Основа научно-технического развития

Военно-промышленный комплекс не просто является основой обороноспособности любого государства. В текущих непростых геополитических условиях он без всякого преувеличения стал основой если не экономического, то во всяком случае – научно-технического развития России. Задачи, поставленные руководством страны перед отечественным ВПК и смежными отраслями, намного шире тех, что были определены совсем недавно в госпрограмме «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности на период до 2020 г.», и даже есть некоторые основания надеяться, что они будут подкреплены соответствующим государственным финансированием. В этой связи необходимо определиться с тем, какие сектора промышленности необходимо развивать в первую очередь.

Станкостроение как важнейшая отрасль B2B

За последние два десятилетия, когда Россия теоретически поднималась с колен, производство станочного оборудования в России сократилось почти в 20 раз: с 70 до 3 тыс. в год. При этом, по экспертным оценкам, количество действующих станков на предприятиях РФ оценивается в 1-1,5 млн машин, их моральная и физическая изношенность – примерно в 80%. Ежегодно выводится из эксплуатации около 50 тыс. станков. До недавнего времени все нужды российской промышленности пополнялись за счет импорта. Действительно, лидерами в мировом станкостроении являются Китай, Германия, Италия, Южная Корея, Тайвань и США. РФ занимает 21-е место рейтинга.

Подпрограмма упомянутой выше госпрограммы развития промышленности – 2020 «Развитие отечественного станкостроения и инструментальной промышленности» предполагает выделение более 50 млрд руб. на исследования, разработку и создание новых высокоточных и высокотехнологичных российских станков. Причем из федерального бюджета планировалось покрыть только 50% от всей суммы, остальное должны были внести частные инвесторы, читай – сами предприятия. Сегодня далеко не факт, что они на это будут способны: рынок международных заимствований для российского ВПК закрыт, а как поведет себя в ближайшие годы отечественная банковская система – пока неизвестно.

Не стоит также забывать, что на первом этапе выполнения подпрограммы предполагалось добиться того, чтобы иностранные производители металлообрабатывающего оборудования перешли от простого ввоза своей продукции в Россию к ее производству на российской территории. И только в дальнейшем собирались постепенно повышать степень локализации производства и расширять номенклатуру продукции в сторону ее усложнения. То есть действовать по принципам, заложенным в импортно-отечественном автопроме. В свете введенных большинством стран (кстати, являющихся лидерами мирового станкостроения) санкций, такой путь на российский рынок открыт лишь для некоторых мировых производителей. В связи с этим резко повышается роль отечественных разработчиков и возрастает необходимость финансирования НИОКР в более полном объеме.

Робототехника и электроника

Современные станки – это совсем не те полуавтоматические и чуть ли не ручные дедовские машины, которые до сих пор можно встретить в цехах российских предприятий. Это по сути своей – промышленные роботы. Человек участвует в их производстве только на этапе разработки и составления компьютерной программы для них. А значит, изменился весь характер их обслуживания. Более того, на современных заводах Японии и США роботы производят роботов, в таких цехах людей нет вообще, и зачастую даже свет включают только для проведения технического обслуживания. С одной стороны, подобный производственный процесс требует принципиально иного уровня квалификации обслуживающего персонала, с другой – полностью решает проблему нехватки кадров.

Однако в полной мере встает проблема электронной начинки подобного рода роботизированных комплексов. До сих пор значительная часть электронных комплектующих, причем не только для промышленного оборудования, но и боевой техники (включая опытные образцы «самолета будущего» Т-50 ПАК-ФА), поставлялась из-за рубежа. И если раньше проблема импортозамещения, о которой постоянно говорили технические специалисты, отодвигалась политиками на второй-третий план, то сейчас она встала, что называется, в полный рост.

«Проблема импортозамещения возникла в нашей стране не вчера, а гораздо раньше, но именно сейчас она стала особенно актуальной, – говорит Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития (ИСОГОР). – Программа импортозамещения и продвижение российских товаров выглядит как многоплановая и многоуровневая задача. В этом смысле она должна включать в себя целый набор мероприятий в нескольких областях: законодательная, организационная, имиджевая. Важно, что данные мероприятия должны организовываться на всех уровнях государственного управления, начиная с федерального, на уровне субъектов федераций и непосредственно в муниципальных образованиях. Представляется, что данная инициатива должна быть сопряжена с политической волей и государственной ответственностью, что особенно важно в непростых политических и экономических условиях нынешней российской действительности».

Что станет основой технологического прорыва?

«В течение двух-трех лет мы будем готовы полностью избавиться от зависимости по комплектующим и элементной базе, импортируемой отечественными предприятиями ОПК из-за рубежа», – заявил заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Рогозин на международном форуме «Технологии в машиностроении – 2014», проходившем 13–17 августа в подмосковном городе Жуковский.

Однако основа этой уверенности – не пресловутая надежда на собственные силы, а наоборот – на продолжение международного сотрудничества. По словам вице-премьера, Россия не собирается закрываться от зарубежных партнеров и, конечно же, готова к международной кооперации: «Любая крупная компания, которая сохраняет партнерские отношения с российскими предприятиями, будет пользоваться персональной поддержкой и опекой со стороны Военно-промышленной комиссии и от меня лично».

Действительно, никто и не говорит о мгновенном переходе на полное импортозамещение. Так, по данным Минэкономразвития РФ, импортозависимость тяжелого машиностроения достигает сегодня 90%, радиоэлектроники – 80-90%, легкой промышленности – 70-90%. Стоит отметить, что речь идет не о поставках конечной продукции, а о зависимости от импортной продукции важнейших отраслей отечественной промышленности. Да и вообще, вряд ли возможно в сегодняшнем глобальном мире полностью избавиться от интеграции в мировые рынки. Даже СССР, на пример которого сегодня так любят ссылаться те, кто в силу нежного возраста никогда в нем не жил, был активным участником этого процесса.

Другое дело – обеспечить отечественными комплектующими военные заказы, этого вполне можно достичь, хотя срок в 2-3 года вряд ли представляется реальным. Хотя, безусловно, многое российская оборонная промышленность готова производить и сегодня. В частности – высокоточный (прецизионный) прокат из черных и цветных металлов. Точно так же, несмотря на то, что энергетическая сверхдержава продолжает добывать и импортировать углеводороды, серьезным сектором энергетики в ближайшие годы может стать производство биотоплива: как жидкого (для двигателей внутреннего сгорания, например, этанол, метанол, биодизель), так и твердого (топливные гранулы) и газообразного (синтез-газ, биогаз, водород). Ведь внутренний потребитель, в том числе промышленный, зачастую сталкивается с нехваткой того же «голубого топлива», что является тормозом развития производства в целом ряде регионов.

Борис Никонов

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры