Интеллектуальная собственность. Урегулирование взаимоотношений между правообладателями секретных изобретений и государством

Помимо проблемных вопросов в области интеллектуальной собственности при урегулировании взаимоотношений между правообладателями секретных изобретений и государством, раскрыты трудности получения правообладателями компенсации за невозможность коммерциализации их секретных изобретений.

 

«Кто владеет информацией, тот владеет миром». Спустя почти два века эта знаменитая максима Натана Ротшильда становится все более актуальной.

Сохранение информации в тайне – задача как для каждого человека и организации (предприятия) в отдельности, так и государства в целом. В первом случае информация может быть идентифицирована как сведения конфиденциального характера, к которым в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 06.03.1997 г. №188 могут быть отнесены персональные данные или коммерческая тайна [5].

С учетом высокой значимости для государства отдельно обозначается государственная тайна, под которой в соответствии с законом Российской Федерации от 21.07.1993 г. №5485-1 «О государственной тайне» понимают защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации [2]. Отнесение сведений к государственной тайне и их засекречивание осуществляется в соответствии с принципами законности, обоснованности и своевременности (ст. 6 [2]).

Законодательством предусмотрено ограничение прав собственности предприятий, учреждений, организаций и граждан Российской Федерации в случае засекречивания информации. При этом материальный ущерб, наносимый собственнику информации в связи с ее засекречиванием, государство возмещает в размерах, определяемых в договоре между органом государственной власти, в распоряжение которого переходит эта информация, и ее собственником. В договоре также предусматриваются обязательства собственника информации по ее нераспространению (ст. 10 [2]).

Следовательно, орган государственной власти получает право распоряжения информацией, но не становится ее собственником.

Анализ законодательства Российской Федерации в этой области позволяет выделить сразу несколько проблемных вопросов:

– отсутствие подзаконных нормативно-правовых актов, определяющих порядок и условия заключения договоров между органами государственной власти (федеральными органами исполнительной власти), в распоряжение которых переходит информация в случае ее засекречивания, и ее собственником;

– отсутствие порядка оценки материального ущерба, наносимого собственнику информации в связи с ее засекречиванием, и порядка расчета размера компенсации.

Эти вопросы особенно актуальны в области интеллектуальной собственности при урегулировании взаимоотношений между правообладателями секретных изобретений и государством.

Исключительное право (ст. 1229 [1]) на результат интеллектуальной деятельности заключается в том, что только правообладатель может использовать таковой результат по своему усмотрению, а также запрещать или разрешать другим лицам использовать его в их хозяйственной деятельности. Исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный образец возникает после получения патента на соответствующий результат интеллектуальной деятельности.

Исключительное право может принадлежать автору (коллективу авторов), а также физическому или юридическому лицу, которым автор передал исключительное право по договору. В отношении служебных результатов интеллектуальной деятельности действует норма, согласно которой исключительное право предоставлено работодателю, если трудовым или иным договором между работником и работодателем не предусмотрено иное (ст. 1295 [1]).

В случае когда изобретение создано при выполнении договора подряда или договора на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских или технологических работ, которые прямо не предусматривали его создание, право на получение патента на такое изобретение принадлежит подрядчику (исполнителю), если договором между ним и заказчиком не предусмотрено иное (ст. 1297 [1]).

Право на получение патента на изобретение, созданное при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту для государственных или муниципальных нужд, принадлежит организации, выполняющей государственный или муниципальный контракт (исполнителю), если государственным или муниципальным контрактом не предусмотрено, что это право принадлежит Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию, от имени которых выступает государственный или муниципальный заказчик, либо совместно исполнителю и Российской Федерации, исполнителю и субъекту Российской Федерации или исполнителю и муниципальному образованию (ст. 1298 [1]).

Распоряжение исключительным правом регламентируется ст. 1233 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу или предоставления другому лицу права использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах.

Учитывая, что закон Российской Федерации «О государственной тайне» устанавливает ограничения на передачу сведений, составляющих государственную тайну, между предприятиями, организациями и гражданами, патентообладатель ограничен в возможности поиска потенциальных лицензиаров, а также в выдаче лицензий и уступке патента, поскольку при этом неизбежно происходит передача сведений об изобретении (разглашение государственной тайны).

