Гиперзвуковой футуризм

Хайп вокруг гиперзвукового оружия и средств борьбы с ним стал одним из ярких элементов существующей военно-технической и военно-политической повестки дня. При этом сразу следует подчеркнуть, что не все осознают суть проблемы, но слишком многие говорят о ней.

 

Более того, публикуются рыночные прогнозы, готовятся аналитические заметки про «серебряные пули», делаются всем известные громкие заявления про «супер-дупер» ракеты.

Многие популярные оценки представляются, мягко говоря, преувеличенными. Тем не менее, в обозримом будущем нас ждут определенные перемены в отношении того, как передовые страны планируют вести боевые действия, а также готовиться к таковым.

Железное измерение

Для начала необходимо все же посмотреть на «заклепки». Под «гиперзвуковыми» вооружениями понимают несколько базовых видов вооружений, способных, во-первых, к движению со скоростями, превышающими пять чисел Маха, и, во-вторых, к маневрированию в атмосфере. Работы в соответствующем направлении ведутся не один десяток лет с различной степенью успешности. Можно выделить три основных типа:

  1. баллистические ракеты большой дальности с маневрирующими головными частями / аэробаллистические ракеты с неотделяемыми головными частями;
  2. ракетно-планирующие системы, они же планирующие крылатые боевые блоки – фактически, это маневрирующие головные части «на стероидах»;
  3. гиперзвуковые крылатые ракеты с прямоточными воздушно-реактивными двигателями.

Первые на вооружении стали появляться относительно давно, вторые появляются прямо сейчас, третьи – все еще в разработке. В перспективе возможно некоторое смешение перечисленных подтипов: маневрирующие головные части получают возможность планирования, планирующие крылатые блоки обзаведутся двигателями, крылатые ракеты по максимальным скоростям приблизятся к минимальным скоростям боевых блоков на конечном участке траектории. Возможно и появление различных видов кассетного боевого оснащения.

К преимуществам гиперзвукового оружия относят непредсказуемость траектории, высокую скорость (при этом «обычные» баллистические ракеты все равно «быстрее»), возможность преодоления противоракетной обороны и, как заявляется, повышенную точность – благодаря все той же возможности маневрирования, донаведения на конечном участке траектории и поддержанию связи в ходе всего полета. Все это – с возможностью как ядерного, так и неядерного боевого оснащения. Здесь вопрос скорее политический, а не технологический.

Тактические соображения

Что это означает для условных нападающей и обороняющейся сторон? «Нападающая», возможно, становится более уверенной в эффективности своего ударного потенциала. С одной стороны, это позволяет чуть менее нервно реагировать на наращивание оборонительных возможностей вероятными противниками, с другой – появляется возможность (а с ней и желание) наносить «хирургические» удары, способные поражать особо важные цели, и при этом пытаться управлять эскалацией, не допуская полномасштабного конфликта.

Для «обороняющейся» стороны возникает новая угроза, которая заставляет переживать: а не планируется ли тот самый «хирургический» удар в виде «обезглавливающего», подрывающего возможность управления обороной государства, или «обезоруживающего», лишающего тех или иных средств обеспечения такой обороны и/или нанесения ответного удара? В конце концов, высокая точность традиционно ассоциируется с так называемым контр-силовым потенциалом, даже в неядерном виде. К тому же под угрозу попадают, например, ключевые боевые корабли и иные важные объекты, вывод которых из строя, помимо военного измерения, ведет к серьезным имиджевым потерям.

Существует и еще один нюанс, который следует учитывать при соответствующих оценках в глобальном масштабе для великих держав. Гиперзвуковой планирующий крылатый блок летит к своей цели дольше обычной головной части баллистической ракеты, тем более на межконтинентальной дальности. Если, как заявляется, существует возможность поддерживать связь с «изделием» – возможен сценарий перенацеливания либо вообще отмены боевой задачи путем саморазрушения в полете или «прилета» в пустынные районы мирового океана. В таком случае, пожалуй, можно говорить и о «стабилизирующем» эффекте как минимум отдельных видов гиперзвуковых вооружений.

