CAATSA и COVID-19. Экспорт авиатехники в 2018–2020 годах

Экспорт продукции военного назначения из России вот уже несколько лет уверенно держится на уровне 15 млрд долларов. Портфель заказов, который в среднем составляет 50–55 млрд, стабильно пополняется новыми контрактами, что обеспечивает российский ОПК загрузкой на ближайшие годы. Это особенно актуально в обстоятельствах, когда объемы ГОЗ снижаются в связи с плановой модернизацией и перевооружением армии.

Вместе с тем, условия, в которых Россия реализует военно-техническое сотрудничество, далеки от комфортных: санкционная политика США и пандемия коронавируса нового типа оказали негативное влияние не только на нашу страну, но и на партнеров по ВТС. Выходит, что успешных результатов по линии оружейного экспорта Москва добивается скорее не «благодаря», а «вопреки».

Конъюнктуру мирового рынка вооружений для России уже давно нельзя назвать благоприятной. События 2014 года – вхождение Крыма в состав РФ и начало военных действий на Украине – повлекли за собой введение против России пакета санкций, которые затронули и сектор ОПК. Сложившиеся цепочки кооперации с западными странами и Украиной оказались нарушены, и Россия была вынуждена перейти к ускоренному импортозамещению комплектующих.

Новый этап санкций, уже не имеющий прямого отношения к событиям 2014 года, связан с принятием США закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act, CAATSA). Документ, вступивший в силу в январе 2018 года, не только запретил американским компаниям заключать соглашения о сотрудничестве с российскими компаниями из «черного списка», но и распространил этот запрет на третьи страны. Изменились и формы конкуренции – все чаще на первый план стала выступать не здоровая рыночная конкуренция, основанная на соотношении цены и качества продукции, а политические интересы участников рынка.

Новым «сюрпризом» для России и всего мира стала пандемия коронавируса, когда власти КНР сообщили о вспышке неизвестной пневмонии в городе Ухань. В январе 2020 года мир с тревогой наблюдал за развитием ситуации в провинции Хубэй, а уже спустя два месяца ВОЗ объявила вспышку новой инфекции пандемией. 

Все эти факторы стали серьезными барьерами для нормального функционирования рынка вооружений.

 

С точки зрения объемов, санкции на экспорт российского вооружения не повлияли, наоборот, мы растем. Тем более что с западными странами у нас нет военно-технического сотрудничества, за исключением каких-то стран, которые продолжают эксплуатировать нашу технику, и мы обслуживаем ее качественно, корректно поставляем запчасти. Но в отношении логистики и взаимодействия влияние чувствуется. Страны стараются не анонсировать и не демонстрировать что-то лишний раз, чтобы не создавать себе проблем на перспективу. Да и мы стремимся никому не создавать проблем относительно этого аспекта сотрудничества

Денис Мантуров,
министр промышленности и торговли РФ

 

В мировом рейтинге экспортеров вооружения и военной техники Россия занимает вторую строчку. В структуре российского экспорта большая часть поставок приходится на авиацию, из года в год этот показатель меняется, но в среднем он составляет 50%. Экспорт авиации в 2018–2020 годах содержит яркие примеры, иллюстрирующие как влияние негативных факторов, так и то, как система ВТС России с ними справляется.

Важно иметь в виду, что ВТС по авиационной тематике – это не только поставка готовых продуктов в виде самолетов и вертолетов. Это также поставка двигателей, продукции агрегато- и приборостроения, запчастей, тренажеров, авиационных средств поражения, иного имущества для ВВС, обучение персонала, создание совместных предприятий и локализация производства, а также послепродажное обслуживание: сервисное обслуживание, ремонт и модернизация. Мы рассмотрим подробнее один из сегментов – экспорт авиатехники в 2018–2020 годах.

 

2018: год под знаком CAATSA

Новый санкционный закон США вступил в силу в январе 2018 года. Основной удар эта мера нанесла коммерческой стороне ВТС. В первую очередь, это выразилось в задержке платежей по уже заключенным контрактам. Известно, что по контрактным обязательствам 2018 года ряд стран смогли рассчитаться с Россией только в 2020 году. Любопытно, что под действие закона попали и сделки с Китаем, заключенные существенно раньше принятия закона: это контракты на поставку ЗРК С-400 «Триумф» от 2014 года и истребителей Су-35 от 2015 года, переговоры по которым начались еще в 2010–2011 годах.

Еще одна сложность – политическое давление на страны, заинтересованные в ВТС с Россией. Так, до сих пор не реализован заключенный в 2018 году контракт с Индонезией на поставку 11 Су-35 на сумму около 1,1 млрд долларов (половину из этой суммы предполагалось закрыть встречными поставками). Аргентина отложила покупку 15 истребителей МиГ-29, Мексика – закупки по вертолетной тематике. Не раскрываются данные по контракту на поставку 24 истребителей Су-35 на сумму порядка 2,5 млрд долларов в Египет, подписанному, предположительно, в 2018 году. И со стороны ФСВТС, и со стороны Египта заключение контракта отрицали, отмечали, что речь идет только о переговорах.

 

Для нас из-за санкций с точки зрения расчетов был весьма сложным 2018 год. Мы предприняли все усилия по нейтрализации этой проблемы и при этом сохранили приоритет для наших заказчиков по срокам отгрузки продукции, таким образом, чтобы негативное воздействие санкций не перекладывать на партнеров

Дмитрий Шугаев, директор ФСВТС

 

В целом 2018 год стал самым успешным в современной истории ВТС России. По авиационной тематике было реализовано продукции на 6 млрд долларов. Из установленных поставок авиатехники в этот объем вошли поставки Китаю трех транспортных вертолетов Ми-171 и четырех Ми-171Е, двух пожарно-спасательных вертолетов Ка-32А11ВС. Также завершена поставка последних четырех истребителей Су-35 по контракту 2015 года – Китай стал первым зарубежным заказчиком этих машин, причем не исключается поставка дополнительной партии.

В Иорданию переданы два из четырех тяжелых транспортных вертолетов Ми-26Т2 по контракту 2016 года, один из которых исполнен в камуфляжной, а другой – в темно-серой окраске. Нигерия получила еще два ударных вертолета Ми-35М (к поставленным ранее). В Экваториальную Гвинею были отправлены два Ми-172 в VIP и пассажирской комплектации. Продолжились поставки в Египет многоцелевых истребителей МиГ-29М/М2 и разведывательно-ударных вертолетов Ка-52 (Египет выступает первым экспортным заказчиком этих машин). Реализованы контракты с Турцией на поставку трех Ка-32А11BC и с Таиландом – на две такие же машины. Также в Таиланд поставлены два Ми-17В-5.

В части обслуживания техники – в Чехии велись работы по поддержанию летной годности вертолетного парка, для Индии были отремонтированы шесть Ми-17-1В и закончена модернизация 63 единиц МиГ-29 до уровня UPG, для Лаоса отремонтированы четыре Ми-17. По некоторым подсчетам, доля авиации в общем экспорте могла снизиться до 40% в связи с увеличением продаж систем ПВО в структуре экспорта до 30%. Но все равно наиболее значительный объем экспорта пришелся именно на авиацию.

Был реализован и маркетинговый компонент. Несмотря на то, что Россия фактически не приняла участия в одном из крупнейших международных авиасалонов Фарнборо (в связи с тем, что на выставке 2014 года большинство российских делегатов не получили визы, а в 2018 году организаторы запретили России демонстрировать на выставке военную продукцию), после AirShow China российские Ми-171А2 и «Ансат» совершили демотур по странам Юго-Восточной Азии. Путь длиною в 5000 км через Вьетнам, Камбоджу, Таиланд и Малайзию принес России «мягкие» заказы на поставку 70 машин общей стоимостью порядка 500 млн долларов.

