности [2].

Очень важно, что экспедиционное соединение обладает экстерриториальностью, то есть не зависит от наличия баз на территории другой страны, что позволяет избежать политических, экономических и социальных осложнений.

Обсуждая перспективность создания экспедиционных формирований ВМФ России, следует определиться с их целесо­образным корабельным составом и оснащением. Здесь прежде всего речь должна идти о стержневых элементах этого состава.

В этом плане одной из самых острых дискуссионных тем в сфере военного строительства в России является закупка у Франции десантных вертолётных кораблей-доков (ДВКД) типа «Мистраль».

Данные корабли по общепринятой западной классификации являются универсальными десантными кораблями (УДК), но в их отношении в России используется термин ДВКД. По сути речь идёт о двух разных подклассах десантных авианесущих кораб­лей: десантно-штурмовых (amphibious assault ships), которые у нас классифицируются как УДК, и десантных транспортных доках (amphibious transport docks), в отечественной практике именуемых ДВКД. И те и другие несут транспортные вертолёты для высадки морской пехоты на берег, располагают док-камерами с десантными катерами (обычными или на воздушной подушке) для переброски личного состава и автобронетехники на плацдармы.

Французы же выделили их в отдельный подкласс: десантно-командный корабль, в оригинале Batiment de Projection et de Commandment (BPC), или Force Projection & Command Vessel (корабль проецирования силы и управления). Правда, в остальных странах его продолжают классифицировать как обычный десантный вертолётоносец-док, LHD (рис. 1).

А отличаются друг от друга корабли этих двух подклассов водоизмещением, количеством вертолётов, перевозимой техники и людей, а также архитектурой:

– универсальные десантные корабли (УДК) полным водоизмещением от 16 000 до 30 000 тонн с расширенными авиационными возможностями предназначены прежде всего для высадки войск морского десанта;

– многофункциональные десантно-верто­лёт­ные корабли-доки (ДВКД) полным водоизмещением от 9000 до 20 000 тонн ориен­тированы на выполнение максимально возможного количества задач [3].

Что же собой представляет сам корабль «Мистраль»? Это корабль, способный высаживать десант и осуществлять снабжение войск на берегу с помощью вертолётной авиагруппы и десантных катеров, размещённых во внутренней док-камере (рис. 2). Высадка десанта и переброска грузов могут осуществляться так называемым «загоризонтным» способом, без подхода к берегу, что отличает его от отечественных больших десантных кораблей (БДК). Отечественные БДК, по большому счёту, являются танко­десантными, то есть способными пере­во­зить десант и военную технику и высаживать их непосредственно на берег или вблизи него (плавающую технику). «Мистраль» же способен высадить всю перевозимую технику (может принимать около 40 танков или около 70 автомашин) десантными катерами (рис. 3), а личный состав или грузы – вертолётами. И такие высадки могут проводиться «за горизонт», то есть на значительном удалении от берега, имея запас по манёвру и выбору пунктов высадки, не входя в зону поражения береговых противодесантных средств, что имеет значение в случае противодействия с берега.

«Мистраль» способен осуществлять огневую поддержку десанта или своих сил на берегу силами авиагруппы, которая может состоять (в российском варианте корабля) из 16 вертолётов. В зависимости от задачи состав авиагруппы может варьироваться. Кроме транспортно-боевых вертолётов Ка-29 в неё могут входить ударные вертолёты Ка-52К или противолодочные Ка-27. Последние могут применяться в противолодочных действиях, также с участием «Мистраля». Нет никаких препятствий и для размещения на борту как вертолётов радио­локационного дозора Ка-27М (рис. 4), так и беспилотных летательных аппаратов различного назначения.

Установка на вертолёт радара с активной фазированной решеткой составляет основу модернизации Ка-27М. БРЛС FH-A входит в состав радиолокационной командно-тактической системы (РКТС). Такая система объединит многие другие системы, находящиеся на борту вертолёта: акустическую, магнитометрическую, радиоразведки, в том числе РЛС. При этом вся информация от других систем выводится на индикатор приборного оборудования. Радар FH-A располагается под фюзеляжем вертолёта Ка-27М. Он обеспечивает круговой обзор поверхности и воздушного пространства [4].

В док-камере вместо десантных катеров возможно размещение другого вооружения и технических средства, подходящих по массо­габаритным параметрам.

