Космос для всех

«Вэйян – это крошечная планетка, орбита которой находится внутри орбиты Меркурия. Среднее ее расстояние от Солнца около десяти миллионов километров. Ее открыли три года назад китайские товарищи и назвали Вэйян – “Телохранитель Солнца” или что-то вроде этого. […] Лу Ши-эру не удалось подобраться к этой планетке вплотную, но орбиту ее он вычислил достаточно точно».
Аркадий и Борис Стругацкие, «Страна багровых туч»

Третьи страны на старте

Вполне возможно, что прогнозам писателей-фантастов о том, что XXI в. станет началом космической эры всего человечества, а не баловством с высокотехнологичными игрушками для двух-трех сверхдержав, суждено сбыться уже в обозримом будущем. Все последние годы двух традиционных лидеров космической гонки – Соединенные Штаты и Россию, подпирал Китай. Сегодня он делает мощный скачок, вполне способный оставить за собой, во всяком случае, Россию. А за ним уже можно разглядеть стремительно развивающиеся технологически страны, об участии которых в освоении космоса еще совсем недавно никто не мог всерьез и подумать. В списке стран, активно занимающихся освоением космоса, имеющих собственные космические программы и научные исследования, запустивших собственные космические аппараты или готовящих их к запуску: Польша, Литва, Хорватия, Малайзия, Мексика, Венесуэла, Перу, Турция, Чили, Шри-Ланка, Аргентина, Тунис, Саудовская Аравия, Вьетнам, Индонезия, Монголия, Сингапур, Эквадор… Помимо Управления по вопросам космического пространства ООН, существуют такие международные структуры, как Азиатско-Тихоокеанская организация по космическому сотрудничеству и Арабское космическое агентство.

В декабре 2013 г. свой первый спутник запустила Боливия. Аппарат назван в честь Тупака Катари – индейского вождя, возглавившего в XVI в. восстание против испанских захватчиков. Спутник предназначен для предоставления услуг спутниковой связи, телевещания и доступа в Интернет пользователям на территории Боливии. По официальным заявлениям, он позволит стране сэкономить на затратах на связь более 20 млн $ в год.
Безусловную поддержку проекту оказал Китай, который вообще оказывает постоянную поддержку космическим программам третьих стран, прочно заняв эту нишу, освободившуюся после ухода из нее России. Запуск боливийского спутника произведен в центре Сичан на юго-западе Китая с помощью китайской же ракеты-носителя Long March-3B. Разработкой аппарата совместно с боливийскими специалистами также занимались ученые КНР. Более того, из инвестированных в проект 300 млн $, свыше 250 млн – это кредит, предоставленный Боливии все тем же Китаем.

К сотрудничеству с Китаем склоняется и ранее традиционно находившаяся в зоне российских космических интересов Нигерия. Первые три космических аппарата этой страны – NigeriaSat-1, NigeriaSat-2 и NigeriaSat-X, хотя и были построены при содействии Великобритании, запущены были с российских космодромов (Плесецк – 2003 г., и на украинской ракете-носителе «Днепр» с Ясного – 2011 г.). Однако NigComSat-1 (первый спутник связи, созданный в Африке) – так же, как и NigComSat-1R, был запущен с китайского космодрома Сичан китайской же ракетой-носителем «Великий поход – 3BE».

Успех в использовании собственных спутников, занимающихся космической разведкой месторождений полезных ископаемых, прогнозированием погоды, обеспечением связи и научными исследованиями, вдохновил нигерийских специалистов на создание военного спутника дистанционного зондирования Земли NigeriaSAR-1 – его планируется запустить на орбиту в 2015 г.

Примерно в это же время планируется запустить первого нигерийского космонавта – по всей видимости, на китайском пилотируемом корабле. Нигерийские ученые подумывают даже о создании собственной автоматической станции для исследования Луны – скорее всего, также при активном участии китайских специалистов. К 2018 г. Нигерия планирует создать собственный ракетоноситель, а к 2025-2028 гг. – космодром на своей территории, на этот раз с украинской помощью.