Пополнился и портфель заказов: помимо Египта и Индонезии, контракты были подписаны с Мьянмой – на поставку шести многоцелевых истребителей Су-30СМЭ (оценивается примерно в 400 млн долларов), с Казахстаном – на поставку восьми многоцелевых истребителей Су-30СМ и четырех ударных вертолетов Ми-35М. Узбекистан законтрактовал 10 (12) таких же вертолетов, с Бангладеш подписан контракт на два транспортных Ми-171Е. В целом в 2018 году портфель заказов вырос практически на 10 млрд долларов и достиг показателя в 55 млрд. Немалый вклад в этот рост внесла авиационная тематика.

 

2019: ответ на вызовы CAATSA

В 2019 году частично удалось найти ответы на вызовы CAATSA. В расчетах Россия отказалась от использования системы SWIFT и перешла к использованию ее российского аналога – системе передачи финансовых сообщений (СПФС). Также произошел отказ от расчета в долларах в пользу национальных валют. Что, с одной стороны, вызвало рост экспортных цен на российскую ПВН на 2–3%, а с другой – позволило не допустить срыва поставок и обеспечить своевременное получение денежных средств от заказчиков. Кроме того, были внесены изменения в Указ президента №1062, затрагивающий вопросы ВТС с иностранными государствами: поправки упростили порядок принятия решений о реэкспорте или передаче третьим странам ПВН. Это можно расценивать как правовой маневр для упрощения поставок военной продукции заказчикам через третьи страны, но о конкретных случаях использования такого механизма пока неизвестно.

Укреплению позиций на рынке вооружений способствовали проведенные мероприятия в сфере охраны интеллектуальной собственности: «Рособоронэкспорт» и холдинг «Вертолеты России» заключили соглашение по вопросам правовой охраны и коммерческого использования РИД в процессе ВТС. Проведена работа по выявлению нарушений в этой сфере: установлено, что Украина модернизировала МиГ-29 ряда стран, не имея актуальной технической документации (впоследствии эти страны обратились к России с запросом на ремонт «модернизированной» техники). Также обнаружилось, что Словакия, не имея лицензии и без участия российских специалистов, ремонтировала афганские вертолеты Ми-17В-5. Россия заблаговременно сняла с себя ответственность за проведение такого рода работ, идущих в нарушение российского законодательства.

В целом по объему отгрузок и контрактации 2019 год тоже продемонстрировал стабильность. Есть данные по следующим поставкам: Армения получила четыре истребителя Су-30СМ (имеется опцион на восемь единиц, но неизвестно, будет ли он реализован), такое же количество Су-30СМ получила Беларусь, а еще – очередную партию УБС Як-130. Лаос получил четыре из 10 законтрактованных Як-130, шесть таких же машин получила Мьянма. В Казахстан осуществлена первая экспортная поставка транспортного Ми-171А2 (хотя первый экспортный контракт на поставку Ми-171А2 был заключен с Индией в 2017 году), в Египет доставлена очередная партия Ка-52, в Сербию отправлены сразу два типа вертолетов: семь ударных Ми-35 и три транспортных Ми-17.

В виде военно-технической помощи Киргизия получила Ми-8МТ, а Монголия – МиГ-29, вероятно, из наличия Минобороны. Завершены поставки в Анголу улучшенных Су-30К по контракту 2013 года, ранее эти самолеты эксплуатировались в Индии, после чего Россия вернула их по схеме «трейд-ин», и самолеты перед поставкой прошли модернизацию на белорусском 558-м АРЗ. Завершены поставки в Иорданию Ми-26Т2 – в 2019 году были поставлены две завершающие единицы. Для Нигерии изготовлены оставшиеся единицы Ми-35. Узбекистан получил первую партию – четыре единицы – Ми-35М. Также был произведен ремонт хорватских Ми-171Ш (по тендеру 2016 года), и осуществлена модернизация перуанских Су-25.