При выдаче патента на секретное изобретение государство, с одной стороны, наделяет патентообладателя исключительным правом, а с другой стороны, в соответствии с законодательством в области защиты государственной тайны обязано привлечь его к ответственности за любое самостоятельное (несанкционированное) применение права, вытекающего из патента, и за распространение сведений о своем собственном изобретении.

Фактически собственник является правообладателем, но распоряжаться исключительными правами на результат интеллектуальной деятельности не может.

При этом нормы ст. 1405 ГК РФ фактически идентичны положениям ст. 30.6 Патентного закона Российской Федерации от 23.09.1992 г. №3517-I и предусматривают механизм охраны секретных изобретений, основанный на использовании для этих целей режима исключительных прав (патентную форму охраны) [4]. Более четверти века государство живет в таком правовом поле.

Регулирование взаимоотношений «государство – обладатель исключительных прав», складывающихся в связи с предоставлением правовой охраны секретным изобретениям, составляет одну из существующих проблем патентного права.

Из вышеизложенного следует, что законодательство фактически полностью лишает правообладателя возможности коммерциализации своих разработок, при этом отсутствует механизм компенсации.

Мировая практика показывает, что смысл выдачи секретного патента в большинстве случаев заключается в его преобразовании в обычный патент после рассекречивания изобретения. В частности, в США рассекречивание заявки производит Комиссар Патентного ведомства после уведомления о том, что публикация или раскрытие изобретения не может нанести ущерб национальной безопасности США.

Параграфом 183 патентного закона США предусмотрены компенсационные меры в пользу правообладателей. Заявитель имеет право обратиться к главе правительственного органа, который издал приказ о засекречивании, с требованием об уплате компенсации за убытки. При этом рассматриваются убытки, возникшие от засекречивания и из-за использования изобретения [10].

В законодательстве Российской Федерации упоминание о размере компенсации можно встретить только в постановлении Федерального Собрания Российской Федерации о проекте Федерального закона «О секретных изобретениях, полезных моделях и промышленных образцах» от 12.07.1994 г. №158-I СФ.

В соответствии со ст. 16 проекта Федерального закона предполагалась единовременная компенсационная выплата органом государственной власти, давшим разрешение на подачу заявки или принявшим решение о засекречивании заявки.

Денежную компенсацию владельцу удостоверения на секретное изобретение, секретный промышленный образец за засекречивание предлагалось определить в размере семи установленных законодательством Российской Федерации минимальных размеров оплаты труда. При этом выплачивать денежную компенсацию за засекречивание полезной модели не планировалось [6].

В соответствии со ст. 1 Федерального закона Российской Федерации от 30.06.1994 г. №8-ФЗ с 1 июля 1994 года минимальный размер оплаты труда был повышен в 1,4 раза и установлен в размере 20 500 рублей в месяц [3]. Таким образом, денежная компенсация, на которую могли бы рассчитывать владельцы секретного изобретения и секретного промышленного образца, составляла 143 500 рублей.

Для оценки размера этой выплаты осуществим ее перевод в доллары США (на 1 июля 1994 года курс составлял 1989 рублей за 1 доллар США [8]). Получается, что выплата составляет чуть более 72 долларов.

Если следовать такому подходу и примерно оценить размер компенсации в 2020 году, то получится следующее. Минимальный размер оплаты труда с 1 января 2020 года составляет 12 130 рублей, средневзвешенный курс доллара за I полугодие 2020 года – 69 рублей 33 копейки за 1 доллар США [9]. Получается сумма 1225 долларов (84 910 рублей). Это существенно больше, чем в 1994 году, однако, если проанализировать затраты правообладателя, этой суммы недостаточно даже на расходы по поддержанию патента в силе.

В соответствии с «Памяткой по уплате пошлин за поддержание в силе патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец, за продление срока действия исключительного права и удостоверяющего это право патента, за восстановление действия патента», утвержденной приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности 2014 г. (№122), сумма пошлин за поддержание патента в силе с третьего по 25 год составит 130 100 рублей, что превышает условную компенсацию в 1,5 раза [7].