Гаганавты к полету готовы

Индия по праву является четвертой после США, РФ и КНР космической державой. Свои, а также иностранные (в том числе французские, немецкие, канадские и сингапурские) спутники она запускает с помощью собственных ракетоносителей с расположенного на ее территории космодрома Сатиш Дхаван (остров Шрихарикота в южном штате Андхра-Прадеш). Единственное, что отдаляет ее от тройки первых – отсутствие собственных пилотируемых космических полетов.

Как показывает практика, дешевле и эффективнее сегодня использовать автоматические космические аппараты – не нужно тратиться на дорогую систему жизнеобеспечения и безопасности экипажа, в большинстве случаев не обязательно возвращать спутник на Землю. Однако для третьих стран – членов «космического клуба», пилотируемый полет, во-первых, является важным политическим шагом (особенно для Индии – в ее постоянной конкуренции с Китаем). А во-вторых, человек в космосе является наглядной демонстрацией космических технологий, которыми владеет страна – что особенно важно для ее международного космического (да и не только космического) сотрудничества.

Еще в 2006 г. премьер-министр Индии Манмохан Сингх предложил реализовать национальную программу пилотируемых космических полетов и попросил индийских специалистов рассмотреть возможность разработки такой программы. Тогда же Индийская организация по исследованию космического пространства (Indian Space Research Organization – ISRO) представила доклад, в котором подтверждала техническую возможность Индии уже к 2014 г. подготовить и запустить пилотируемый космический корабль. Придумали даже название для индийских космонавтов – «гаганавты», от слова «гаган», что на санскрите значит «небо». Вполне возможно, что это название было выбрано и по созвучию с фамилией первого в истории человечества космонавта – Юрия Гагарина.

Первый этап программы стартовал в 2007 г. вместе с запуском первого индийского возвращаемого космического аппарата SRE-1 (Space capsule Recovery Experiment) весом 550 кг. Для запуска в 2014-2015 гг. пилотируемого корабля с экипажем из двух человек планировалось использовать ракету-носитель GSLV Mark II (Geosynchronous Satellite Launch Vehicle). Согласно предварительным расчетам, стоимость проекта составляла от 2 до 3
млрд $. В 2009 г. комиссия по планированию бюджета Индии одобрила этот финансовый план.

Далее сроки пилотируемого полета начали отодвигаться. В 2010 г. глава Индийской организации космических исследований (ISRO) Кумарасвами Радхакришнан заявил, что Индия «запустит первый пилотируемый космический корабль в 2016 г.». Затем он же назвал в качестве срока 2017 г. В 2012 г. ISRO официально сообщила о переносе пилотируемого полета на 2020-е гг. Причиной стал финансово-экономический кризис
– правительство предпочло перенаправить средства на решение социальных проблем и на военные нужды. Второй причиной стало то, что теперь Индия собирается реализовать космическую программу самостоятельно, без иностранной поддержки (изначально индийский пилотируемый корабль планировалось разрабатывать с помощью России, на базе «Союза»). Соответственно, переносятся на более поздние сроки и планы индийских пилотируемых миссий на Луну (изначально назначенной на 2020-е гг.) и Марс (2030-е гг.).

Зато Индия не оставила сотрудничества с другими странами, стремящимися попасть в мировой «космический клуб». Так, с ее помощью активно развивает свою космическую программу Алжир. Запуски собственных спутников эта страна планирует с национального полигона Hammaguir, расположенного в ее юго-западной части. В 1952–1967 гг. этот полигон уже был центром испытаний космических ракет – но Франции. Именно с него в 1965 г. был запущен первый французский спутник Asterix, однако уже в 1967 г. объект передали Алжиру.

Цели национальной космической программы Алжира куда менее амбициозные, нежели у Нигерии с ее космонавтами. Ее главная цель на период до 2020 г. – поставить космические технологии на службу социально-экономического развития страны. До 2017 г. с этой целью планируется запустить 10 спутников, создать собственную инфраструктуру для управления космическими аппаратами и наладить подготовку национальных кадров для космической отрасли. Кстати, первый алжирский спутник ALSAT-1 был запущен с российского Плесецка, но уже ALSAT-2 полетел с индийского космодрома.

Беларусь и Украина

22 июля 2012 г. Республика Беларусь с космодрома Байконур (Казахстан) успешно запустила собственный космический аппарат, став тем самым полноправной космической державой. Напомним, что первый запуск был неудачным по вине российских специалистов – и самый первый белорусский спутник погиб, так и не достигнув орбиты.

Для экономики небольшой республики это было ощутимым ударом, и была опасность, что союзной государство предпочтет космическое сотрудничество с Китаем, экономические отношения с которым оно также активно выстраивает. Однако, поскольку вся национальная космическая программа изначально завязана на Россию, руководство республики предпочло пойти на повторный запуск с помощью российской ракеты-носителя. Он оказался удачным.
Благодаря запуску своего собственного спутника, Республика Беларусь создает самостоятельную систему дистанционного зондирования Земли, чтобы сэкономить на услугах других государств по вопросам получения и обработки космической информации. Вся целевая аппаратура на спутнике – белорусская, изготовлена ОАО «Пеленг». Срок активного существования первого белорусского космического аппарата – пять лет.

Белорусский спутник позволяет получать черно-белые снимки с максимальным разрешением в 2,1 м и цветные – в 10,5 м. Космическая информация востребована в лесном хозяйстве, Министерстве по чрезвычайным ситуациям, Министерстве сельского хозяйства и продовольствия, а также Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды. С помощью собственного спутника Беларусь не только покрывает внутренние потребности в космических снимках, но и предлагает их другим странам. Помимо России, интерес к белорусской космической информации проявили, в том числе, Азербайджан и Венесуэла.
В Беларуси сформирована вся необходимая инфраструктура для приема, передачи и обработки космической информации. В состав наземного сегмента белорусской космической системы дистанционного зондирования Земли входят белорусский наземный комплекс управления и наземный комплекс приема, обработки и распространения космической информации. Белорусский наземный комплекс управления объединяет центр управления полетом спутника (ЦУП) и командно-измерительный комплекс. Концепцию белорусской космической системы дистанционного зондирования Земли Национальная академия наук разработала в 2003 г. Таким образом, на реализацию проекта ушло всего 9 лет.

Автору этих строк посчастливилось побывать в белорусском ЦУПе – это небольшой зал, оснащенный компьютерами, совсем не похожий на российский помпезный центр, как будто предназначенный для управления огромным космическим флотом. В этом смысле в белорусской Академии наук «и труба пониже, и дым пожиже» – но для управления единственным спутником хватает и нескольких компьютеров, а по мере увеличения группировки можно национальный ЦУП и расширить.

Что касается Украины, то несмотря на то, что она по факту находится в состоянии войны, предприятия ее ракетно-космической отрасли только в январе–июне 2014 г. увеличили объемы производства продукции на 11,8% по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. – до 1,54 млрд гривен. При этом в общем объеме реализации доля экспорта составила 68,5%. В числе основных торгово-экономических партнеров Украины сегодня – США, страны ЕС, Бразилия и Саудовская Аравия.

Полноценная самостоятельная космическая отрасль народного хозяйства Украины, которая разрабатывает и производит научные и прикладные спутники нескольких видов и ракетоносители, создана еще в 1992 г. В 1999 г. Национальному космическому агентству переданы в подчинение более двух десятков предприятий и организаций, среди которых ГКБ «Южное» и ПО «Южный машиностроительный завод им. А. М. Макарова». Первый запуск собственного спутника («Сич-1») собственной ракетой-носителем («Циклон») Украина произвела 31 августа 1995 г. с российского космодрома Плесецк.

В настоящее время республиканские специалисты проектируют новые национальные спутники, ракету-носитель «Маяк» (в дополнение к уже имеющимся «Зенит», «Циклон» и «Днепр»). Также в стадии проектирования находятся частично многоразовый корабль «Свитязь», создаваемый на базе самолета Ан-225 и ракеты «Зенит», и полностью многоразовый двухступенчатый космолет «Сура». Страна занимает неплохие позиции как по созданию ракетно-космической техники, так и по предоставлению на экспорт пусковых услуг, и обладает развитой наземной инфраструктурой, а также обеспечивает поддержание необходимого уровня национальной космической науки.

Нефритовый заяц на Луне

В декабре 2013 г. китайский космический аппарат «Чанъэ-3» с луноходом «Юйту» («Нефритовый заяц» – в честь мифологического зайца, принадлежащего богине Чанъэ) совершил посадку на Луне. Прилунение произошло в районе кратера Залив радуги (Sinus Iridum). Спутник сел около 21.10 по пекинскому времени (17.10 мск). Таким образом, Китай стал третьей в истории человечества страной, космический аппарат которой совершил мягкую посадку на Луну. Кроме того, это первый спускаемый аппарат, запущенный на Луну в XXI в. Также известны планы КНР высадить на Луну человека – ориентировочно в 2020 г. А затем организовать пилотируемый полет на Марс. К 2050 г. Китай рассчитывает создать на Луне постоянно действующую базу, к этому сроку создается сверхтяжелая ракета-носитель «Великий поход – 9».

Причем в отличие от Индии, Китай действительно близок к осуществлению этих планов – пилотируемые полеты в Космос стали для него обычной реальностью, и в настоящее время активно ведутся работы по созданию национальной модульной орбитальной станции. Китай располагает разнообразными ракетоносителями, вплоть до тяжелых, имеет обширный набор прикладных спутников практически всех видов, включая геостационарные (за 40 лет запущено более ста спутников).

Настораживает то, что космическая программа Китая, несмотря на декларируемый мирный характер, имеет четко выраженный военный кластер. Еще в 2007 г. прошла успешные испытания ракета, способная сбивать объекты на орбите в сотнях километров над поверхностью Земли. В качестве учебной мишени китайцы использовали собственный устаревший метеорологический спутник. Баллистическая ракета сбила его на высоте 864 км. Таким образом, в зоне досягаемости китайских ракет оказались военные спутники связи, а также спутники GPS и ГЛОНАСС, данные с которых используются в высокоточном оружии (к слову, Китай имеет национальную спутниковую систему навигации «Бэйдоу»). Напомним, что до этого испытания баллистических ракет в качестве оружия против спутников производили США, но было это в далеком 1985 г.

Впрочем, другие космические державы могут по этому поводу лишь в очередной раз «выразить обеспокоенность». Тем временем, в 2012 г. Китай произвел изучение с помощью АМС поверхности астероида. А годом ранее запустил свою первую орбитальную станцию и произвел первую стыковку. В 2012 г. состоялся первый пилотируемый полет на национальную орбитальную станцию.

В дополнение к трем действующим космодромам – Цзюцюань, Сичан и Тайюань, Китай строит четвертый – Хайнань. Кроме того, помимо десятков научных и производственных предприятий космической отрасли, Китай имеет третий в мире по численности флот морских кораблей космического слежения и сеть наземных станций, в том числе за пределами своей территории (в Намибии, Кирибати и ряде других стран).

Китай отказался от участия в проекте МКС в пользу собственной орбитальной модульной станции «Тяньгун-3» – запустить ее планируется в 2016 г., полноценно догрузить необходимыми модулями и платформами – к 2020 г. Масса станции составит 60 т, постоянный экипаж – три и более тайконавтов, высота орбиты – 340–450 км. В настоящее время для снабжения станции создается автоматический грузовой корабль. Также Китай разрабатывает перспективные многоразовые транспортные космические системы нового поколения. Так, уже проходит атмосферные испытания прототип космоплана «Шэньлун».

Что всему этому может противопоставить российская наука? В первую очередь – новые разработки и инновации. Старым багажом в космос уже не пробиться. Действительно, поднявшая первого тайконавта ракета-носитель «Великий поход» подозрительно похожа на советскую УР-200 образца 1963 г. А пилотируемый корабль «Шеньчжоу» настолько похож на «Союз-ТМ», что четверо сотрудников российской компании «ЦНИИМАШ-Экспорт» (включая бывшего гендиректора) были осуждены на сроки от 5 до 11 лет за незаконную продажу китайской стороне секретных технологий.

Китай и не скрывает, что для полноценного прорыва в космос ему все еще не хватает собственного научно-технического потенциала. Именно этим эксперты и объясняют его сотрудничество с другими странами «космического третьего эшелона»: технологии всегда легче и собирать, и разрабатывать самостоятельно сообща. Так или иначе, но во многом именно благодаря этому процессу человечество продолжает штурм космоса.

Виктор Николаев

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Партнеры