Длинная рука ВКС России – авиационные крылатые ракеты большой дальности

Автор: Александр Ермаков 

Сирийская кампания прошла под знаком демонстрации новых возможностей российских вооруженных сил, в частности, в сфере современного высокоточного оружия. И если «Калибр» был на слуху, то его авиационные собратья незаслуженно оказались в тени. 

 

Авиационные крылатые ракеты большой дальности (КРБД) современного вида сформировались в 1970-х годах, когда, воспользовавшись новейшими достижениями науки и техники, США и СССР начали работы по созданию принципиально новых авиационных средств доставки ядерных зарядов. К тому времени стало ясно, что продолжение гонки за скоростью или высотой полета самолета более не обеспечивает гарантии прорыва ПВО.

Конечно, на тот момент уже состояли на вооружении такие КРБД, как, например, AGM-28 «Hound Dog» или Х-20. Однако наряду с высокой скоростью и неплохой дальностью полета они обладали и целым рядом недостатков, в первую очередь – значительными массой и габаритами, ограничивавшими боевую нагрузку только несколькими изделиями. При полете на большой высоте и скорости в 2 М такие ракеты были уязвимы для ПВО, где принципиальной разницы в перехвате скоростного бомбардировщика с ядерной бомбой или крупноразмерной ракеты не было.

Под воздействием инерции мышления живучесть ракет старались поднять традиционно – увеличив скорость и высоту полета. Если приводить примеры из советских разработок, это программы «Метеорит-А» и Х-45. При этом недостаток в виде габаритов и массы только обострялся: так, будущий Ту-160 должен был нести во внутренних отсеках только две ракеты Х-45 с дальностью до 1500 км. На фоне параллельного развития баллистических ракет наземного и морского базирования, повышения их точности и оснащения их разделяющимися головными частями индивидуального наведения сама целесообразность сохранения стратегической авиации как компонента ядерной триады становилась спорной.

Ответ был найден в США в виде создания малогабаритных и легких дозвуковых ракет, оснащенных экономичными турбореактивными двигателям. Пришли к этой идее почти случайно – задумавшись о возможности вооружить ядерными зарядами перспективные ложные цели. Прорыв ПВО новые ракеты должны были осуществлять скрытно, за счет полета на сверхмалых высотах и сниженной заметности самой ракеты. Главным достоинством были малые габариты, позволявшие каждому ракетоносцу атаковать множество целей. К прочим преимуществам относилась высокая точность новых ракет, которую должны были обеспечить новейшие достижения в области инерциальных навигационных систем и миниатюризация вычислительной техники.

Еще за несколько лет до того как в США началось активное финансирование создания будущей AGM-86 ALCM, в СССР конструкторское бюро «Радуга», проведя самостоятельные теоретические изыскания, предлагало начать работы над подобным оружием, но у одержимых высокими скоростями военных это не вызвало интереса. Мнение изменилось, только когда стали ясны планы заокеанских «коллег». На вооружение американская AGM-86B и советская Х-55 были приняты почти одновременно – в конце 1982 и 1983 годов соответственно. При этом в США под новые ракеты модернизировали имеющиеся B-52G и B-52H, первоначально максимально просто (барабанную пусковую установку во внутренний отсек получили только B-52H, и только с 1988 года), в то время как в СССР новыми ракетами оснащались новые ракетоносцы Ту-95МС и Ту-160.

И американским и советским конструкторам удалось создать близкое по характеристикам оружие – и AGM-86B и Х-55 имели дальность полета около 2500 км, крейсерскую скорость около 800 км/ч и высокую точность: круговое вероятное отклонение от цели менее 100 м. Спутниковую навигацию не использовали, работали точнейшие инерциальные навигационные системы (ИНС) и коррекция радиовысотомером по цифровым картам местности. Учитывая оснащение ракет малогабаритными термоядерными боевыми частями (БЧ) с мощностью взрыва до 150 кТ (AGM-86B) или до 200 кТ (Х-55), можно было говорить об обеспечении гарантированного уничтожения даже самых укрепленных целей.

В рамках продолжающейся гонки ядерных вооружений дальнейшая работа сосредоточилась в первую очередь на увеличении дальности ракет, с тем чтобы вывести рубеж их пуска далеко за зону действия перехватчиков ПВО. В США была создана ракета AGM-129 ACM с дальностью, по различным оценкам, до 3400–3700 км. Еще одним отличием от предшественницы стало максимальное внедрение технологий снижения заметности. Однако новая ракета оказалась более дорогой и сложной в обслуживании, не была выпущена в достаточном количестве, чтобы заменить AGM-86B, и в 2012 году была снята с вооружения. Единственной КРБД США с ядерной боевой частью сейчас остается AGM-86B.