Корабль может применяться как пункт оперативного управления силами (войсками) в море/на берегу в зависимости от выполняемых задач. Значительное место на корабле занимает госпиталь с несколькими операционными, что нельзя считать лишним при проведении операций вдали от своих основных сил. Внушительные размеры корабля позволяют существенно улучшить условия обитания экипажа и десанта, которые нельзя назвать идеальными на оте­чественных БДК (первые из которых созданы на основе сухогрузов). Это также следует считать немаловажным, учитывая внушительную дальность плавания (около 20 000 миль) и автономность. В целом корабль такого класса является абсолютно новым явлением для нашего флота, прежде всего по своим возможностям.

В варианте ДВКД для ВМФ России («Владивосток» и «Севастополь») произведены некоторые изменения в конструкции корабля (рис. 5):

– усилены борта корпуса для эксплуатации в северных широтах в ледовой обстановке;

– обеспечен подогрев лётной палубы для эксплуатации в зимних условиях;

– увеличена высота проёма ангара в районе подъемных лифтов для базирования вертолётов типа Ка-29;

– планируется устанавливать вооружение российского производства [5].

Целью включения в состав ВМФ России десантных вертолётных кораблей-доков (ДВКД) типа «Мистраль» является формирование на их основе группировок разнородных сил ВМФ, способных в рамках стратегии многоступенчатого сдерживания выполнять задачи проецирования силы и на качественно новом уровне выполнять широкий спектр задач  управления.

Основное предназначение ДВКД – транспортировка военной техники и личного состава морского десанта, осуществление его высадки на необорудованное побережье с использованием вертолётов и быстроходных десантных катеров и обеспечение управления разнородными группировками сил (войск) ВМФ в составе межвидовых группировок ВС РФ в оперативно-стратегическом, оперативном и оперативно-тактическом звеньях управления.

ДВКД в составе группировки разнородных сил флота, являясь мобильным элементом военной инфраструктуры, способен:

– оперативно развернуть силы (войска) в районы закрытых морей и обеспечить их функционирование для поддержания благоприятного оперативного режима в мирное время и для завоевания и удержания господства в военное время;

– в сжатые сроки и при минимальных потерях обеспечить эффективное достижение группировкой сил военно-политических или иных целей государства в ходе вооружённого противоборства, используя современные системы связи и автоматизированные информационно-управленческие системы, усовершенствованные средства разведки и высокоточное оружие;

– выполнять, в качестве ядра группировки, главенствующую роль в составе сил быстрого реагирования – сбалансированных и автономных десантных формирований, готовых к оперативному развёртыванию в отдаленные районы ТВД;

– обеспечивать контроль заданной акватории группировкой сил и прилегающих территорий войсками морского десанта (осуществлять высадку войск морского/воздушно-морского десанта с помощью транспортно-боевых вертолётов и высокоскоростных десантных катеров).

Цели применения группировки разнородных сил флота, включающей ДВКД:

– военно-морское присутствие в оперативно важных районах Мирового океана для создания и поддержания благоприятной обстановки, надёжно обеспечивающей национальную безопасность и защиту национальных интересов РФ;

– упреждающее воздействие военной силой в интересах деэскалации военного конфликта и его урегулирования на условиях, отвечающих интересам РФ;

– скорейшее, совместно с группировками войск (сил) на ТВД, пресечение агрессии против РФ и её союзников;

– выполнение представительских функций и поддержка внешнеполитических акций Правительства РФ.

Задачи группировки разнородных сил флота, включающей ДВКД, делятся на следующие три основные группы.

Боевые задачи:

– поддержание благоприятного оперативного режима совместно с другими силами флота в мирное время, завоевание и удержание господства в оперативно важных районах закрытых морей в составе межвидовой группировки сил (войск) на ТВД в военное время;

– высадка морских (воздушно-морских) десантов на обороняемое побережье;

– переброска войск на угрожаемые направления;

– доставка оружия, материальных средств и других важных грузов военного назначения;

– эвакуация войск воздушно-морского десанта по завершении или в случае неуспешности выполнения ими задач на берегу.