Также надо учитывать, что правообладатель понесет затраты на оформление патента, на выплату авторского вознаграждения за создание изобретения, на само создание изобретения (технический аспект создания), кроме того, требуется принять во внимание упущенную выгоду от возможности распоряжаться исключительным правом.

Снижение активности предприятий с частной формой собственности (акционерные общества) при патентовании секретных изобретений подтверждается статистическими данными о количестве поданных заявок на выдачу патентов, относящихся к средствам вооружения и военной техники:

– в 2017 году доля таких заявок составила 22% от общего количества; получено патентов 10,25% от общего количества выданных;

– в 2018 году упомянутыми предприятиями подано 9,9% (и еще 7,95% подано физическими лицами) от общего количества заявок, получено 3,22% (и 6,45%) соответственно от общего количества выданных патентов;

– в 2019 году подано 6,25% от общего количества заявок.

При этом количество заявок на получение патента на секретные изобретения, поданных научно-исследовательскими организациями и вузами Министерства обороны Российской Федерации, превышает 50% от общего количества и от года к году растет: 2017 год – 53,65%, 2018 год – 60,22%, 2019 год – 73,75%.

Сложившийся десятилетиями дуализм патентной формы охраны секретных изобретений, предусматривающий охрану исключительных прав патентообладателя при одновременном ограничении его прав законодательством в области государственной тайны, а также отсутствие механизма достаточной компенсации правообладателю негативно влияют на развитие творческой деятельности изобретателей.

До принятия радикальных мер в этой области патентная форма охраны секретных изобретений будет оставаться формальной и в большинстве случаев станет нести косвенный смысл – как средство получения авторских вознаграждений либо средство поддержания статуса научной организации.

При этом разработанные новые образцы вооружения военной и специальной техники в большинстве своем остаются патентоспособными, но незащищенными, то есть без патентов. Другими словами, ряд разработанных технических решений и технологий находятся в «серой зоне», со всеми вытекающими последствиями, без регистрации полученных результатов интеллектуальной деятельности установленным порядком, поскольку наличие секретных патентов сразу лишает предприятие возможности коммерциализации полученных результатов, а вопрос компенсации до сих пор должным образом не проработан и требует обсуждения с участием представителей всех сторон инновационного процесса.

 

Авторы:

В.В. Елистратов, заместитель начальника управления (организации инновационной деятельности) Главного управления научно-исследовательской деятельности и технологического сопровождения передовых технологий (инновационных исследований) Министерства обороны Российской Федерации, д.т.н.

Д.В. Панков, начальник группы отдела (инвентаризации и учета результатов интеллектуальной деятельности) Управления интеллектуальной собственности, военно-технического сотрудничества и экспертизы поставок вооружения и военной техники Министерства обороны Российской Федерации

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 1 (66), 2021 г., Санкт-Петербург


Использованные источники

  1. Гражданский Кодекс Российской Федерации, ч. 4. № 230-ФЗ от 18.12.2006 г.
  2. Закон Российской Федерации от 21.07.1993 г. №5485-1 «О государственной тайне».
  3. Федеральный закон Российской Федерации от 30.06.1994 г. №8-ФЗ «О повышении минимального размера оплаты труда».
  4. Патентный закон Российской Федерации от 23.09.1992 г. №3517-I.
  5. Указ Президента Российской Федерации от 06.03.1997 г. №188 «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера».
  6. Постановление Федерального Собрания Российской Федерации о проекте Федерального закона «О секретных изобретениях, полезных моделях и промышленных образцах» от 12.07.1994 г. №158-I СФ.
  7. Приказ Федеральной службы по интеллектуальной собственности 2014 г. №122 «Об утверждении Памятки по уплате пошлин за поддержание в силе патента на изобретение, полезную модель и промышленный образец, за продление срока действия исключительного права и удостоверяющего это право патента, за восстановление действия патента».
  8. https://ratestats.com/dollar/1994/07/
  9. https://ratestats.com/dollar/2020/
  10. United States Code Title 35 – Patents https://www.law.cornell.edu/uscode/text/35

Партнеры