Также стоит отметить и еще более неприятный вариант применения «гиперзвуковых технологий»: гиперзвуковые средства доставки кассетных барражирующих боеприпасов, способных к доразведке целей в заданном пространстве. В случае успешной разработки и принятия на вооружение такие системы станут весьма серьезной угрозой для подвижных высокоценных целей, и уже упомянутый контр-силовой потенциал может приобрести весьма угрожающие размеры. Здесь мы видим уже скорее дестабилизирующую роль.

При этом следует подчеркнуть, что и без гиперзвукового привкуса у ведущих стран мира имеются инструменты, способные с разной степенью эффективности решать те или иные задачи. Крылатые ракеты большой дальности, межконтинентальные баллистические ракеты, сверхзвуковые противокорабельные ракеты – все это уже есть в арсеналах многие годы, да и примеров применения достаточно. То есть мы видим в первую очередь эволюцию, а не некое радикально новое качество.

Щит против гиперзвукового меча

Теперь несколько слов об обороне. Задача поражения высокоскоростных целей появилась не вчера и не сегодня. И Россия, и США разрабатывают соответствующие технологии как стратегического, так и тактического назначения не один десяток лет. Более того, в случае планирующих крылатых блоков перехват на конечном участке полета может представлять даже более простую задачу в связи с более низкой скоростью и относительно большей заметностью изделия. В такой ситуации наиболее актуален опыт объектовой ПРО (да и ПВО), а также корабельных систем. В конце концов, гиперзвуковые вооружения – довольно-таки дорогая штука, их количество будет ограниченным (несмотря на некоторые заявления про сотни и тысячи). Соответственно, и возможный перечень целей можно будет попробовать предугадать – обеспечить их эшелонированную оборону.

Конечно, в перспективе могут появиться и иные способы перехвата, так называемое «оружие на новых физических принципах», в том числе лазерное. На сегодняшний день это остается достаточно фантастическим вариантом, но в среднесрочной перспективе, возможно, появятся некие возможности по воздействию, приводящему если не к разрушению средства доставки, то к его значительному отклонению от курса.

В целом, если говорить об активном поиске «противоядия от гиперзвука», не покидает ощущение угрозы, что в ходе такого поиска будут найдены и более эффективные способы обороны от «классических» ракет. Оснований для такого развития событий пока не просматривается, но ощущение есть.

И все же, возвращаясь к целевым задачам гиперзвукового оружия, стоит помнить, что главное его преимущество – это высочайшая способность к преодолению рубежей противоракетной и противовоздушной обороны. Нападающая сторона, условный «меч», традиционно имеет преимущество, и в «ракетном деле» – в особенности. Нет особых оснований полагать, что в данном случае будет нечто иное. Другое дело, что наличие такого преимущества до настоящего времени не мешало вкладываться в разработки соответствующего «щита» (различной степени успешности).

Цена игры

И «гиперзвуковой меч», и «гиперзвуковой щит» – чрезвычайно дорогие и сложные проекты, в особенности на этапе разработки и испытаний. Требуются серьезные инвестиции как в средства производства, материалы и прочее, так и в испытательные полигоны, аэродинамические трубы, полигоны, контрольно-измерительные комплексы.

Соответственно, можно предположить, что на этом «поле» в первую очередь будут соперничать наиболее продвинутые державы и предприятия, причем первичная задача обеспечения национальных вооруженных сил достаточно продолжительное время останется доминирующей. Правда, как только экспорт подобных систем вооружений будет признан допустимым (на уровне тактических систем уже существуют соответствующие предпосылки), желающие, безусловно, появятся. Особенно если сохранится существующий «гиперхайп», не говоря уже о возможном боевом применении гиперзвуковых вооружений.

Автор - Дмитрий Стефанович

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 4 (63), 2020 г., Санкт-Петербург

Партнеры