 

Сегодня российские разработчики и производители вертолетной техники уверенно обеспечивают потребности отечественных структур и иностранных заказчиков, в том числе по линии военно-технического сотрудничества. Только за последние 10 лет «Рособоронэкспорт» предложил и успешно поставил более чем в 35 стран свыше 850 вертолетов на сумму порядка 20 млрд долларов

Александр Михеев,
генеральный директор АО «Рособоронэкспорт»

 

Портфель заказов показал хороший прирост. Вьетнам законтрактовал 12 УБС Як-130 общей стоимостью около 350 млн долларов. Сообщалось о подписании с Нигерией по итогам Форума «Россия – Африка» дополнительного контракта на поставку 12 Ми-35: все вертолеты по предыдущему контракту изготовлены, ожидается оплата последних единиц, после чего техника будет отгружена. С Эритреей подписан контракт на поставку двух «Ансатов» в военной комплектации для перевозки личного состава – это первый контракт после снятия санкций с Эритреи. С Казахстаном подписан контракт на крупноузловую сборку в стране вертолетов Ми-8АМТ/Ми-171 и поставку 17 вертолетокомплектов в 2020–2022 годах, всего к 2025 году планируется передать 45 вертолетокомплектов для сборки.

С Малайзией и Швецией подписаны дилерские соглашения на поставку легких вертолетов VRT500 – пять и 10 единиц соответственно, начало поставок ожидается в 2023 году. Со Словакией согласовано продление эксплуатации парка МиГ-29. С Алжиром подписаны контракты на поставку 14 МиГ-29М/М2 и 16 Су-30МКИ(А) общей стоимостью около 1,8 млрд долларов.

В ходе отраслевых выставочных мероприятий впервые на Dubai Airshow был представлен многоцелевой вертолет Ми-38, а также заключен первый экспортный контракт на поставку. В рамках МАКС-2019 с компаниями Новой Зеландии и Кипра были достигнуты договоренности о продвижении на мировом рынке самолетов-амфибий Бе-200 и Бе-103 российского производства. На авиасалоне Paris Airshow Россия впервые за шесть лет представила летающие образцы Бе-200 и «Ансата».

В годовом отчете холдинга «Вертолеты России» за 2019 год сообщалось о заключении девяти экспортных контрактов на поставку военных вертолетов общей стоимостью 1,5 млрд долларов (или 110 млрд рублей). Также в холдинге сообщили, что с Китаем законтрактовано 120 вертолетов, из них 18 боевых: 68 Ми-171, 18 Ми-171Ш, 14 Ми-171 с двигателем ВК-2500, 21 «Ансат». В годовом отчете ГК «Ростех» сообщалось, что вклад авиационного комплекса в экспортные поставки составил 64%. Напомним, общий оружейный экспорт из России в 2019 году составил порядка 15 млрд долларов, а портфель заказов превысил показатель в 55 млрд.

 

2020: новые испытания… и новые решения

Пандемия коронавируса COVID-19 и связанные с ней ограничения усложнили многие процессы на рынке вооружений – для всех его игроков. Во-первых, возникли сложности с реализацией уже заключенных контрактов – задержки с поставками комплектующих, невозможность отгрузить и принять продукцию, нарушение логистики и ограничения на перемещение специалистов вынудили поставщиков сдвинуть сроки по передаче продукции и оказанию услуг вправо. Во-вторых, остановились и переговорные процессы – плановые сроки запуска проектов и подписания твердых контрактов были также перенесены. В-третьих, практически прекратилась работа по продвижению ПВН. И это не считая того, что в условиях борьбы с пандемией произошло перераспределение бюджетных средств, которое может сказаться на объемах военных закупок и темпах роста рынка вооружений в целом.

В новых непростых обстоятельствах Россия выработала достаточно гибкую линию поведения при выполнении экспортных обязательств. Так, по отдельным типам комплектующих были найдены альтернативные источники поставок, по реализации поставок продукции – проработаны индивидуальные логистические схемы (в случае если сторона заказчика могла обеспечить прием продукции), в обычную практику вошли онлайн-презентации ПВН и онлайн-переговоры, и даже услуги по сервисному обслуживанию поставленной техники в ряде случаев осуществлялись местными специалистами под чутким руководством представителей компании-поставщика по видео-конференцсвязи.