В России пошли по более простому и экономичному пути модернизации Х-55 путем оснащения ее накладными, конформными топливными баками. С ними дальность Х-55СМ достигла 3500 км. Если исходить из численных показателей, Х-55СМ остается и сегодня основным ядерным оружием воздушной части российской ядерной триады.

От носителей ядерных зарядов к носителям демократии

Уникальные качества нового оружия заставили присмотреться к нему не только в качестве средства доставки ядерного заряда, но и как к новому авиационному средству поражения для обычных конфликтов. В своем изначальном варианте КРБД уже обладали неплохой точностью, которая была значительно повышена за счет использования спутниковой навигации. В США во второй половине 1980-х годов началась программа переоборудования AGM-86B в неядерные AGM-86C CALCM c осколочно-фугасной БЧ вместо ядерной. Из-за более тяжелого заряда значительно упала дальность – примерно до 1200 км.

Первоначально программа велась в обстановке строгой секретности, для ВВС США новое оружие должно было стать деликатным инструментом для операций, подобных «Каньону Эльдорадо» [1]. Боевым крещением для этих КРБД стала Война в Заливе 1991 года, когда семь B-52G совершили беспосадочный 35-часовой перелет из США до Ирака и обратно и выпустили по целям 35 ракет AGM-86C, на тот момент практически весь их запас (еще четыре ракеты не запустили из-за неполадок). По различным оценкам, цели успешно поразили 31 или 33 ракеты. Кстати, секретность привела к тому, что официально их применение было признано только через год, несмотря на то, что флотский «Томагавк» стал одной из медийных «звезд» той войны.

Успех в войне в Ираке привел к взрывному росту интереса к КРБД как важнейшему оружию в локальных конфликтах. На фоне сокращения ядерного оружия многие AGM-86B были переоборудованы в «тактические» варианты, последние пятьдесят – по стандарту AGM-86D, с проникающими боевыми частями и способностью поражать цели в пикировании с точностью до нескольких метров. Учитывая меньшую массу проникающей БЧ, чем фугасной, возможно, дальность этих ракет выше.

Логичным следующим этапом в развитии стало создание новых крылатых неядерных ракет. Принципиальное новшество заключалось в том, что в качестве носителей рассматривались в первую очередь многоцелевые истребители. Хотя при этом габаритно-весовые ограничения были более серьезны, чем у ракет, рассчитанных на стратегические бомбардировщики. Вкупе с большей массой неядерных боевых частей это приводило к тому, что дальность измерялась сотнями, а не тысячами километров, но все равно была далеко за пределами зоны действия ПВО. Тактическая авиация приобретала принципиально новые возможности, ранее доступные только стратегической.

Наиболее распространенные высокоточные крылатые ракеты тактической авиации сегодня – американские AGM-158 JASSM, выпущенные в большом количестве для ВВС США и закупленные Австралией, Финляндией и Польшей. Базовая версия AGM-158A имеет дальность около 370 км, модернизированная AGM-158B JASSM-ER при тех же внешних габаритах, но с более экономичным двигателем и, вероятно, уменьшенной боевой частью – около 1000 км. Благодаря оснащению богатым набором навигационного и прицельного оборудования, от ИНС и GPS до инфракрасной ГСН, ракета обладает высокой помехозащищенностью и потенциально высочайшей точностью, вплоть всего до двух метров отклонения от цели.

На основе JASSM-ER с минимальными изменениям (установлена дополнительная радиолокационная ГСН) создана и проходит испытания ПКР AGM-158C LRASM, сохраняющая дальность оригинала и возможность применения по наземным целям. Учитывая избыточную для дозвуковой ПКР дальность, можно предположить, что таким образом ВМС США, в свое время отказавшиеся от закупок JASSM, теперь хотят получить ее для палубной авиации. Ближайшим аналогом, состоящим сейчас на вооружении флота, является AGM-84H/K SLAM-ER с дальностью около 270 км.

В последние два десятилетия произошел настоящий бум в этой области. Находятся в серии и активно поставляются на экспорт немецко-шведская Taurus KEPD, франко-английская SCALP EG/Storm Shadow. В разработке норвежско-американская JSM, турецкая SOM и другие. Особняком стоит французская высокоскоростная (до 3М) ASMP, в последней модификации с дальностью до 500 км. В отличие от остальных, она оснащается исключительно термоядерной боевой частью и является оружием воздушного компонента французских СЯС. В США на смену ALCM и JASSM разрабатывается перспективная КРБД двойного назначения (с ядерной или обычной боевой частью) LRSO. До недавнего времени Россия, казалось, не была приглашена на это соревнование.

Копье для ВКС России

Однако советские военные и инженеры осознавали потенциал высокоточного оружия. Во второй половине 1980-х годов начались работы по созданию как неядерных версий имеющихся ракет, так и ракеты нового поколения, ответа на американскую AGM-129. К сожалению, по этим работам нанес тяжелый удар период хронического недофинансирования «оборонки» в 1990-е годы, и воплощение идеи задержалось, как минимум, на десятилетие.

