Директор ФСВТС_ Дмитрий Шугаев_цитата_ч-б

Дмитрий Шугаев: В сфере ВТС Россия действует строго в рамках закона и своих международных обязательств. В этом смысле мы комфортный и надежный партнер

БРИКС – мирная атака на США начинается с доллара

Отношения США и Китая перешли на новую стадию. Они серьезно ухудшились на фоне территориальных споров вокруг акватории Южно-Китайского моря. При этом старт громких взаимных обвинений сотрудниками МИД обеих сторон был вопросом времени. То есть, не начнись территориальный конфликт, Вашингтон изобрел бы другой повод для претензий.

Больше чем клуб по интересам

Мир из монополярного превращается в многополярный, и США все чаще для сдерживания этого процесса пытаются прибегать к разным форматам угроз. Но одним из результатов такой политики оказывается усиление экономических связей с перспективой на стратегическое сотрудничество между другими растущими центрами силы. Например, в рамках «политического клуба» БРИКС.

В силу разных причин Китаю в этой структуре достаются лидерские позиции. Например, потому что из-за неблагоприятной экономической обстановки (в том числе и из-за организованного Вашингтоном давления Запада) Россия пока вынуждена сконцентрироваться на решении внутренних проблем.

Китай же сегодня испытывает замедление темпов роста ВВП. «Китай находится под давлением сразу трех процессов: ухудшения ситуации с трудовыми ресурсами, необходимости корректировать инвестиционный перекос в росте и не слишком благоприятной конъюнктуры спроса на его экспорт, – уточнил в ходе конференции ФИНАМ руководитель группы исследований мировой экономики ЦМАКП Александр Апокин. – Поэтому замедление роста неизбежно, без инвестиционной компоненты рост уже сейчас не превышает 5,5%».

Соответственно, Пекин все большее внимание уделяет внешним инвестициям как источнику высоких будущих доходов. Логично, что приоритетным направлением инвестирования оказываются пространства БРИКС. Так, по итогам минувшего года Пекин вышел на третье место в мире по объему инвестиций в иностранные проекты.

Дорожные карты

В Бразилии китайские деньги станут участвовать в строительстве железной дороги, которая соединит атлантическое и тихоокеанское побережья Бразилии и Перу. «Новая дорога в Азию» обойдется в 30 млрд долларов.

А в мае Бразилия и Китай подписали соглашение о создании совместного фонда на сумму более 50 млрд долларов. Инвестиции, кроме прочего, будут направлены в сферы электроэнергетики, горнодобывающей промышленности и близкое к сегменту ОПК авиастроение. В целом в настоящее время Китай планирует инвестировать в регион около 250 млрд долларов в ближайшие десять лет.

Также в мае подписан договор об экономическом сотрудничестве на сумму более 22 млрд долларов между Пекином и Дели. Соглашения предусматривают двустороннее сотрудничество в энергетике, создании индустриальных парков, сталелитейной сфере и финансовой логистике. То есть, это сферы, также сопряженные с вопросами обороны.

Кстати, сотрудничество с Индией представляет для участников БРИКС, и прежде всего для России, особый интерес. Индия оперативно набирает популярность среди инвесторов, поскольку темпы роста ее экономики в ближайшие годы обещают стать выше, чем темпы роста экономики Китая. «Индийская экономика все более активно приобретает статус наиболее динамично растущей в мире», – отмечает профессор кафедры фондового рынка и рынка инвестиций ГУ ВШЭ Александр Абрамов. Появляются даже прогнозы, что на горизонте в 10–15 лет Индия экономически догонит Китай.

Китай будет как шелковый

Таким образом, в перспективе Россия получит в параллель Китаю равноправного партнера, возможно, в главном экономическом проекте евразийского пространства на ближайшие десятилетия – «новом Шелковом пути».

Напомним, по итогам майской встречи между китайской и российской делегациями в Москве были заключены десятки соглашений, которые затрагивают энергетическую, золотодобывающую, судостроительную, высокотехнологическую и транспортную отрасли. Надо ли уточнять, что часть отраслей если и не связаны с ОПК напрямую, то являются смежными.

Но, как подчеркивают эксперты, с точки зрения главы КНР Си Цзиньпина, в ходе майского визита самым важным документом стало совместное заявление РФ и КНР о сопряжении строительства Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Экономического пояса Шелкового пути.

В нынешней версии транзитный коридор «Великий Шелковый путь – 2» предполагается создавать на территории стран ЕАЭС. Он пройдет через Казахстан и Россию, возможно, через Белоруссию. «Концепция нового Шелкового пути – это контуры долгосрочной международной политики Китая и его сотрудничества в регионах Азия – Европа – Африка, – констатирует главный эксперт Центра экономического прогнозирования «Газпромбанка» Егор Сусин. – Она предполагает большую свободу движения капиталов и товаров, улучшение инфраструктуры, развитие финансовой инфраструктуры».

«Учитывая огромный интерес и в Европе к расширению экономического взаимодействия, результаты могут быть очень интересными, но нужно понимать, что это очень долгосрочная перспектива», – подытоживает Егор Сусин.

Как уточняет Александр Апокин, горизонт у этого проекта не меньше чем на 2035 год. «Несколько лет назад еще предполагалось, что путь пройдет по странам Средней Азии, не затрагивая Россию. У реализации этого проекта колоссальные геополитические риски, и его контуры могут быстро поменяться до неузнаваемости», – добавляет он.

Но в любом случае создание данного коридора на всех временных отрезках будет укреплять взаимодействие в главном треугольнике внутри БРИКС – «Россия – Китай – Индия».

Со своей стороны директор Центра стратегических исследований Китая Российского университета дружбы народов Алексей Маслов напоминает, что идею треугольника выдвигал еще Евгений Примаков в конце 1990-х. Но тогда считалось, что Россия будет играть в триумвирате ведущую роль.

Денежный вопрос

Впрочем, уступив первую роль, наша страна в данной ситуации не теряет, а выигрывает. Уточним, одной из причин объединения стран в БРИКС стало нежелание мировых финансовых институтов реформироваться в рамках растущей многополярности.

Разговор о реформах ведется далеко не первый год, но до сих пор не ратифицировано даже достаточно скромное перераспределение квот в МВФ и Всемирном банке (ВБ) в пользу развивающихся стран из-за противодействия Конгресса США. В итоге движение ресурсов МВФ и ВБ определяется политическими приоритетами развитых стран, а остальные вынуждены формировать собственные региональные институты финансовой стабильности.

«Этой теме несколько лет, – говорит руководитель отдела информации и анализа мировых рынков ИК “ФИНАМ” Михаил Аристакесян. – Никаких реформ проведено не было, поэтому Китай и страны БРИКС стали создавать альтернативные институты».

То есть, достигнутый в рамках «клуба» уровень партнерства позволил перейти к следующему этапу в отношениях.

Так, в октябре минувшего года открылся Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Параллельно создается свой Банк развития внутри БРИКС.

А в начале мая нынешнего года президент России Владимир Путин ратифицировал договор о создании пула валютных резервов стран БРИКС в размере 100 млрд долларов. Китай внесет из них 41 млрд, Россия, Бразилия и Индия – по 18 млрд. Взнос ЮАР составит 5 млрд долларов. Как уточняется, «документ предусматривает учреждение самоуправляемого пула условных валютных резервов в целях противодействия возможному давлению на платежные балансы стран БРИКС и оказания взаимной поддержки».

Напомним, именно такое давление рубль испытал в конце декабря минувшего года.

Проще говоря, стартовало создание альтернативы ныне властвующим на мировом финансовом рынке резервным валютам. И новость об этом привела многих западных финансистов в панику.

Дедолларизация мира – на старт!

Кроме прочего, этот шаг стимулировал появление в российских СМИ публикаций о близком закате эры доллара. Наиболее тенденциозные публикации можно было бы объединить под единым заголовком: «Доллару осталось жить не дольше, чем человеку, больному раком в третьей стадии».

Впрочем, чрезмерный оптимизм сродни самообману. Эксперты, напрямую работающие с рынком валют, не спешат поддерживать голословный энтузиазм.

«Ратификация подобного договора с внешними партнерами в условиях западных санкций для России носит исключительно политический характер и не представляет собой особых экономических выгод ни по объему, ни по механизму предоставляемой помощи из средств пула», – констатирует старший аналитик ИК «Велес Капитал» Юрий Кравченко.

Со своей стороны аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ» Антон Сороко чуть более оптимистичен. «Конкуренция с МВФ – отдаленная, но весьма вероятная цель, к которой данный банк будет постепенно идти, так как это выгодно его создателям, – рассуждает эксперт. – Вполне возможно, что в результате мы увидим формирование многополярного наднационального пространства финансовых структур, ответственных за процессы глобального экономического роста. Но это, безусловно, вопрос не одного десятка лет, поскольку на текущий момент система сильно перекошена в сторону доминирования экономической модели и интересов Соединенных Штатов».

То есть мир, и в частности страны БРИКС выдвинулись лишь на первый рубеж дедолларизации. На этом пути всех активных участников процесса ждут разнообразные рогатки, не позволяющие загодя гарантировать ожидаемый выигрыш. Тем не менее, старт данного процесса априори будет служить дальнейшему сближению участников «политического клуба» БРИКС.

И, уточним в рамках специфики нашего издания, к интеграции военных доктрин и производственных ресурсов ОПК наших стран.

Сергей Чебоксаров

Партнеры