Конъюнктура рынка в целом не улучшилась. Бюро по промышленности и безопасности Минторга США подготовило поправки в действующий порядок экспортного контроля, ужесточающие правила экспорта в Россию, Китай и Венесуэлу товаров, которые могут быть использованы военными или в военных целях. А в Государственном департаменте США объявили о намерении в целом упростить процесс продажи вооружений, чтобы потенциальные покупатели отдавали свой выбор не в пользу российских образцов.

Впрочем, у России с США взаимодействие по военно-технической линии не ведется – поэтому решение Бюро в целом не достигает никаких целей. Кроме того, система экспортного контроля в США довольно строгая, а Россия, выстраивая сотрудничество, не выдвигает политических требований, поэтому за кем после подобных решений Госдепа останутся симпатии импортеров ПВН – вопрос.

Укреплению позиций России на рынке вооружений способствовало совершенствование системы ВТС, продолженное в 2020 году. Наконец, был утвержден План реализации Стратегии ВТС РФ с иностранными государствами на период до 2025 года, в структуре ГК «Ростех» создана «Национальная авиационно-сервисная компания» (НАСК), которая указом президента в апреле 2021 года была определена государственным посредником, обеспечивающим сервисное обслуживание поставляемой на экспорт авиатехники. Уделено внимание устранению излишних бюрократических процедур, повышению эффективности системы послепродажного обслуживания, развитию программ индустриального партнерства.

 

Мировой рынок еще не насытился, скорее, наоборот, эта ниша расширяется, главным образом, вследствие многофункциональности вертолетной техники, которую можно использовать повсеместно по линии силовых и гражданских структур, в первую очередь, в чрезвычайных ситуациях

Александр Михеев,
генеральный директор АО «Рособоронэкспорт»

 

Несмотря на трудности ковидного года, удалось реализовать достаточно большой объем поставок. Казахстан получил четыре боевых вертолета Ми-35М, четыре истребителя Су-30СМ и два вертолетокомплекта Ми-8АМТ, Алжир получил первую партию МиГ-29М/М2, партия МиГ-29 была поставлена в Сирию. В Узбекистан поставлены еще четыре вертолета Ми-35М, Нигерия получила первый модернизированный Ми-171Е, в Эритрею поставлены два «Ансата» по контракту предыдущего года. Первый «Ансат» в медицинской комплектации доставлен в Республику Сербскую (Боснию и Герцеговину).

Мексика получила один «Ансат» – он принадлежит российской компании «РВТ», и в Мексике вертолет два года будет эксплуатировать Craft Aviation Center. Эта компания ранее заявляла о планах приобрести 15 таких вертолетов. Реализован контракт стоимостью 6,2 млн долларов на использование российских Бе-200ЧС для тушения лесных пожаров в Турции, в рамках тестовой эксплуатации для тушения пожаров в Индонезию был направлен Ми-8АМТ. Продолжился ремонт алжирских Су-30МКИ(А) и китайских заправщиков Ил-78. Любопытно, что в годовом отчете «Ростеха» доля авиационной тематики в общей структуре экспорта составила 70%.

Без конкретных итогов состоялся визит делегации Азербайджана на заводы по производству Су-35 и МиГ-35, делегация Филиппин посетила У-УАЗ, где производят Ми-171 – начало поставок этих вертолетов в страну ожидается в 2021 году. Шри-Ланке предложена кредитная линия на закупку, среди прочего, шести Су-30, с Аргентиной предварительно согласован ремонт Ми-171Э, продолжились переговоры по вертолетной тематике с Мексикой и Непалом. С итальянской компаний FEROtech согласовано сотрудничество в продвижении самолетов-амфибий Бе-200. В Южной Корее сертифицирован Ми-171А2 – стоит отметить, что Россия предложила Корее поставки вертолетов в счет погашения госдолга. В Китае сертифицирован «Ансат», что дает возможность осуществить поставки по уже заключенному контракту.