Миротворческие задачи:

– упреждающее развёртывание в зону во­оружённого конфликта для сдерживания его эскалации;

– ведение блокадных действий в районе конфликта;

– разъединение вооружённых группировок конфликтующих сторон с применением войск десанта;

– обеспечение безопасности функционирования морских транспортных коммуникаций и промышленной деятельности на море и на континентальном шельфе в районе конфликта;

– локализация и устранение последствий техногенных катастроф и стихийных бедствий, эвакуация миротворческих сил и населения, оказание гуманитарной и медицинской помощи пострадавшим и беженцам;

– оказание помощи терпящим бедствие морским судам и летательным аппаратам, проведение спасательных работ.

Задачи управления:

– обеспечение непрерывной и устойчивой связи и взаимодействия с командными пунк­тами;

– обработка информации, поступающей в сетях управления и обмена информацией от тактического до оперативного уровней;

– оценка оперативно-тактической обстановки и выработка рекомендаций по применению группировок сил (войск), развёрнутых в море, в прибрежной зоне и примыкающих континентальных районах;

– информационная поддержка при централизованном и децентрализованном управлении действиями сил (войск);

– оказание управляющего воздействия на силы и войска на всю глубину оперативного построения межвидовой группировки.

В зависимости от характера выполняемых экспедиционными формированиями ВМФ задач для действий на море и с моря в военное и мирное время возможно применение соответствующих группировок (групп) разнородных сил в виде следующих формирований:

– экспедиционной ударной группы (ЭУГ);

– экспедиционной многоцелевой группы (ЭМГ).

Экспедиционная ударная группа (ЭУГ) – корабельная группа временного формирования, предназначенная для высадки войск морского десанта и нанесения ударов по морским и наземным объектам (стационарным и мобильным) в системе ПДО побережья противника, а также по его критически важным наземным объектам на дальность применения высокоточного ударного корабельного оружия.

В состав ЭУГ могут входить десантные корабли с батальонной боевой тактической группой морской пехоты и вертолётной группой на борту, ракетные корабли с высокоточным ракетным оружием, применяемым по морским и наземным объектам, многоцелевая подводная лодка, суда снабжения и обеспечения. С целью обеспечения ведения боевых действий ЭУГ с необходимым напряжением и заданной продолжительностью, может создаваться отряд судов обеспечения в составе танкера, морского буксира-спасателя и судов комплексного снабжения.

В таком составе ЭУГ может участвовать в операциях (действиях) по урегулированию вооружённых конфликтов ограниченной интенсивности, наносить ракетные удары по наземным объектам, обеспечивать огневую (авиационную и артиллерийскую) поддержку при высадке войск морского (воздушно-морского) десанта, а также оборону всей ЭУГ на переходе в море и в районе предназначения.

Реализация возможностей ДВКД позволяет создать другой тип оперативно-тактического формирования – экспедиционную многоцелевую группу (ЭМГ), способную в мирное время и в период нарастания угрозы агрессии быстро и эффективно выполнять широкий круг задач по предотвращению (разрешению) вооружённого конфликта, наращиванию группировки войск в оперативно-важных районах, эвакуации граждан РФ из зоны конфликта и др.

По основному предназначению ЭМГ отличается от ЭУГ состоянием военно-политической обстановки (мирным или военным временем их применения). То есть речь идет о многофункциональном, универсальном корабле, гибком инструменте реагирования на изменение обстановки, способном выполнять широкий спектр задач самостоятельно или в составе других группировок.

Включение в состав флота ДВКД типа «Мистраль» и создание на их основе экспедиционных формирований позволит обеспечить оперативную целостность первого эшелона объединённой группировки войск и сил, например на восточном стратегическом направлении, решить проблему обороны Курильских островов путём гибкого реагирования на изменение обстановки применением средств огневого поражения и войск десанта.

Наличие в составе ТОФ экспедиционного формирования, включающего два ДВКД типа «Мистраль», позволит оперативно (в течение 2–3 суток) доставить в регион войсковое формирование, до бригады включительно, с тяжёлым вооружением и средствами для обеспечения огневой поддержкой с воздуха (до 32 вертолётов).

Выполнение задач проецирования силы осуществляется в оперативно важных районах Мирового океана преимущественно в мирное время и при нарастании угрозы агрессии против РФ в кризисной ситуации.

В составе группировки экспедиционных сил ДВКД одновременно способен обеспечивать выполнение следующих задач:

– функционирование КП группировки;

– переброску частей и подразделений морской пехоты (сухопутных и других войск) в кризисный район и эвакуацию войск и мирных граждан;

– загоризонтную высадку морских (воздушно-морских) десантов без входа в зону поражения береговых средств ПДО.

– демонстративные действия многоцелевыми и ударными вертолётами из состава своей авиагруппы;

– наращивание своими средствами (БПЛА, многоцелевые вертолёты) информационно-управляющего пространства ВМФ;

– контроль обстановки в назначенном районе (наблюдение, досмотр и задержание судов – нарушителей установленного режима контроля);

– высадку подразделений специального назначения и морской пехоты на острова и прибрежные территории для пресечения деятельности незаконных вооружённых формирований (террористических, пиратских и т. п.);

– функционирование мобильного госпиталя.

Пополнение запасов топлива, воды и продовольствия кораблей на переходе морем и в районе предназначения обеспечивается судами снабжения, входящими в состав формирования или находящимися в назначенных районах, с периодичностью, определяемой с учётом дальности плавания и автономности кораблей.

Исходя из вышеизложенного невозможно не оппонировать противникам закупки «Мистралей» (по каким-то причинам ни руководство МО РФ, ни руководство ВМФ публично этого не делают). Остановимся только на самых «значительных» аргументах противников.

Прежде всего, совершенно абсурдны утверждения подавляющего большинства критиков о том, что корабли закуплены, а область их применения не определена (формулировки критиков значительно смягчены). Теория применения экспедиционных формирований ВМФ полностью разработана в форме боевых и практических руководств и наставлений. А практика применения таких формирований будет нарабатываться в процессе боевой и оперативной подготовки флотов после принятия ДВКД на вооружение ВМФ РФ. Таким образом, организация обучения и практической подготовки экипажа, вооружения и технических средств ДВКД аналогичны организации подготовки и эксплуатации кораблей, принимаемых от отечественной промышленности.

Совершенно неубедительны аргументы многих критиков о слабости оборонительных систем ДВКД, прежде всего потому, что, как и в ВМС других стран, ДВКД не применяется без кораблей охранения и сил (средств) боевого обеспечения (имеющих весь набор средств ПВО/ПРО, ПЛО, ПМО для его обороны). А эффективность средств самообороны (ПВО) ДВКД в разы превышает эффективность аналогичных средств трёх БДК старых проектов, которые также требуют обеспечения со стороны кораблей непосредственного охранения. Да и не предназначен этот корабль для борьбы с авианосными ударными группами.

Не выдерживает критики вывод о том, что «„Мистраль“ полностью не соответствует российской системе высадки десантов, он рассчитан под натовскую систему десантирования морской пехоты, которая не сопоставима с нашей системой». Очевидно, что наличие ДВКД в составе сил высадки (как средства доставки подразделений десанта) совсем не отменяет необходимости других десантных и транспортных кораблей. И не говорит о том, что на захваченный плацдарм не требуется высадка для его удержания. Совсем наоборот. Наличие ДВКД как раз и позволяет этот плацдарм создать. Причём в максимально неподготовленном месте, так как именно широту манёвра средствами доставки и неожиданность места высадки и обеспечивает «загоризонтный» способ. БДК могут обеспечить высадку только непосредственно подойдя к вражескому берегу или вблизи него, спуская на воду плавающую технику. Для такой высадки просто необходимо предварительно очистить берег от средств береговой обороны и иметь достаточно большой безопасный плацдарм.

Нет противоречия между «российской» и «не российской» системой – есть ограниченные возможности российских десантных сил, которые надо усиливать. Нельзя старую концепцию образца середины прошлого века считать единственно правильной, а загоризонтную высадку – «вражеской», и потому для нас неподходящей [6].

Военно-морской флот как один из наиболее эффективных инструментов государственной политики находится в передовом эшелоне сил, обеспечивающих национальную безопасность государства. Перед ВМФ РФ стоят задачи повышения боеспособности сил за счёт создания многоцелевых группировок разнородных сил, расширения их возможностей по проецированию военной силы через повышение оперативности боевого управления, взаимодействия с формированиями других видов (родов) ВС РФ и достижения информационного превосходства над противником.

Простейший анализ возможностей «Мистралей» и потребностей ВМФ РФ позволяет сделать вывод о том, что «Мистрали» России нужны, и нужны не в далёкой перспективе, а здесь и сейчас. Будучи компонентами современного, сбалансированного флота, ДВКД способны выполнять широкий круг задач, которые в настоящее время ВМФ выполняет недостаточно эффективно.

Александр Новиков, доктор военных наук, доцент

Партнеры