С 2000 года приступила к летными испытаниям Х-555 – неядерная версия Х-55СМ с системой наведения, обеспечивающей повышенную (КВО – 20 м), по сравнению с оригиналом, точность за счет оснащения оптико-электронной и спутниковыми системами наведения. Может оснащаться фугасной, проникающей или кассетной БЧ. Дальность ракеты с конформными баками достигает 2000 км, то есть превосходит главный зарубежный аналог – AGM-86B в полтора-два раза. Х-555 в середине «нулевых» прошли государственные испытания и начали поступать на вооружение дальней авиации России. Аналогично Х-55СМ, они применяются с ракетоносцев Ту-95МС (шесть ракет на одной барабанной ПУ, внешние узлы подвески не используются) и Ту-160 (12 ракет на двух барабанных ПУ). Впервые в боевой обстановке, как и отечественная ракетоносная стратегическая авиация в целом, они были применены в ноябре 2015 года, когда Ту-95МС нанесли удары ими по целям боевиков в Сирии, причем ракеты по пути преодолели «своим ходом» территорию Ирана и Ирака – для них это не расстояние.

Создание и освоение Х-555 было относительно простым и быстрым способом получить неядерную КРБД. Параллельно с этим велась работа над ракетой качественно нового уровня. До показательного применения в тот же ноябрьский день Х-101 имела полумифический статус – не было даже уверенности в том, что она принята на вооружение, ввиду отсутствия свидетельств нахождения в частях «живых» изделий. Но то, что «длинная рука» ВКС России полностью готова к применению, было продемонстрировано на детальных видеорепортажах. А тот факт, что подобные удары повторялись неоднократно, показал, что, в отличие от США в 1991 году, Россия не отстреляла весь свой арсенал за один день.

Ракеты Х-101/102 (Х-102 – с ядерной БЧ) – наиболее технически продвинутые и дальнобойные современные КРБД. Высокая точность обеспечивается оптико-электронной системой наведения на конечном участке. Дальность, по различным оценкам, достигает 4500–5500 км (возможно, верхняя граница относится к Х-102) и, таким образом, приближается к межконтинентальной, даже без учета большого радиуса полета стратегического ракетоносца. Для повышения выживаемости массово внедрены средства снижения заметности, а зачастую избыточный запас топлива позволяет большую часть полета проводить на сверхмалых высотах [2]. Носителями новых ракет служат прошедшие модернизацию Ту-95МСМ (до восьми ракет на внешних узлах подвески) и Ту-160 (до 12 ракет на двух барабанных ПУ).

Пусть и с некоторым отставанием от приоритетного перевооружения дальней авиации, ведется активная работа и над более легкими ракетами. Проходит испытания созданная на основе Х-101 ракета Х-50 – максимально унифицированная укороченная версия. За счет меньшей массы и габаритов ее можно будет применять с барабанной пусковой установки меньшего размера, размещаемой в отсеке вооружения модернизированного Ту-22М3М, а Ту-95МСМ сможет нести кроме восьми ракет на внешней подвеске еще шесть на «барабане». Кроме того, Х-50, вероятно, смогут применять такие самолеты тактической авиации, как Су-34. Дальность ее оценивается как минимум в 1500 км, что значительно превосходит возможности JASSM-ER. Ту-22М3М сможет также применять тяжелые КР Х-32, по своим характеристикам приближающиеся к гиперзвуковым (дальность до 1000 км, скорость более 4 М) и предназначенные в первую очередь для уничтожения кораблей. Однако их значительные масса и габариты ограничивают типовую нагрузку двумя такими ракетами (в перегруз – тремя).

Если с такими ракетами, как Х-101 и Х-50, Россия значительно отстала по времени, но также существенно превзошла по характеристикам зарубежные аналоги, то на следующем этапе развития авиационного вооружения она твердо вознамерилась вырваться вперед. К началу следующего десятилетия планируется принять на вооружение сначала оперативно-тактическую гиперзвуковую ракету с дальностью около 1500 км и скоростью до 6 М, а позднее и стратегические, еще более скоростные изделия.

В новом веке, после того как традиционным баллистическим ракетам все больше начинают угрожать средства ПРО, авиация готова вновь сыграть в «быстрее-выше-дальше», и каковы будут результаты этого раунда – покажет только время.

[1] Авиационный рейд 1986 года группы бомбардировщиков F-111 из Великобритании на Триполи, в ответ на ряд терактов исламистских группировок, как считалось, поддерживаемых Ливией.
 
[2] Расход при этом значительно выше, и, как правило, на безопасных участках КР стараются лететь на высотах в несколько километров.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры