Новый оборонный заказ. Стратегии
Новый оборонный заказ. Стратегии
РУС |  ENG
Новый оборонный заказ. Стратегии

Атомная новость

Американский регулятор по вопросам атомной энергетики The U.S. Nuclear Regulatory Commission сертифицировал первый американский малый модульный реактор (мини-АЭС мощностью 50 МВт), разработанный компанией NuScale Power. Малые модульные реакторы — это современные ядерные реакторы мощностью до 300 МВт (эл.), что составляет примерно 30-35% от генерирующей мощности традиционных ядерных энергетических реакторов.

Малые модульные реакторы (ММР) являются:

  • Малыми – ММР в несколько раз меньше традиционных ядерных энергетических реакторов;
  • Модульными – что позволяет собирать системы и компоненты на заводе и перевозить их единым блоком на место установки;
  • Реакторами – в них используется ядерный синтез для выделения тепла с целью получения энергии.

Преимущества ММР связаны с их конструкцией: учитывая малые размеры, их можно размещать в местах, не подходящих для крупных атомных электростанций. Сборные блоки ММР можно изготовить заранее, а затем привезти и установить на площадке, что делает их строительство более доступным по сравнению с реакторами большой мощности, которые часто проектируются специально для конкретного места, что долго и дорого, а, соответственно, не для всех доступно и не всегда возможно.

Американские власти долго шли к этой точке, и основные дискуссии шли по вопросам безопасности и воздействии ММР на окружающую среду. Положительное решение регулятора означает, что малые реакторы не менее безопасны, чем большие.

В отличие от России, где государство (в лице госкорпорации «Росатом») само проектирует, строит, сертифицирует и эксплуатирует любые атомные реакторы, в Америке такое невозможно. Тот, кто проектирует, понимает, что регулятор будет жестко контролировать все параметры безопасности; тот, кто строит, занимается бизнесом, а не благотворительностью, строить себе в убыток не будет (возможно, это допустимо на первом этапе, как рекламные расходы, но не в долгосрочной перспективе); тот, кто эксплуатирует, не будет покупать, если мини-АЭС не принесёт прибыли.

С 2020 года в России в чукотском порту Певек стоит баржа «Академик Ломоносов» с размещенной на ней атомной энергетической установкой, которую, в принципе, можно рассматривать в качестве ММР.  Принципиальная разница между проектом NuScalе Power и «Академиком Ломоносовым» состоит в том, что проект «Ломоносов» можно тиражировать только в том случае, если у вас имеется город у моря (реки, впадающей в море), в порту которого можно разместить эту баржу. Американский проект представляет из себя набор конструкций и оборудования, который можно разместить в любой точке (включая морское побережье).

Сегодня нельзя говорить о том, что проект NuScalе Power является экономически эффективным – это может быть подтверждено только после того, как контракты будут подписаны, реализованы, и пройдет еще несколько лет, что позволит получить адекватную информацию. Столь же очевидно, что про экономическую эффективность «Академика Ломоносова» мы ничего не узнаем, хотя в 2007 году при обсуждении на заседании российского правительства программы строительства плавучих АЭС (ПАТЭС) (тогда) министр экономики Герман Греф выразил сомнение в окупаемости затрат на сооружение таких АЭС: «Стоимость одного киловатта установленной мощности плавучей атомной станции – $7200. Это никогда не окупится. Это в семь раз выше, чем в теплогенерации».

В свою очередь, будучи еще главой «Росатома», Сергей Кириенко заявил, что станции, которые будут строиться не за счет бюджета, а за счет инвесторов, должны окупаться в течение десяти лет: «Базовые условия – чтобы окупаемость ПАТЭС, с учетом тарифов в точках, где они размещаются, укладывалась в десять лет, и могу сказать, что ни одна плавучая атомная станция, не укладывающаяся в это требование, не будет строиться».

Греф предложил построить первую ПАТЭС и посмотреть ее себестоимость для серийного строительства, а не утверждать всю программу целиком: «А то сейчас мы включили [в инвестпрограмму Росэнергоатома – прим.НОЗС] серию (ПАТЭС) по каким-то космическим ценам. У нас нет пока первой энергостанции, мы не понимаем экономику».

Однако Кириенко настаивал на серийном строительстве станций, поскольку это позволит снизить их стоимость на 30-40%.

Решение о строительстве ПАТЭС на базе «Академика Ломоносова» было горячо поддержано (тогда) первым вице-премьером Сергеем Ивановым, который заявил, что после запуска ПАТЭС (проект предусматривал её размещение в порту «Севмаша» в Северодвинске) тариф для всех частей Минобороны и «Севмаша» понизится в три раза.

«Это маловероятно, я в эти цифры не верю, но это может быть так. То, что я сейчас вижу – для того, чтобы ее окупить, надо тариф в три раза поднять», – заявлял в свою очередь Греф.

Проект предусматривал запуск первой российской ПАТЭС в 2010 году, однако, его реализация задержалась больше чем на 10 лет.

Сертификация первого ММР в США является шагом, который открывает возможность продвижения по пути практического строительства и эксплуатации таких малых реакторов. Сегодня у NuScalе Power есть 12 соглашений о постройке ММР в разных странах.

 

Сергей Алексашенко*

«НОЗС»

* Минюст признал иноагентом