Ограничения, связанные с COVID-19, стали причиной затянувшихся переговоров с Индией о поставке истребителей – 21 МиГ-29 (из наличия Минобороны), 12 Су-30МКИ (в виде машинокомплектов) и шести вертолетов радиолокационного дозора Ка-31, несмотря на то, что летом 2020 года власти Индии сделали запрос на ускоренные поставки этой техники в связи с пограничным конфликтом в Ладакхе. Позднее была одобрена модернизация 59 МиГ-29, Россия представила коммерческие предложения, но контракты еще не реализованы. Продолжаются переговоры по вертолету Ка-226Т. Российской стороной была доработана техническая документация, но к реализации контракта не приступили из-за разногласий по степени локализации.

В 2020 году ожидался визит президента России в Индонезию, где планировалось подписать соглашение о создании в стране производства самолетов Ил-113-300, но визит не состоялся.

Несмотря на эти неудачи, стоит отметить пополнение портфеля заказов. Подписан контракт с Белоруссией на поставку четырех Ми-35М и с Бразилией на ремонт и техобслуживание таких вертолетов, с Арменией заключен контракт на модернизацию четырех Су-25. С Туркменистаном подписан контракт на вертолеты «Ансат» и Ми-17-1В, а также с неназванным заказчиком подписан первый экспортный контракт на десантные вертолеты Ми-38Т, реализация которого запланирована на 2021–2022 годы.

В целом 2020 год, несмотря на новые препятствия, выдался успешным. Конечно, часть поставок были перенесены на 2021 год, интенсивность и результативность переговоров оказалась снижена, но, самое главное, работа не остановилась.

По данным ФСВТС, в 2020 году удалось экспортировать ПВН на сумму более 15 млрд долларов, что составляет 102% от запланированных значений. Отметим, что заявленное опережение плана вызывает большие вопросы у аналитиков, поскольку ряд предприятий ОПК заявляли о переносе поставок. Например, в Концерне «Калашников» на 2021 год перенесены 25% от поставок, запланированных на 2020 год. Портфель заказов за счет заключения новых контрактов остался на уровне выше 50 млрд долларов – это чуть ниже объема портфеля 2018–2019 годов, но в целом сопоставимо. Значит, не таким уж и плохим был минувший год.

 

2021: что год грядущий нам готовит…

Авиационный экспорт в 2018–2020 годах показал устойчивость и стабильность. Поставки выполнялись в срок или с несущественными задержками, новые контракты значительно пополняли портфель заказов, была расширена номенклатура предлагаемых на экспорт образцов и увеличена география поставок. Кроме того, ряд экспортных образцов имеют опыт участия в реальных боевых действиях, что делает их привлекательными в глазах потенциальных заказчиков. Все это в целом подкрепляет положительный имидж России на мировом рынке вооружений. Особое уважение вызывает то, что Россия стремилась в максимальном объеме выполнять свои обязательства – вопреки санкциям и локдаунам.

 

В первую очередь авиасалон – это платформа, которая выявляет векторы развития. Поэтому в контексте выставки важны не столько контракты, сколько тренды и тенденции, которые она выявляет

Виктор Кладов,
директор по международному сотрудничеству

ГК «Ростех»

 

По основным показателям ВТС – объему поставок, контрактации, портфелю заказов – 2021 год должен быть не хуже трех предыдущих. По меньшей мере, у 2021 года есть фора в виде перенесенных с 2020 года поставок и окончания переговоров по контрактам, заключение которых ожидалось в предыдущем году. Хорошим подспорьем для достижения высоких показателей могут стать отраслевые выставки: в России уже прошли HeliRussia и МВМС, впереди МАКС и «Армия». Помимо того, в 2021 году, в отличие от предыдущего года, запланированы также зарубежные выставочные мероприятия.

Системе ВТС снова и снова предстоит доказывать свою эффективность и способность решать сложные задачи, адаптироваться, чтобы повышать конкурентоспособность, изменяться, чтобы предлагать лучшие решения на мировом рынке вооружений.

 

 

Автор - Олеся Загорская

©«Новый оборонный заказ. Стратегии» 
№ 3 (68), 2021 г., Санкт-Петербург

Партнеры